«Если мы будем работать с резервами, то никаких ограничений на экспорт не потребуется»

Юрий Паршуков, директор НП «Зерновой союз сельхозпроизводителей Ростовской области».

5 Мая 2016

Яндекс.Дзен Instagram
В 1979 году окончил Азово-Черноморский институт по специальности «инженер-механик». В 1989 году окончил СКАГС. В 1997-2001 гг. — заместитель министра сельского хозяйства Ростовской области, с 2001-го по 2005 г. — гендиректор, вице-президент агросоюза «Юг Руси», с 2005 г. по 2010 г. — исполнительный директор ОАО «Ростовагролизинг», с марта 2010 г. — директор Зернового союза сельхозтоваропроизводителей РО. Кандидат политических наук, заслуженный работник сельского хозяйства. С 2015 года — директор по сельхозпроектам в Региональной корпорации развития РО.

Ужесточение условий
— В феврале 2015 года в России была введена фиксированная пошлина на экспорт зерна пшеницы. Не так давно министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев объявил, что она продержится до сентября этого года. Должен сказать, что за время ее действия со стороны экономики все первоначальные трудности сгладились, и на сегодня цена всех устраивает, но при этом пошлина оказывает большое моральное давление на селян. Аграриям не понятны причины введения ограничений на экспорт в то время, когда они регулярно реализуют все произведенное зерно. Тем более это не понятно в свете того, что в России ежегодно остаются весомые объемы переходящих и остаточных запасов. В последние три года наша страна показывает стабильный результат конечного запаса зерна до 15 млн тонн. При этом надо учитывать, что основная часть этого зерна приходится на южные территории. Таким образом, мы с легкостью можем экспортировать более 30 млн тонн зерна ежегодно.
Введение экспортных пошлин отразилось на производителях зерна, удаленных от портов. Им и раньше приходилось непросто: отсутствие субсидий на короткие расстояния со стороны железнодорожного транспорта, ужесточение правил автомобильных перевозок — введение ограничений на ось, приведших к сокращению объемов груза на одну машину в полтора раза. Учитывая, что деньги зернопроизводителям нужны в короткий период после уборки, пошлины значительно усложнили ситуацию.

Решение задачи
— Для отказа от экспортной пошлины я вижу несколько вариантов решения задачи. Во-первых, к каждой из территорий необходимо подходить индивидуально, а именно провести совместную работу Правительства РФ и региональных ведомств по разработке «дорожных карт». Во-вторых, для каждой территории должна быть собственная долгосрочная политика. К примеру, юг, нацеленный на экспорт, может давать гораздо больше зерна, если все ограничения будут сняты. Центральная же часть России, где больше развито животноводство, может быть простимулирована на выращивание кормовых культур. В-третьих, необходимо брать под контроль период уборки, и тогда прогнозируемая урожайность будет совпадать с реальными цифрами, что на практике далеко не всегда получается вследствие недобросовестности некоторых аграриев. В-четвертых, мы должны начать работать с резервными запасами. Даже если в стране случится неурожай, то мы всегда сможем приобрести зерно у соседних стран по приемлемой цене, зато сами сможем больше пускать на экспорт. При этом надо проанализировать баланс производства и потребления по разным регионам и только после этого вводить ограничения. Ну и самое главное — для каждой территории должна быть законодательно введена Доктрина продовольственной безопасности, чтобы руководители чувствовали ответственность за количество произведенного зерна, а не полагались на потенциал других регионов.
            bool(false)