По данным Росстата, в минувшем году объем производства основных видов мяса в России остался практически на уровне 2020 года — 15,7 млн тонн скота и птицы, что на 0,3% больше, чем годом ранее (10,3 млн тонн в убойном весе). Почти половина из этого объема приходится на мясо птицы, 37,3%  — на свинину, 15,1% — на говядину. При этом и животноводы, и мясопереработчики жалуются на сложности, связанные с пандемией, болезнями животных, ростом цен на корма, аминокислоты, услуги ЖКХ. Это привело к стагнации рынка и заметному росту цен на продукцию мясопереработки на торговых полках. Выправить ситуацию могут масштабные инвестиции в свиноводство, которые ведущие игроки отрасли уже вложили в свои проекты на территории РФ и которые предполагают рост свинопоголовья в ближайшие годы на 50%.

Пандемическое грузило. По данным информационно-аналитического агентства ИМИТ, в 2021 году общий объем производства мяса составил 10,3 млн тонн в убойном весе, лишь на 0,3% превысив уровень предыдущего года. Заметный рост был отмечен лишь на Юге России — 5,9% (на 54,5 тыс. тонн) и на Дальнем Востоке — на 8,6% (на 16,4 тыс. тонн). Потребление мяса на душу населения составило 77 кг в год (28 кг из них свинина — исторический максимум).
Казалось бы, во второй пандемийный год со всеми его проблемами это не самый худший результат. Однако, учитывая значительные инвестиции в отрасль, от которых ждали серьезного рывка, показатели не особо радужные. К тому же производители и переработчики неожиданно столкнулись с резким ростом цен на кормовые добавки (более 30% в себестоимости 1 кг мяса), витамины и др. А также с решением федеральных властей о стимулировании льготного импорта свинины и говядины по нулевой ставке таможенной пошлины. 

«Совокупность всех проблем, связанных с пандемией, привела к тому, что себестоимость производства живых свиней за последние два года к концу 2021-го выросла минимум на 30%, а в отдельных случаях даже на 40%, — подсчитал генеральный директор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев. — Это, пожалуй, самое неприятное и тяжелое событие для отрасли, ставшее следствием удорожания кормов, ингредиентов, а также логистических проблем. Второе негативное событие — резко усилившиеся проблемы, связанные с распространением АЧС. Мы давно живем с этим заболеванием, и совместными усилиями бизнеса и государства уже выработаны всевозможные меры по предотвращению его распространения. Однако в 2021 году сумма различных факторов привела к тому, что за последние полтора года наши предприятия были вынуждены уничтожить миллион свиней — до этого за 10 лет было уничтожено 2 млн свиней. Потери бизнеса за второе полугодие 2020-го и весь 2021-й можно посчитать: минимальные убытки предприятий при уничтожении 50 тыс. свиней составляют порядка 500 млн рублей. И это только прямые убытки, а есть еще недополученная прибыль от вынужденного простоя».

«Главным вызовом для мясопереработчиков в прошлом году стал беспрецедентный рост себестоимости на всей цепочке производства и движения продукции, — считает Рустам Хафизов, руководитель инновационного аналитического центра Группы «Черкизово». — Мировое повышение цен потянуло за собой рост стоимости логистики, кормов и упаковки. Так, например, упаковочные материалы подорожали на 30-50%, зерно — на 60%, соевый шрот — в 2 раза, лизин, витамины и другие кормокомпоненты — от 20% до 40%». 

Свои коррективы напрямую внесла пандемия, побудившая потребителей закупать продукцию мясопереработки в интернет-магазинах. 
«Наблюдался существенный рост цен на упаковочные материалы, — добавил генеральный директор группы «ПРОДО» Вадим Долгов. — В связи с резким переходом покупок продуктов питания в онлайн поступление упаковочных материалов в частные хозяйства выросло в 4-5 раз, а они пока не привыкли сдавать картон и другие упаковочные материалы на переработку. При этом сократился объем сдачи на переработку картона крупными ретейлерами. Производители упаковочных материалов были вынуждены выпускать свою продукцию из первичного сырья. И в результате стоимость картона в этом году выросла на 20-30%. Это явление характерно для многих стран». 

