Минсельхоз РФ планирует до 2025 года заложить не менее 65,2 тыс. га садов и плодопитомников. Эта работа должна способствовать реализации Доктрины продовольственной безопасности (обеспеченность собственными плодами и ягодами на 60%). По итогам 2020 года этот показатель превысил 41%. Участники рынка считают, что исполнение целевого показателя еще не гарантирует продовольственной безопасности. Российским садам необходимы саженцы российской селекции, а отечественной продукции — широкий доступ на полки магазинов. 

Несмотря на затяжную прохладную весну и связанные с погодными капризами опасения садоводов, урожай плодов и ягод обещает превысить прошлогодний на 15%. По словам первого замминистра сельского хозяйства РФ Джамбулата Хатуова, собранные в этом году фрукты и ягоды «потянут» на 1,5 млн тонн. Замминистра отметил, что за последние пять лет это самый высокий показатель. В прошлом году было собрано 1,3 млн тонн. 
С 2020 года промышленное садоводство находится в зоне пристального внимания государства. На смену предшествующим  — несвязанной (погектарной) поддержке и единой региональной субсидии — с 2020 года в России введены компенсирующая и стимулирующая субсидии для поддержки сельхозпроизводителей. Новая форма субсидирования — более адресная, направленная на поддержку приоритетных отраслей АПК. В том же 2020 году приоритетными направлениями развития АПК признаны 9 секторов, среди которых значатся производство винограда и расширение плодово-ягодных насаждений. На 2021 год правительство выделило из бюджета 4,2 млрд рублей в рамках стимулирующей субсидии на закладку и уход за многолетними насаждениями.

Аграрии делают выбор в пользу садоводства интенсивного типа, которое позволяет получать более высокие урожаи. Директор департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Минсельхоза РФ Роман Некрасов в качестве примера, иллюстрирующего преимущества интенсивного садоводства, приводит следующие цифры: в 2010 году с площади 161 тыс. га многолетних насаждений собирали 375 тыс. тонн плодово-ягодной продукции, в 2020 году с площади не намного большей — 183 тыс. га — собрано уже 1,3 млн тонн. В министерстве полагают, что отрасль набрала хороший темп развития и к 2025 году вполне может достичь целевых показателей. 

Не только цифры. Однако сами представители отрасли, признавая безусловные достижения последних лет, видят серьезные риски, не минимизировав которые двигаться дальше просто опасно. 
Один из них, как ни странно, связан с законодательством в сфере строительства. Директор Ставропольской опытной станции по садоводству (филиал ФГБНУ «Северо-Кавказский ФНАЦ») Виталий Ермоленко поясняет, что высокопродуктивные карликовые деревья, буквально усыпанные плодами, — результат минеральных подкормок, химической защиты и, конечно, воды. На территории России не так много регионов, которым хватает естественных осадков. Учитывая изменения климата и учащающиеся засухи, капельное орошение для такого — технологическое требование. Между тем системы капельного орошения приравняли к капитальным строениям. Согласования, разрешения и специальные проекты могут обойтись хозяйству дороже самой поливной сети. А без нее интенсивный сад просто погибнет. 

Андрей Медведев, владелец садовой компании УК «Мост-Агро», считает, что цифры по закладке новых садов еще ни о чем не говорят, важно понять, сколько из этих гектаров реально стало садами. Многие насаждения погибают уже на второй год, потому что у хозяйства не хватило средств, опыта, технических возможностей для того, чтобы их сохранить и вырастить. 
Ставропольский фермер Федор Аполохов занимается садоводством не один десяток лет, является кандидатом сельскохозяйственных наук. Он называет еще одну проблему: выращивая интенсивные сады, мы берем за рубежом не только технологию, но и саженцы, химикаты, технику. Это не лучший путь для преодоления импортозависимости. 
И с течением времени ситуация с импортным посадочным материалом только усугубляется: по данным Россельхознадзора, с момента вступления в действие программы поддержки плодоводства планомерно увеличивается количество заявок на ввоз импортных саженцев плодовых и ягодных культур.
По оценкам участников рынка, ежегодно в нашу страну ввозится порядка 13 млн саженцев. Учитывая тот факт, что в разных регионах России климатические условия могут различаться гораздо сильнее, чем в разных государствах Европы, саженцы не всегда подходят к местным природно-климатическим условиям. В итоге они либо гибнут, либо требуют от отечественных садоводов гораздо больших вложений, чем от европейских фермеров у себя на родине. Импортные сорта и гибриды могут оказаться неустойчивыми к специфическим патогенам, характерным для того или иного региона, и тогда требуются дополнительные химические обработки, а значит, дополнительные затраты и дополнительная нагрузка на экологию. 
Необходимо поддерживать собственную селекцию, тем более что «пациент» все еще «скорее жив, чем мертв». «Наши селекционеры создали отечественные сорта яблони с иммунитетом к парше, что важно для будущего органического земледелия, но торговые сети работают с раскрученными европейскими сортами», — обозначает еще одну проблему Виталий Ермоленко.

Конкуренция на полках. Отечественные садоводы говорят о том, что импорт плодово-ягодной продукции оказывает негативное влияние на российское производство. В частности, эту проблему поднимали садоводы в ходе III всероссийского форума «Плоды и овощи России-2021». Так, Максим Кануников, представитель Союза «Садоводы Кубани», отмечает, что в текущем году прогноз сбора урожая плодово-ягодных культур в Краснодарском крае составляет около 410 тыс. тонн, что на 14% больше среднегодового показателя. Можно было бы организовать сбыт собственной продукции потребителю, но во время массовой уборки урожая в страну массово импортируются те же земляника, черешня, сливы и яблоки. 

Хороший урожай — это плюс, но появляется вопрос с хранением. Существующих мощностей не хватает, а продать продукцию садоводы не успевают: прилавки заняты импортом. Андрей Медведев подтверждает, что поставки импортных яблок идеально «заточены» под торговые сети и наносят ущерб интересам российских производителей, особенно в период массового сбора и реализации яблок. Он обращает внимание на колоссальную нехватку и формализованность господдержки — отсутствие полноценной мотивационной целевой программы по садоводству.
Садоводы уверены: чтобы добиться высоких результатов не только по цифрам закладки садов, но и в перспективе, из года в год добиваясь стабильных урожаев и развивая отрасль, необходимо увеличить для агропредприятий процент компенсации затрат на строительство фруктохранилищ с 20% до 50% (при этом увеличив предельные значения затрат на 1 тонну хранения на уровне 100 тыс. руб.), обратить внимание на собственные селекционные возможности, поддержать питомники, снизить административные барьеры и ограничить ввоз импортных плодов на территорию РФ в период их массового сбора.