«Не рассказывайте историй о пойманной вами рыбе там, где вас знают, а особенно там, где знают эту рыбу», — поучал американский писатель Марк Твен. И все же, сколько было выловлено «живого серебра» за этот год, говорят и на федеральном, и на региональном уровнях. Рыбная отрасль занимает особое положение в экономике страны, поэтому и внимание к ней соответствующее. О том, с какими результатами заканчивается «рыбный год», разбирался «Вестник АПК». 

Акватория повышенной опасности. 22 сентября состоялась онлайн-конференция «Мировой рыбный рынок: международное сотрудничество против пандемии», организованная Федеральным агентством по рыболовству и Всероссийской ассоциацией рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ). Руководитель Росрыболовства Илья Шестаков, выступивший на конференции, подчеркнул, что его ведомство немедленно отреагировало на сложную ситуацию. Был создан оперативный штаб по контролю распространения COVID, обеспечено взаимодействие со смежными госорганами. 

«Мы ввели жесткие меры контроля за состоянием здоровья судовых экипажей, в частности обсервацию перед рейсом, непрерывный мониторинг, запрет сходов на берег и ограничение контактов с береговым персоналом. Принятые меры способствовали тому, что даже в самые пиковые периоды российская рыболовная отрасль работала без сбоев», — сообщил Илья Шестаков.
Пандемия серьезно повлияла на мировой рыбный рынок. Снижение мирового спроса, рост расходов бизнеса, уменьшение запасов аквакультурного сырья, удорожание логистики, нехватка кадров негативно отразились на результатах деятельности мировой рыбной индустрии. По данным продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), длительный спад на мировом рыбном рынке можно ожидать даже после того, как карантинные ограничения будут смягчены или полностью сняты. Как показали результаты последних месяцев, российские рыбаки оказались способны оперативно перестраивать свою деятельность, осуществлять эффективную добычу водных биоресурсов в условиях ежедневного использования средств индивидуальной защиты, соблюдения обсервации. По состоянию на 21 сентября российскими рыбопромышленниками добыто свыше 3,8 млн тонн водных биоресурсов, что на 0,5% превышает показатель аналогичного периода прошлого года. Объем экспорта рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов, по данным Росстата, в I полугодии 2020 года составил 1,164 млн тонн, что на 6,7% выше прошлогоднего показателя. Илья Шестаков также заявил о необходимости продолжения цифровизации отрасли. «С 2020 года введен электронный промысловый журнал, завершаются работы по интеграции с государственной информационной системой «Меркурий», которая позволит отслеживать происхождение товара при его транспортировке до конечного потребителя. Для ускорения процесса получения экспортных разрешений ведутся работы с иностранными партнерами в части подключения к закрытой информационной системе Росрыболовства».

Вылов на уровне прошлого года. Несмотря на довольно высокие цифры, показывающие, что с уловом рыбы в России не все так плохо, на федеральном уровне к этому вопросу относятся довольно жестко и призывают не расслабляться. По итогам года ожидается увеличение объемов производства рыбной продукции до 4,3 млн тонн, заявил на заседании коллегии Минсельхоза РФ глава ведомства Дмитрий Патрушев. Вылов водных биоресурсов пока остается на уровне 2019 года. При этом оборот организаций по рыболовству и рыбоводству увеличился почти на 9% и превысил 369 млрд рублей.
«Вылов водных биоресурсов сегодня достиг 3,5 млн тонн, что на уровне аналогичного периода 2019 года. В 2020 году будет произведено 4,3 млн тонн рыбной продукции. Это чуть больше, чем годом ранее», — заявила зампредседателя правительства Виктория Абрамченко, курирующая сектор АПК, и отметила, что в 2019 году самообеспеченность страны зерном, рыбой и рыбной продукцией превысила показатели доктрины продовольственной безопасности почти в 1,5 раза.
Но по экспорту рыбной продукции, как и в секторе АПК в целом, результаты оказались неоднозначными. Несмотря на достижение целевых показателей по итогам прошлого года, их выполнение обусловлено в первую очередь экспортом продукции низких переделов, обратил внимание аудитор Счетной палаты Михаил Мень. «По итогам 2019 года, по данным министерства, на экспорт было направлено чуть более 131 тыс. тонн рыбной продукции, что составило лишь 6,3% в общем объеме экспорта рыбы и рыбной продукции», — привел он цифры отраслевой статистики.

Нет — дефициту деликатесов. А что же с самым верхним ценовым сегментом рыбы?  «Дефицита рыбы и красной икры на российском внутреннем рынке не будет», — уверенно заявляет Илья Шестаков. При этом он признает, что в 2020 году не очень удачно заканчивается лососевая путина. «Она хуже тех рекордных, которые были у нас в последние годы. Но в целом нельзя говорить, что она приведет к дефициту лососевых на внутреннем рынке», — подчеркнул глава Росрыболовства.
И все же, хоть отсутствие рыбы на прилавках в ближайшем будущем России не грозит, по-прежнему остается актуальным вопрос об инвестициях в рыбную отрасль. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) по-прежнему видит главную проблему рыбной отрасли в сохранении исторического принципа распределения квот добычи водных биоресурсов. Такой подход «показал невыполнение рыбохозяйственным комплексом основных целей и задач» и является «препятствием для эффективного развития», полагают в ведомстве. К положительным изменениям в рамках дорожной карты по развитию конкуренции антимонопольный орган относит проведенные осенью прошлого года аукционы по продаже 50% квот на вылов краба.
«ФАС России наряду с другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти участвовала в разработке и согласовании нормативных правовых актов, определяющих в том числе виды крабов и формирование по ним лотов, выставляемых на торги, порядок проведения электронного аукциона, требования к объектам инвестиций и другое», — подчеркивается в докладе.

Продолжение этого курса ведомство видит в проведении «комплексных мероприятий, направленных на создание условий для входа на рынок добычи водных биологических ресурсов новых участников, а также исключение условий, способствующих монополизации рынка». Для этого предлагается изменить действующий порядок предоставления прав на добычу водных биоресурсов — вместо исторического принципа применять аукционы. Они должны проходить в электронной форме на площадках, «функционирующих в соответствии с законодательством РФ о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд». ФАС обращает внимание, что переход к аукционам предполагается осуществлять не за счет перераспределения действующих квот, а путем внесения изменений в законодательство. Эти изменения должны заранее определить правила работы на рынке на период после окончания действующих договоров о закреплении квот за предприятиями.
«Это приведет к конкурентному отбору компаний, притоку инвестиций в производственные мощности в регионах, развитию территорий, повышению качества жизни проживающих там людей», — утверждается в докладе.