На рост цен жалуются и производители молочной продукции. «Существенно подорожали основные составляющие себестоимости, в том числе молочной продукции, которые было невозможно компенсировать повышением цены на фермах в случае с сырым молоком и на полке — в случае с готовой продукцией, — заметил глава ассоциации Союзмолоко Артем Белов. — На десятки, а то и сотни процентов выросли цены на корма, минеральные удобрения, оборудование, упаковку, паллеты для транспортировки. При этом цены на молоко-сырье и молочную продукцию поднялись меньше чем на уровень продовольственной инфляции». 
В то же время производители отдают должное активному участию государства в ликвидации негативных последствий этих явлений и помощи участникам отраслевого рынка. 
«Сегодня во всем мире животноводство несет колоссальные убытки от особо опасных болезней животных. В России предприняты все меры по стабилизации ситуации, что позволило не допустить наиболее негативного сценария», — пообещал министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев. 

«Учитывая все сложности, с которыми столкнулись производители продуктов питания в 2021 году, и то беспрецедентно активное участие государства в ценообразовании для снижения негативных последствий для потребителей, отказ государства от административного установления цен на мясо и мясопродукты и ограничений экспорта мяса воспринимается отраслевым сообществом очень позитивно, — считает глава Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. — В результате нам удалось восстановить объемы производства до уровня 2020 года, несмотря на трудности первой половины 2021-го, и поставить рекорд по продажам мяса за рубеж».

Чума как союзник. Тем не менее потеря из-за АЧС порядка миллиона голов свиней в России может быть компенсирована реализацией наиболее значительных инвестпроектов в свиноводстве основных рыночных игроков. Так, холдинг «Мираторг» намерен вложить в строительство своих свинокомплексов около 100 млрд рублей, что должно нарастить поголовье более чем до 4 млн голов, увеличив производство убойного мяса более чем в два раза. Компания «Русагро» вложит 40 млрд в свои три свинокомплекса в Тамбовской области (до 180 тыс. тонн мяса в убойном весе). ГК «ПРОДО» вложит 13 млрд рублей в строительство 10 свинокомплексов, «Агро-Белогорье» инвестирует 10 млрд рублей в предприятия Белгородской области, «Агропромкомлектация» — 15 млрд рублей, томская «Сибагро» — 6,5 млрд рублей и др. 
Председатель правления АО «Сибагро» Андрей Тютюшев заявил, что рост до федерального масштаба и выход на рынок Центральной России означает новый этап развития компании, которая намерена на всех приобретенных предприятиях внедрять инновационные технологии. По итогам 2021 года АО «Сибагро» планировало выпустить 400 тыс. тонн свинины.

Все эти проекты ведущих игроков не одного года реализации, но их успешное завершение должно вполовину нарастить свинопоголовье России в начале текущего десятилетия, даже с учетом болезненных потерь от эпизоотий.
Национальный союз свиноводов прогнозирует, что в текущем году отраслевые игроки поставят рекорд последних 15 лет, увеличив объемы производства более чем на 600 тыс. тонн в живом весе. Рост производства связан в первую очередь со сменой политического вектора России с Запада на Восток и с открытием китайского рынка. «Открытие Китая и других стран Юго-Восточной Азии для российского экспорта свинины становится единственной возможностью смягчить негативные последствия от перенасыщения внутреннего рынка», — заявил Юрий Ковалев. 
Как бы это ни было печально, но в этом случае ситуация с АЧС в Юго-Восточной Азии может стать своего рода союзником для российских производителей. Даже несмотря на то, что в самой России в 2021 году были отмечены 268 вспышек этого заболевания. 
«Африканская чума сильно подорвала популяцию свиней в Китае, на что Пекин в целях сокращения дефицита ответил увеличением импорта. Поголовье восстанавливается, строится ряд масштабных, многоэтажных ферм, однако на фоне сообщений о новой волне АЧС, которая уничтожила примерно четверть поголовья на севере страны, в ближайшие годы повышенный спрос на импортную свинину в Китае будет сохраняться. Поэтому перспективы поставок в Китай для российских производителей в наивысшей степени привлекательны», — считает руководитель Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка Андрей Дальнов. — Ударные темпы развития свиноводства привели к полному импортозамещению. Более того, установленный Доктриной продовольственной безопасности РФ целевой показатель по самообеспеченности мясом — 85% — в сегменте свинины не просто достигнут, а доведен до уровня 110%. Это значит, что производство превышает внутренний спрос. Поэтому главная задача, стоящая перед свиноводческой отраслью в ближайшие годы, заключается в сохранении и повышении рентабельности в условиях перенасыщения рынка. Сейчас рынок свинины в России — это в первую очередь рынок конкуренции за покупателя».

