Стране нужна стратегия развития рыбной отрасли, которая ставит качественные показатели экономического роста выше количественных. Обновление флота, строительство перерабатывающих заводов, портовая инфраструктура, логистика станут приоритетными задачами государственной экономической политики в рыбном хозяйстве. Цель масштабных преобразований — увеличить производство продукции с высокой добавленной стоимостью и потребление рыбы в России.

В Государственной программе развития рыбохозяйственного комплекса на 2013­2020 годы в числе ожидаемых результатов указаны потребление населением РФ рыбы и рыбопродуктов (в рыбе-сырце) на уровне не ниже 23,7 кг и повышение удельного веса отечественной рыбной продукции на внутреннем рынке до 85%. Сейчас в России собственная продукция занимает 80% рынка, поэтому нарастить долю еще на 5% за три года можно легко. Оценочный показатель среднедушевого потребления рыбы в 2017 году не превышает, по статистике, 19 кг, притом что еще в 2013 году на человека приходилось 22,8 кг рыбопродуктов. При этом добыча рыбы выросла в России за тот же период с 4,3 до 4,9 млн тонн.
Российскую рыбу с минимальной степенью переработки охотно покупают за границей и не ставят высоких санитарно-ветеринарных барьеров, как например, для мяса. «В структуре нашего экспорта 88% занимает мороженая рыба, — отметил министр сельского хозяйств РФ Александр Ткачев на расширенной коллегии Росрыболовства. — Необходимо переориентировать отрасль с экспорта на увеличение поставок на российский берег, продажу продукции с высокой степенью переработки. Настало время уйти от сырьевого экспорта».

Уйти будет нелегко. В конце прошлого года и начале нынешнего вокруг рыбохозяйственного комплекса страны кипели нешуточные страсти. Правила распределения квот на вылов (добычу) биоресурсов были близки к тому, чтобы претерпеть серьезные изменения. Последние 15 лет квоты распределялись по историческому принципу. Правительство предложило заменить их аукционами, с чем категорически были не согласны рыбаки, — не только потому, что это повышает их издержки, но и потому, что неопределенность, которую несет аукцион, не дает стимулов долгосрочных инвестиций. На IV съезде работников рыбохозяйственного комплекса, в феврале, отраслевое сообщество отстояло исторический принцип, но дело не только в нем одном.

С 2018 года отрасль получит обновленную стратегию развития рыбохозяйственного комплекса до 2030 года. Документ подготовлен Минсельхозом РФ и сейчас находится на согласовании в Правительстве России. «Традиционно мы говорили о вылове как об основном показателе эффективности, — отметил в своем выступлении на съезде руководитель Росрыболовства Илья Шестаков. — Сейчас в качестве ориентиров ставим увеличение экономической отдачи отрасли и рост вклада в ВВП».
Стимулировать рост отдачи государство будет, используя принцип «квоты в обмен на инвестиции». Компании, вкладывающие средства в строительство рыбопромыслового флота и рыбоперерабатывающих заводов, получают 20% всех квот. Первые траулеры уже строятся на верфях Ленинградской области для АО «Архангельский траловый флот» и одно — для ООО «Глобус». Новые траулеры должны спустить на воду в 2019 году, и если это произойдет в срок, инвестиционные квоты предприятия смогут использовать уже в 2020 году. Дополнительные квоты компаний составят при этом 15 и 2 тыс. тонн соответственно.

Средний возраст рыбопромысловых судов составляет в России 30 лет, и заявок на инвестиции ожидается много. По информации Росрыболовства, 2-3 апреля 2018 года состоялся аукцион на понижение долей квот водных биоресурсов, выделяемых на инвестиционные цели по заявкам, отобранным в ходе первого этапа заявочной кампании. По строительству судов и рыбоперерабатывающих предприятий одобрено 56 заявок из направленных 68. Ожидаемая сумма инвестиций по отобранным проектам составит около 140 млрд рублей в течение следующих 5 лет.
В России начиная с 2014 года рыба подорожала в два раза. Обесценившийся рубль, конечно, виноват, но есть и более фундаментальные причины. Две трети розничной цены достается посредникам. С середины 90-х нагрузка на инфраструктуру рыбных портов снизилась и заметно обветшала. Часть портов была переоборудована под насыпные грузы. Сегодня Росрыболовство пытается сохранить то, что осталось от имущества рыбных терминалов, использовать для нужд рыбной отрасли.
Эффективность использования рыбного порта и грузового сравнивать нельзя, поскольку ритмичные поставки продуктов промысла наладить сложно. Поэтому, будучи проданным в частные руки, такой порт чаще всего заканчивает свою рыбную историю. Заместитель гендиректора Института проблем естественных монополий Владимир Савчук привел такой пример: «На Дальнем Востоке у нас было всего два крупных рыбных порта — Находкинский и Владивостокский. Новые собственники портов решили, что России не нужно иметь рыбные порты на Дальнем Востоке, и перепрофилировали терминалы, сломали холодильники. В Находкинском рыбном порту из 20 тыс. тонн холодильных мощностей остался последний холодильник на 6 тыс. тонн, который начнут ломать буквально со дня на день». Если Росрыболовство и спасет оставшийся холодильник, то кто и на какие средства будет возвращать к жизни терминалы?

В мае 2017 года была опубликована Стратегия развития рыбных терминалов с учетом береговой логистической инфраструктуры, предназначенной для транспортировки, дистрибуции и хранения рыбной продукции. Стратегия предполагает масштабную модернизацию имеющихся и строительство новых судоремонтных и логистических мощностей в рыбохозяйственных бассейнах нашей страны. Новый документ призван способствовать росту перевалки рыбопродукции в российских морских портах с 1,5 до 3 млн тонн в год, а также увеличению емкости припортовых холодильно-складских комплексов единовременного хранения до 440 тыс. тонн. Реальные цены рыбной продукции на внутреннем рынке в среднем должны снизиться не менее чем на 10%, говорится в информации, распространенной Росрыболовством. Общий объем инвестиций в проекты оценивается в 26,5 млрд рублей в 2017-2025 годах.
В какой мере стратегия и сохранение исторического принципа распределения квот поможет добиться роста переработки рыбы на берегах России?
Исполнительный директор НО «Рыбный союз» Сергей Гудков видит иной способ изменить товарные потоки в пользу родного берега. «У нас простое предложение: каждые пять лет перераспределять квоты не по историческому принципу (сколько у тебя было, столько и отдали), а по динамическому, — говорит он. — Если ты эти пять лет продавал рыбу внутри страны, то государство тебя поощряет дополнительно 10-процентной квотой на вылов. А тому, кто продавал за границу в погоне за большой прибылью, отдавать то, что осталось».
Уйти от сырьевого экспорта — задача стратегическая. За пять лет он вырос в два раза — с 1 до 2 млн тонн, и социально- экономический эффект большого улова, а также бюджетной поддержки инвестиций сводится на нет продажей сырья. 2018 год стал переломным для рыбохозяйственного комплекса, но каким будет «перелом» в социально-экономической сфере, в смежных отраслях, пока не ясно. По всей видимости, надо что-то больше, чем сохранить правила и повысить инвестиционную привлекательность.