Согласно данным Росстата, производство мяса в России в 2020 году выросло до 3 млн тонн, что на 11% больше, чем годом ранее. На 8,2% выросло и производство мясопродуктов — 4 млн тонн. Аналитики связывают это с усиленным ростом потребления мяса населением страны в условиях карантина, с наращиванием экспорта и реанимацией ряда перерабатывающих проектов в РФ. 

Итоги отечественного мясного рынка в минувшем году должны радовать как производителей, так и потребителей. По данным Росстата, объем производства остывшего или охлажденного мяса крупного рогатого скота, свинины, баранины, козлятины, конины и оленины в 2020 году в России вырос на 11% по сравнению с показателем за аналогичный период 2019 года и составил 3 млн тонн. Мясных и мясосодержащих полуфабрикатов, охлажденных или замороженных, выпущено 4 млн тонн, что на 8,2% больше, чем годом ранее.

Региональными лидерами по производству мяса и субпродуктов стали Тамбовская (рост на 118%) и Белгородская (106,5%) области, а также Ставропольский край (106%).

В минувшем году на мировом мясном рынке царил термин «пандемия». Из-за карантинных мер, с ней связанных, в одних странах росли цены на импортную продукцию, в других начался ажиотажный спрос на мясо и мясопродукты, третьи значительно увеличили свои объемы производства, пользуясь выгодной конъюнктурой. К числу последних можно отнести и Россию.

Только в Китай мяса птицы и субпродуктов в 2020 году, по данным ФТС РФ, было экспортировано на 314 млн долларов. «Общий потенциал экспорта мяса птицы в республику составляет около 200 тыс. тонн», — считает коммерческий директор Информационно-аналитического агентства ИМИТ Любовь Савкина.

При этом китайский рынок свинины (основной мясной продукт Поднебесной) пока закрыт для российских производителей, хотя в самой КНР свирепствовала эпидемия АЧС, сократившая свиное поголовье на 44% (до 194 млн голов). По информации Министерства сельского хозяйства КНР, импорт свинины за 10 месяцев 2020 года составил 3,62 млн тонн.

Восполнение потерь и выход из карантина должны побудить правительство этой страны к открытию рынка для российской свинины. По расчетам аналитиков, в этом случае только в текущем году объем нашего экспорта свинины в КНР может достигнуть 300 тыс. тонн.

Основными покупателями отечественной свиноводческой продукции являются Вьетнам и Гонконг, на которые приходится 60% от общего объема поставок. 21% идет на Украину и 14% в Беларусь.

Еще одним знаковым потребителем российского мяса стала Саудовская Аравия, по информации Федерального центра «Агроэкспорт» Минсельхоза России, нарастившая поставки свыше 14 тыс. тонн мяса птицы и 1,5 тыс. тонн говядины (в 2019 году — всего 33 тонны).

Кроме поставок сырья, вырос экспорт продукции мясопереработки. По данным ФТС, свыше 30 стран закупали в 2020 году российские колбасы. Большая часть экспорта приходилась на государства СНГ, где лидировали Казахстан с итоговым показателем 33 тыс. тонн (+22%) на сумму 63 млн долларов, Украина с объемом закупок 5,8 тыс. тонн (+54%) на 14 млн долларов и Азербайджан с итоговыми показателями 3,6 тыс. тонн (+43%) и 8,6 млн долларов. На порядок выросли объемы поставок российских колбас в Грузию и Узбекистан. Из стран дальнего зарубежья в прошлом году их импортировали Вьетнам (19 тонн) и Япония (7,3 тонны).

По мнению исполнительного директора Национального союза мясопереработчиков Екатерины Лучкиной, это связано с желанием населения на фоне пандемии COVID-19 и самоизоляции разнообразить свой рацион питания, побаловать себя в условиях невозможности посещать в прежнем объеме рестораны и кафе.


Взмах крыла. Рост потребности в продукции мясопереработки побудил производителей мяса инвестировать в собственные перерабатывающие мощности. По словам независимого эксперта мясного рынка Мушега Мамиконяна, в структуре холдингов, у которых есть свое сырье, сейчас хорошие перспективы развития мясопереработки. «Это достаточно распространенная модель, где успешно могут взаимодействовать сырьевая и перерабатывающая база внутри одной компании, — считает Мушег Мамиконян. — Выгода развития этого направления зависит от стратегии перерабатывающей компании, кроме того, конкуренция на рынке переработанного мяса довольно высокая».

В прошлом году наибольшую активность на рынке переработки показал холдинг «Дамате», продемонстрировавший свой интерес сразу в нескольких российских регионах. В первую очередь дело касается реанимации бывших перерабатывающих активов обанкротившейся компании «Евродон», выращивавшей птицу в Ростовской области. «Дамате» в августе произвела перезапуск производства мяса индейки под брендом «Индюшкин двор» в Октябрьском (сельском) районе Ростовской области, доведя производство мяса до 2,65 млн тонн к началу текущего года.

