Полосатая гвардия

Россия входит в восьмерку стран-лидеров по производству меда и занимает второе место по количеству пчелосемей

5 Июля 2017

При своих лидерских позициях на мировом рынке разночтения в нормативно-правовой базе, господствующие десятилетиями и не отвечающие современным требованиям развития отрасли, открывали широкие возможности для фальсификации продукции, ухудшения культуры применения ветпрепаратов и технологий и ряда других проблем. По поручению президента России Владимира Путина инициированы и приняты нормативные изменения, которые, по убеждению игроков отрасли, позволят выйти пчеловодству на новый качественный и количественный уровень.

По данным Федеральной службы Госстатистики, в 2015 году в России количество пчелосемей составляло свыше 3 млн. Примерно такие же данные зафиксированы и в 2010-м, и в 2012 году. А по мнению ряда экспертов, реальная цифра может быть на 30% и даже 50% выше. Производство меда в 2016 году, по информации Росстата, составляет порядка 75 тыс. тонн, а по данным Российского национального союза пчеловодов, около 100 тыс. тонн. Статистические разногласия — лишь косвенные признаки отсутствия согласованного госрегулирования данной отрасли на протяжении последних десятилетий. Главное, что тревожит сегодня добросовестных пчеловодов, производителей меда и пчелопродукции, — это рост фальсифицированного товара. Необходимость пересмотра стандартов, гармонизация ветеринарно-санитарных требований как к производимому в России, так и импортируемому меду назревала давно.

«За последние лет пять ухудшилось качество продукции за счет фальсификации меда, преимущественно ввозимого к нам из Китая. Впрочем, и отечественных производителей не всегда отличает добросовестный подход, — рассказывает гендиректор ГБУ «Башкирский научно-исследовательский центр по пчеловодству и апитерапии» Амир Ишемгулов. — Рынок, представленный крупными сетями, требовал дешевого товара. А самый простой путь удешевления — это фальсификация, добавление в мед сиропа, патоки или даже искусственных ароматизаторов. Почему это стало возможным? На федеральном уровне не были четко регламентированы санитарные нормы именно для данного вида производства и сертификации продукции. Чтобы не потерять качество российского меда, необходимо было пересматривать нормативно-правовую базу. Своими силами в Башкирии мы давно решаем вопрос сохранения качества меда: определили медовый потенциал в республике, ведем работу по увеличению пчелосемей на нашей территории, в хозяйствах всех муниципальных районов провели исследования по 53 показателям, тогда как ГОСТом предусмотрено в разы меньше, осуществили еще ряд мероприятий, которые позволяют нам запатентовать бренд «Башкирский мед».

По поручению президента России Владимира Путина уже приняты новые ветеринарные правила федеральным минсельхозом, которые пройдут апробацию и будут доработаны. За основу взяты лучшие нормативные акты, к примеру региональный закон о пчеловодстве Алтайского края, который на сегодня признан одним из самых эффективных с точки зрения внедрения самых современных технологий пчеловождения и получения качественных продуктов пчеловодства. «2016-2017 годы являются переломными для пчеловодства. Этот период — точка роста для отрасли, — отмечает председатель правления Национальной ассоциации пчеловодов и переработчиков, Союза пчеловодов Алтайского края, член регионального штаба ОНФ Сергей Тастан. — Существовавшие ранее стандарты и технические регламенты противоречили друг другу, мешая определению единого стандарта качества меда, который бы в том числе гармонизировал с международными и европейскими стандартами. Первая редакция проекта нового ГОСТа одобрена на заседании технического комитета по стандартизации ТК-432 «Пчеловодство», сейчас документ находится на доработке и распространяется не только на производимый, но и на реализуемый в нашей стране мед. Это очень важный шаг, поскольку теперь все, кто занят в отрасли пчеловодства, будут знать, что производство и реализация некачественного товара будет вести к серьезным последствиям».

Эксперты убеждены, что начавшиеся преобразования послужат основой для внесения изменений и дополнений в федеральные нормативно-правовые акты. И это позволит развиваться на рентабельном и современном уровне. «Внимание президента и правительства страны к отрасли именно в этот период наиболее своевременно, поскольку раньше и сами пчеловоды не были полноценно готовы к применению передовых механизированных технологий. Сегодня же, когда в ряде регионов уже внедрены современные мировые технологии, адаптированы под местные условия и отечественное пчеловодство выходит на промышленный уровень, Минсельхоз РФ услышал пчеловодов России и готов поддерживать все грамотные инициативы», — подчеркивает Сергей Тастан.

