Ростовская область входит в топ-10 экспортных регионов России и находится на третьем месте в стране по объемам несырьевого неэнергетического экспорта, объемы которого на Дону стабильно растут. С начала 2021 года местные компании отправили на зарубежные рынки товаров почти на $5 млрд. По сравнению с январем—июнем 2020 года рост составил 36,5%. Дальнейшие перспективы донского экспорта связаны с увеличением объемов поставок продукции с высокой добавленной стоимостью и выходом на новые рынки сбыта, в частности стран Африки. К такому мнению пришли участники круглого стола «Инструменты поддержки донских экспортеров. Перспективы развития ВЭД», который «Коммерсантъ — Юг России» провел в конце сентября.

Экспорт товаров из Ростовской области набирает силу. Регион поставляет на зарубежные рынки не только традиционные для «житницы» сельхозсырье и продукты его переработки, но и технику для АПК, стальной прокат, автомобильные диски, высокотехнологичное оборудование и многое другое. Сегодня на Дону (по итогам 2020 года) уже почти 2,2 тыс. компаний-экспортеров, из которых более 1,9 тыс. — представители малого и среднего предпринимательства (МСП). По числу таких экспортеров Дон — лидер на юге России. С другой стороны, есть проблемы, мешающие донскому экспорту расти более динамично, так, чтобы в эту деятельность были вовлечены все потенциально сильные игроки.

Как убирать эти барьеры? Насколько эффективна существующая система поддержки экспортеров? Какие шаги необходимо делать для освоения перспективных зарубежных рынков? Эти и другие вопросы “Ъ-Юг” предложил обсудить представителям областного правительства, институтов поддержки, компаний-экспортеров, переработчиков сельхозпродукции, портов и экспертного сообщества. Мероприятие проходило в Ростове-на-Дону при поддержке Банка «Санкт-Петербург».

Неэнергетический несырьевой рост

По данным Минэкономразвития Ростовской области, в 2020 году регион экспортировал продукцию на общую сумму около $9 млрд (на 5,9% больше по сравнению с 2019 годом). В первой половине текущего года объемы донского экспорта составили $4,9 млрд (почти на 36,5% выше, чем в прошлогодних январе—июне). «При этом существенно выросла доля несырьевого неэнергетического экспорта, которая составила $3,72 млрд. По этому показателю область на третьем месте в России, — уточнил министр экономического развития региона Максим Папушенко. — В структуре экспорта доля несырьевого неэнергетического постоянно растет. Если в 2015 году она составляла 77,65%, то сейчас она уже около 90%. Это поставки на внешние рынки продовольствия, сельхозтехники, оборудования, химической продукции и др. Доли несырьевого энергетического и сырьевого экспорта, напротив, постоянно снижаются».
Господин Папушенко добавил, что сегодня донские товары (по итогам 2020 года) поставляются в 139 стран. Наиболее популярны — Турция, Украина, Египет, Китай и ОАЭ. Продукция региона потребляется почти на всех континентах, правда, далеко не везде это большие объемы потребления. Министр показал слайд, на котором видно, что от всего объема экспорта 58,5% приходятся на азиатские страны, а почти 22% — на рынки СНГ. Затем идут Европа (13%), Африка (4,5%), Северная Америка (1,6%) и Южная Америка (0,5%).
«Существующие меры поддержки направлены на то, чтобы помогать компаниям в освоении новых рынков, — отметил глава Минэкономразвития. — Правительство региона, со своей стороны, налаживает коммуникации с зарубежными коллегами. Мы подписываем соглашения, открываем консульства, организуем работу комиссий и рабочих групп. Например, в первой половине 2021 года состоялось подписание соглашения между правительством Ростовской области и Министерством внешних экономических связей и иностранных дел Венгрии. Налаживание коммуникаций (с зарубежными партнерами) — одна из приоритетных задач губернатора, правительства и всех министров. У нас ведется серьезная работа в этом направлении». 