В Тюменской области «Дамате» планирует строить племенной репродуктор индейки стоимостью 5 млрд рублей. По словам заместителя генерального директора фонда Инвестиционного агентства Тюменской области Александра Боброва, в Исетском районе области будет создано 10 птицеводческих площадок: пять для ремонтного молодняка и пять для родительского стада индейки. Впоследствии на основе репродуктора будет сформирован селекционно-генетический центр.

Молодняк будут поставлять на птицеводческие комплексы холдинга в Пензенской и Ростовской областях.

Кроме того, в «Дамате» собираются наращивать производство и переработку мяса утки другого ростовского актива усопшего «Евродона» — компании «Новые утиные фермы». По информации генерального директора УК «Дамате» Рашида Хайрова, к 1 октября товарное поголовье утки вырастет с 273 тыс. до 1 млн голов. По его данным, проектная мощность восстанавливаемого перерабатывающего комплекса составит 16 тыс. тонн мяса утки в убойном весе в год. До конца текущего года планируется выпустить уже не менее 13 тыс. тонн мяса. «Технические мощности завода по убою и переработке утки позволяют производить более 50 наименований продукции. Ассортиментная линейка включает как целую тушку утки, так и крупнокусковую и мелкокусковую продукцию, разнообразные позиции в маринадах», — пояснил Рашид Хайров.


Собственная мясорубка. Своих рыночных позиций не собираются упускать и другие мясопереработчики, у каждого из которых возникли собственные проблемы в связи с пандемией. «В 2020 году усилились тренды последних лет: значительное сокращение рынка продуктов мясопереработки, рост в сегменте охлажденных, замороженных и высокой степени готовности полуфабрикатов, а также усиление конкуренции со стороны крупных федеральных производителей, — рассказал директор ростовской ГК «Тавр» Александр Ремета. — Ужесточилась ценовая конкуренция. На долю промоакций в России приходится почти две трети всех продаж, рынок приходит к ситуации, когда ретейлеры считают скидки на товары повседневного спроса базовой составляющей ценовой политики. Промоакции остаются одним из самых эффективных маркетинговых инструментов в гонке за покупателем, а цены на товары остаются одним из основных критериев осуществления покупки».

«Мы столкнулись с таким фактором, как невозможность приобретения оборудования и запасных частей к нему, — поделился проблемой Сергей Мамонтов, генеральный директор тюменского агрохолдинга «Юбилейный». — В 2020 году остро встал вопрос о поставках комплектующих на оборудование для мясной переработки, которое производится главным образом в Германии. В России оборудование тоже производят, но запасные части к нему импортные. Мы по-прежнему очень зависимы от иностранных поставщиков, в результате сроки поставки увеличились до 120 дней из-за того, что работа предприятий Европы была парализована. Приходилось изыскивать временные решения в этом направлении».

Эксперты считают, что рост затрат на сырье и импортные комплектующие для оборудования начался еще до 2020 года из-за ослабления курса рубля и введения западных санкций.

«Длительные негативные тренды привели к тому, что в 2017-2018 гг. FMCG-ретейл в России развивался более сдержанными темпами, чем в предыдущие годы, — заметила эксперт в области исследований ретейла агентства M.A. Research Анна Синявская. — Основной причиной послужило падение потребительского спроса, вызванное сокращением реальных доходов населения на фоне роста обязательных платежей, а также степени закредитованности и роста розничных цен на продовольственные и непродовольственные товары и услуги. В прошлом году наметился подъем рынка в результате небольшого роста реальных располагаемых доходов населения и изменения стратегий развития ретейлеров, подразумевающих сокращение открытий новых магазинов и повышение LFL-показателей, консолидации рынка, более активного развития e-grocery. Пандемия коронавируса серьезно повлияла на работу всех сегментов ретейла, дав стимул активному развитию онлайн-продаж и сервисов экспресс-доставки. Несмотря на это, оборот розничной торговли пищевыми продуктами, включая напитки и табачные изделия, рос гораздо медленнее, чем в прошлом году».

Интересно, что в этом году совпали интересы у переработчиков и продавцов. Уже в начале года в прессу просочились данные о том, что ряд ведущих игроков перерабатывающего рынка обратился к ретейлерам с предложением поднять розничные цены на колбасную продукцию. В качестве вынужденной меры переработчики ссылались на почти 50-процентный рост цен на сырье. За 2020 год тушка бройлера подорожала с 87-92 рублей за 1 кг до 134-138 рублей, а свинина со 119 рублей за 1 кг до 134-138 рублей.

У экспертов различные мнения по поводу причин роста цен. Одни называют рост стоимости кормов, другие — взлетевшие цены на специи, оболочку, упаковку и др., третьи — вспышки АЧС.

Впрочем, по данным Национального рейтингового агентства, основные игроки перерабатывающего мясного рынка по итогам 2019 года (свежих данных пока нет) показали хорошую выручку: «Русагро» — 138,1 млрд рублей, «Черкизово» — 120,1 млрд рублей, «Мираторг» — 55,017 млрд рублей, «Агрокомплекс имени Ткачева» — 53,193 млрд рублей при чистой прибыли, значительно превышающей 1,5 млрд рублей. Что составляет хорошую возможность для маневра и вкладывания средств именно в те сегменты, которые будут востребованы «пандемической» конъюнктурой.