Правильные пчелы
В тех регионах, где принята законодательная поддержка пчеловодства на местном уровне, — Алтайском крае, Башкирии, Татарстане, Томской и Белгородской областях, в последние годы ведут целенаправленную работы по увеличению количества пчелосемей. И как резонно замечает президент Российского национального союза пчеловодов Арнольд Бутов, важно в местных сельскохозяйственных условиях приумножать собственную популяцию, разводить свою породную группу. В этом случае можно получить более устойчивые пчелосемьи, в том числе к различным заболеваниям. И повысить продуктивность, причем не на краткосрочный период, а в долгосрочной перспективе. О важности подбирать породу для своего региона говорит и президент группы предприятий «Тенториум» Раиль Хисматуллин: «К сожалению, используя эффект повышенной продуктивности гибридов первого поколения, в большинстве регионов были потеряны местные пчелы. И в настоящее время имеет место так называемая постгетерозисная депрессия, выражающаяся в экономическом снижении эффективности пчеловодства. Чтобы поддержать чистоту породы, в 2014 году на базе своего репродуктора «Парасоль» в Пермском крае мы открыли лабораторию инструментального оплодотворения маток пчел среднерусской породы». Несмотря на то, что среднерусская пчела действительно признана пчеловодами самой продуктивной, не стоит забывать, что эта порода относится к северным. «Так, северянки на юге уже на второй сезон становятся не такими продуктивными. С другой стороны, южные породы — краинка или кавказянка — могут тоже работать на севере сезон, в лучшем случае — два. Но холод выкашивает эти семьи, и в итоге пчеловоды терпят убытки. Впрочем, продуктивность — это полбеды. Настоящая забота для пчеловода — неконтролируемая гибридизация пород. Пчеловоды из разных областей постоянно пытаются работать с новыми породами. Но в таких регионах, как Башкортостан, Пермский край, Татарстан, издревле жила среднерусская порода. Когда сюда завезли южные породы, популяция среднерусской пчелы резко упала. Многочисленные гибриды отбирали у среднерусской медовую базу, но не переживали ближайшей суровой зимы», — отмечает эксперт.

Еще одну проблему при ввозе пчел с других территорий выделяет Арнольд Бутов: «Сейчас границы размыты. Пчел привозят даже из других государств. А вместе с ними и болезни. В условиях слаборегулируемого рынка ветеринарных препаратов то, что предлагается пчеловодам, вызывает большие сомнения. Убежден, что наука, разрабатывая какие-то технологии и лекарства, должна взаимодействовать на очень тесном уровне с пчеловодом. Именно с ним наука должна состоять в прямом диалоге, осознавая, что именно пчеловоду нужно», — отмечает он. О проблеме неэффективных препаратов и токсичных методов ветеринарно-санитарных обработок, после которых в меде превышены показатели содержания антибиотиков (во многих странах мира их употребление и вовсе запрещено. — Прим. «ВестникаАПК»), остатков фунгицидов и противоклещевых препаратов и т. п., говорит и профессор, завкафедрой электрических машин и электропривода КубГАУ Сергей Оськин. Ученые аграрного университета предложили в том числе для борьбы с варроатозом использовать не химические препараты, а электротехнологический метод, безопасный и для пчелы, и для человека. «Это так называемый электроактивированный раствор, с помощью которого проводятся обработка и озонирование. Его хорошо применять и в зимний период, и на стадии развития пчелосемьи, так как этот метод помогает стимулировать яйцекладку маток в весенний период, наращивать силу семьи», — рассказывает Сергей Оськин.

Одна пчела немного меда натаскает
По предварительной оценке экспертов отрасли, в настоящее время свыше 90% пчелосемей сосредоточено в личных подсобных хозяйствах, причем их количество порой не достигает на таких пасеках и 20-30 семей. Хозяйств промышленного уровня с объемом от 40 тонн меда за сезон и количеством пчелосемей от 500-800 и больше в нашей стране пока крайне мало. Из регионов, успешно развивающих изготовление меда в промышленных масштабах, — Алтайский край, Башкирия, Краснодарский край, Удмуртия и Пермский край.

Многих пчеловодов с малыми пчелообъемами сегодня волнует вопрос, не приведут ли преобразования в отрасли к лишению работы в перспективе. «Механизация пчеловодческого производства — дорогостоящее удовольствие. Оборудование под силу не каждому. То, что в отрасли начали наводить порядок, это очень хорошо. Но важно при изменениях помнить обо всех участниках, которые готовы работать на совесть и качество, вне зависимости от формы собственности — ЛПХ это или крупное предприятие полного цикла», — считает пчеловод Михаил Крымкин. И в связи с этим, убеждено большинство игроков отрасли, сегодня в сельском хозяйстве проработано немало возможностей для сохранения любимого дела, которые бы обеспечивали самодостаточность пчеловода и способствовали повышению урожайности опыляемых сельхозкультур.

«Один из вариантов — это многоуровневая сельскохозяйственная потребительская кооперация. Она позволяет создавать современное механизированное производство с гарантированным качеством выпускаемой продукции, проведением лабораторных исследований, переработкой и сбытом. Стать ассоциированным членом кооператива сегодня может владелец любой формы собственности — и КФХ, и ЛПХ», — замечает Сергей Тастан. 
            bool(false)