Действительно, сегодня в Ростовской области действует комплекс мер (федеральных и региональных), направленных на поддержку экспортеров. Причем не только компаний, которые предпринимают первые скромные попытки выйти на зарубежные рынки, но и тех, кто уже поставляет свою продукцию за границу. Просто для разных групп экспортеров инструменты поддержки сильно отличаются, пояснил директор регионального Центра поддержки экспорта (ЦПЭ) Аркадий Мурзаев. «Одним необходим выход на международные маркетплейсы, другим — сертификация продукции, третьим — адаптация товаров под конкретный рынок. А кому-то необходим весь комплекс. Здесь важен индивидуальный подход к каждому клиенту», — добавил господин Мурзаев.
По его мнению, коронакризис 2020 года произвел революцию в головах донских экспортеров. Если до этого представители ЦПЭ Ростовской области бегали за клиентами, уговаривали их, то сегодня компании сами обращаются и в Центр поддержки экспорта, и в региональное представительство Российского экспортного центра (РЭЦ). «Помочь — это значит снизить затраты компаний для того, чтобы их выход на новые рынки был благополучным и результативным, — подчеркнул Аркадий Мурзаев. — Например, мы компенсируем львиную долю затрат на получение необходимых сертификатов с учетом специфики конкретных стран. Свежий кейс — помогли ряду ростовских компаний получить сертификаты соответствия стандартам Европейского союза, что открыло для продукции этих компаний хоть и сложный, но крайне привлекательный европейский рынок».

Проблемы — задачи — решения

Гендиректор ООО «Агро Зерно Юг» Руслан Барашян заявил, что в их компании хорошо осведомлены о действующих в стране и регионе мерах поддержки и предложил дополнить эту линейку: «Экспортеры часто сталкиваются с дефицитом оборотных средств. Например, мы вынуждены идти в партнерство с другими компаниями, чтобы увеличивать маржинальность торговых сделок, предоставляем отсрочку. Есть международные схемы финансирования, которые предусматривают выпуск и дисконтирование аккредитивов под наши контракты при условии наличия гарантий от международных банков за иностранного покупателя. Но часто такие гарантии иностранные банки не выдают. Поэтому необходимо развивать в странах дальнего зарубежья отношения с иностранными банками. Это могут быть партнеры тех российских банков, которые участвуют в финансировании экспортной деятельности. Если бы российский банк дал бы нам аккредитив с дисконтированием отложенного платежа на турецкую компанию под гарантии Российского экспортного центра и страховку от топовых страховых компаний, то мы бы улучшили оборачиваемость денег в России, а тем самым смогли бы нарастить валовый объем экспорта».



По словам Максима Папушенко, сегодня донские экспортеры на пути к достижению целей нацпроекта «Международная кооперация и экспорт» сталкиваются с пятью главными проблемами. «Помимо дефицита оборотных средств для выполнения экспортного контракта, это такие барьеры, как высокие транспортные тарифы, удорожание импортных комплектующих (из-за падения курса рубля), отсутствие оптимальных каналов построения логистики поставок и отсутствие контрагентов для заключения новых экспортных контрактов, — перечислил министр. — Для того чтобы такие проблемы успешно решать, в регионе создана экосистема поддержки, в которой РЭЦ, ЦПЭ, Ростовское региональное агентство поддержки предпринимательства (РРАПП) и областной Гарантийный фонд».

Условно, существующие меры поддержки можно разделить на три группы. Первая — инструменты АО «Российский экспортный центр», к которым относятся страхование дебиторской задолженности; кредиты, гарантии и компенсационные выплаты; образовательные услуги. Вторая группа — инструменты двух федеральных министерств: Минпромторга и Минсельхоза. К этим мерам, в частности, относятся различные субсидии аграриям; займы промпредприятиям по льготной ставке до 5% годовых; компенсации процентных ставок по экспортным кредитам. В третьей группе — дополнительные региональные инструменты (в рамках действующей экосистемы, о которой говорил Максим Папушенко). Это широкая линейка, в которой отражены содействие в организации выставок и бизнес-миссий; софинансирование затрат на защиту прав на интеллектуальную собственность, сертификацию и стандартизацию; поиск и подбор иностранного партнера; продвижение на электронных торговых площадках; проведение маркетинговых исследований зарубежных рынков; гарантии и займы под льготный процент; инвестиционный налоговый вычет и др.