Тот же «Мираторг» заявил о намерении к 2024 году нарастить до 25% экспортную долю в выручке. Президент «Мираторга» Виктор Линник сообщил о том, что за последние 10 лет холдинг инвестировал в сельское хозяйство более 350 млрд рублей.
Руководство группы компаний «Русагро» уже несколько лет рассматривает вопрос о строительстве свиноводческого комплекса в Китае. Под реализацию этого проекта в Гонконге даже создана дочерняя компания холдинга Ros Agro China.
На эти планы как-то предстоит реагировать федеральным властям, которые в срочном порядке озаботились созданием современной системы информационного обеспечения племенного животноводства. 

«Мы в этом году выходим с инициативой по внесению изменений в закон «О племенном животноводстве». Мы знаем, что в прошлом году были поправки, инициированные депутатами Госдумы, но вот сейчас это поправки правительства, сформированные на площадке Минсельхоза. […] Речь идет о том, что перед нами стоит задача в ближайшие годы создать современную систему информационного обеспечения племенного животноводства России», — рассказал директор департамента животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства России Дмитрий Бутусов.

По его мнению, это позволит решить вопросы прозрачности учета животных, применения современных методик оценки животных, создания индексов, по сути формирования прозрачного качественного внутреннего племенного ресурса внутреннего рынка. Кроме того, эта система должна обеспечить переход к более эффективным формам государственной поддержки в племенном животноводстве. Впрочем, по радужным надеждам свиноводов в 2021 году заметный удар нанес дефицит аминокислот и витаминов — важнейших составляющих кормовой базы животноводства. По словам Рустама Хафизова из «Черкизова», отрасль столкнулась с проблемой дефицита аминокислот и витаминов, необходимых для производства кормов. В частности, отмечается дефицит таких аминокислот, как треонин и метионин, а также холин хлорид. Аминокислоты — важный кормокомпонент, и их снижение в рационе питания может привести к существенной потере веса животных (птиц, свиней, крупного рогатого скота), росту себестоимости и уменьшению предложения мяса на рынке. И все же экспортные перспективы — еще один фактор повышения цен на внутреннем рынке. Чем больше отечественные свиноводы будут ориентироваться на безбрежный и привлекательный рынок Юго-Восточной Азии, тем меньше желания у них будет отвечать на требования и запросы отечественного рынка. И в этом случае хороший шанс для развития появляется у птицеводства. 

Равнение на индейку. В связи с масштабной государственной программой поддержки импортозамещения все последние годы у российских птицеводов отмечался значительный рост инвестиций в отрасль и увеличение объемов производства. В прошлом году только 25 ведущих агрохолдингов совокупно произвели 4,6 млн тонн мяса бройлера, фактически закрыв потребности страны в этом виде продукции. 
Но особое внимание уделяется производству мяса индейки, на рынке которой уже несколько лет присутствует нестабильность из-за банкротства крупнейшего в Европе игрока — компании «Евродон». Однако в прошлом году о перезапуске евродоновских активов (индейка и утка) в Ростовской области объявил ведущий рыночный игрок — компания «Дамате». По итогам 2021 года она произвела свыше 200 тыс. тонн индейки в убойном весе (на треть больше, чем в 2020 году) и порядка 15 тыс. тонн продукции из утки, сообщил вице-президент холдинга Андрей Григоращенко. «В течение года «Дамате» объявила о запуске ряда новых проектов и расширении действующих. Мы продолжаем развитие индейководческого направления — начато расширение проекта в Пензенской области, мощность будет увеличена на 30% — до 207 тыс. тонн в год к концу 2023 года. В июле в Пензенской области был запущен крупнейший в Европе завод глубокой переработки индейки мощностью 303 тонны в сутки. 
В Ростовской области продолжается реализация проекта по перезапуску индейководческого комплекса плановой мощностью 85 тыс. тонн в год», — рассказал он. 

В Ростовской области был перезапущен весь производственный цикл крупнейшего в стране комплекса по производству мяса утки (бывшая компания «Донстар», входившая в холдинг «Евродон» до его банкротства).
Кроме того, «Дамате» в сентябре 2021 года начала строительство крупнейшего в России репродуктора индейки второго порядка в Тюменской области мощностью 12 млн яиц в год. Сумма инвестиций в проект составила 5,2 млрд рублей. Запуск репродуктора на территории России позволит значительно снизить зависимость птицеводства от импорта генетического материала и увеличить показатели качества яйца благодаря меньшему сроку хранения и за счет оптимизации логистики.
Решение вопроса по индейке и утке значительно снизит напряженность на «птичьем» рынке и серьезно продвинется в плане импортозамещения этого вида мясной продукции.