Василий Скрытченко, председатель СПК колхоз «Колос»:
— Переработка — это один из важнейших факторов развития любой отрасли любой страны, не только агропромышленного комплекса России. Однако я не считаю, что это должно стать вектором развития всех предприятий. Каждый должен заниматься тем, что он умеет лучше всего. Мы получаем высококачественное молоко. Все усилия сотрудников предприятия направляются на повышение показателей производства. Специалисты скрупулезно изучают европейский и передовой отечественный подход к животноводческой отрасли. Все лучшее находит применение или адаптируется, получает новый виток развития в нашем хозяйстве. Это требует больших вложений как финансовых, так и эмоциональных. Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом и сосредотачиваться на своих процессах, чтобы передать потом качественный продукт профессионалам и довести его до потребителя.

См. статью «Нырнуть в глубину».


 Александр Назаров, генеральный директор ООО «НПО «Триумф»:
— Генетические паспорта на гибриды — это не новая тема. Никаких прорывных возможностей селекции это не принесет. Есть два преимущества — паспорт поможет нам в решении споров. Например, если кто-то продает наш гибрид под своей маркой. Тогда мы обращаемся в арбитражный суд, у нас есть паспорт — мы можем наказать нарушителя. Также это поможет устанавливать подлинность. Покупатель может провести дополнительную экспертизу и сверить ее с паспортом. По сути, это борьба с контрафактом. Но надо понимать, что есть гибриды, а есть сорта. Генетический паспорт имеет смысл только для гибрида, потому что это два конкретных родителя, то есть узкая генетическая основа. Паспорт по сортам сделать невозможно, потому что там есть такое понятие, как полиморфизм, — это огромное количество генетических факторов, которые проявляются по-разному.

См. статью «Семенам выдадут паспорта».


 Евгений Скрипка, директор ООО «Агрофирма «Кубанский питомник»:
— Развитие садоводства в России — это важное направление, потому что производители яблок все еще не покрывают нужды внутреннего рынка, много импорта. Тем не менее мы как производители посадочного материала видим, что востребованность саженцев оставляет желать лучшего. На данный момент у нас в остатках 150 тыс. только яблочных саженцев. Многие садоводы предпочитают импорт, потому что российским производителям здорово подпортили репутацию фирмы-однодневки и недобросовестные поставщики. Они часто продавали не тот сорт или, как мы говорим, «дрова», которые не давали плодов. Это тоже в большой степени тормозит российское садоводство. У нас есть все сертификаты соответствия, гарантии, опыт присутствия на рынке, но все равно есть недоверие со стороны садоводов. Было бы хорошо, если бы нам сделали гарантированные объемы продаж, потому что мы сможем производить гораздо больше, если знать, что это пойдет в дело.

См. статью «Сады и плоды».