Продолжая дискуссию, Аркадий Мурзаев заметил, что далеко не всегда дефицит оборотных средств — это главная проблема экспортера. «Конечно, хорошо, когда деньги есть. Но часто бывает так, что гораздо важнее наличие у предприятия уникального продукта и технологий, на которые за рубежом потенциально высокий спрос,  — пояснил директор областного ЦПЭ. — Например, в Ростове есть компания «Ингениум», которая выпускает промышленное холодильное оборудование на CO2 вместо фреона, что очень актуально из-за принятого в 2016 году мировым сообществом решения об ограничении использования данного хладагента. Благодаря наличию передовых технологий, компания успешно продвигает свою продукцию в странах СНГ. Недавно компания «Ингениум» получила поддержку от нашего центра по вопросам сертификации на соответствие стандартам Евросоюза. Следующим этапом станет выход на североамериканский рынок, и мы уже сейчас прорабатываем возможные меры поддержки».

Продукты банков как вид поддержки

Представители банковского сообщества заявили, что сегодня отечественные фининституты, специализирующиеся на ВЭД, понимают главные проблемы экспортеров и стараются предлагать им именно те продукты и условия, которые позволяют с такими проблемами справиться. Так, по словам директора дирекции внешнеторговых операций Банка «Санкт-Петербург» Сергея Норицина, у них есть комплексное предложение «ВЭД.Экспорт», которое не только тарифное. «Кроме специальных ценовых условий, в него входят составление шаблона контракта, поиск теплых контактов и другие услуги, — уточнил господин Норицин. — Стоимость банковского обслуживания — это далеко не единственное, что имеет значение для бизнеса. Мы учитываем это и стараемся соответствовать такому запросу».

По мнению банкира, такой подход позволяет эффективно сотрудничать с экспортерами, оказывать им реальную поддержку. Например, Банк «Санкт-Петербург» во всех регионах присутствия при поддержке РЭЦ выступает оператором акселерационной программы. Такие программы действуют и в двух крупнейших городах юга — Ростове-на-Дону и Краснодаре. Система обучения построена так, чтобы любая компания могла вырасти как экспортер.
«Прежде всего, к эффективным финансовым инструментам для экспортной деятельности мы относим внешнеторговые аккредитивы, — добавил Сергей Норицин.  — Это и авизование экспортных аккредитивов. Выпуском аккредитива занимается обслуживающий банк иностранного контрагента нашего клиента, а мы принимаем этот выпущенный аккредитив. Также работаем с экспортными аккредитивами с дисконтированием: экспортер хочет получить выручку раньше установленного срока и просит банк дисконтировать авизованный экспортный аккредитив (заплатить досрочно). Банк осуществляет оплату и ожидает возмещения от иностранного банка по истечении периода отсрочки».
Во-вторых, эффективным в банке считают кредитование с субсидированием процентной ставки РЭЦ и с покрытием от страхового агентства ЭКСАР. «Субсидирование ставки от РЭЦ позволяет несырьевым неэнергетическим экспортерам получить заемные средства по сниженной ставке (максимально — на 4,5 п.п.), а покрытие ЭКСАР расценивается как первоклассное обеспечение», — пояснил господин Норицин.

Он добавил, что с темой финансирования экспортеров тесно связан вопрос защиты от валютных рисков. Если финансирование компании осуществляется в валюте, отличной от валюты поступающей выручки, волатильность на рынке может негативно сказаться на финансовых потоках, предупредил банкир. «Наша задача — проанализировать бизнес клиента с разных сторон и с учетом многих факторов подобрать в том числе ту структуру финансирования ВЭД, которая будет эффективна сейчас с учетом стоимости и рыночной конъюнктуры», — подытожил Сергей Норицин.
Что не так с логистикой

Еще один клубок проблем, с которыми сталкиваются экспортеры, связан с грузоперевозками по реке и развитием в донском регионе транспортно-логистической инфраструктуры. По мнению Аркадия Мурзаева, прежде всего необходимо инвестировать в развитие портовых мощностей. Директор ЦПЭ уверен, что невозможно нормально экспортировать, если до 25% в общих затратах составляют логистические издержки. «Надо развивать инфраструктуру, в частности, строить в Ростовской области контейнерные терминалы, — уточнил господин Мурзаев.—Тем более такой опыт по созданию терминалов на удалении от береговой линии есть, в частности, в Испании. И это очень успешный опыт!»
Корпоративный директор ООО «Ростовский мультимодальный морской порт» (РММП) Сергей Жабинский сообщил, что в их планах предусмотрено строительство контейнерного терминала в промзоне «Заречная», но пока расчеты команды РММП показывают, что такой вид перевозки грузов дорогой и нерентабельный. Ольга Васильева, коммерческий директор ООО «Ростовский зерновой терминал», отметила, что при существующем дисбалансе в направлениях контейнерных перевозок достигнуть рентабельности крайне проблематично. «Инвесторы не готовы уходить в контейнерную инфраструктуру в первую очередь по причине отсутствия порожних контейнеров в Новороссийске и существенного удорожания ставок контейнерного фрахта, когда балковая логистика оказывается рентабельнее», — поделилась наблюдением региональный директор компании Agrozan Commodities, член комитета АПК Ростовского областного отделения Общероссийской общественной организации МСП «Опора России» Сабина Содикова.



По ее мнению, государству необходимо гораздо эффективнее развивать речные порты, которые переживают сейчас не лучшие времена. Михаил Марышев, председатель комитета АПК Ростовского областного отделения Общероссийской общественной организации МСП «Опора России», рассказал, что деловое объединение подключилось к решению проблемы тарифов для малых портов, провело переговоры с местными экспортерами и сформировало предложения по изменению тарифной политики. «Несмотря на развитую систему поддержки экспорта, предприниматели при решении тех или иных вопросов сталкиваются с административными  барьерами,  — заметил господин Марышев.  — И ситуация с мелкими портами это подтверждает. Мы подключились. Собранные предложения по изменению тарифа вынесли на федеральный уровень, в Минсельхоз России. Теперь отслеживаем ситуацию, насчитываем на конструктивные решения».

«Экспортеры зерновых в малых речных портах вынуждены платить ту же пошлину, что и экспортеры глубоководных портов,— пояснила госпожа Содикова. — Назрела необходимость разделить бенчмарки по малым портам и по большим. Известно, что бенчмарк (benchmark, в переводе — «эталон», «ориентир») по ячменю и кукурузе содержит сборную солянку из больших, глубоководных и малых портов. А бенчмарк по пшенице содержит только глубоководные порты. То есть малая вода платит ту же пошлину, что и большая, а это неправильно. Ведь это совершенно разный спрос, совершенно разный объем контрактов».
По словам Сабины Содиковой, необходимо собрать нужную информацию, консолидировать ее и под правильным углом зрения подать наверх, чтобы показать инфраструктурную важность устьевых портов. «Сейчас на повестке — вопрос о расчете понижающего коэффициента для малых портов, — добавила госпожа Содикова. — Биржа готова прислушаться и принять во внимание наши соображения о том, каким должен быть этот коэффициент и как его рассчитывать, насколько референтной должна быть цена в малых портах относительно глубоководных».

Впереди — Африка и зеленая экономика

Собравшиеся согласились с тем, что решение проблем позволит донскому экспорту более динамично развиваться. Кроме того, необходим выход на новые перспективные рынки. По мнению Максима Папушенко, экспортерам надо внимательно присмотреться к африканскому континенту. «Пока мы активно работаем только с Египтом, который в северной части материка, — напомнил министр.  — Однако рынок Африки — это 1,3 млрд жителей. Внутренний валовый продукт таких стран, как ЮАР, Нигерия и др., — сотни миллиардов долларов США. С точки зрения потребительского спроса Африка — самый динамично развивающийся континент, — отметил министр. — У нас есть прочные связи с африканскими странами, которые складывались десятилетиями, еще в дорыночную эпоху. И это не только Египет, но и, например, расположенная в центральной части Замбия, которая является своеобразным хабом. Неслучайно глава региона Василий ГолубеВпереди — Африка и зеленая экономикав провел встречи в этом году с чрезвычайными и полномочными послами Уганды и Замбии в России, «Росатом» строит здесь один из крупнейших в мире ядерных центров. На перспективу».

По словам господина Папушенко, выходить на африканские рынки донские экспортеры могут не только напрямую в рамках работы с зарубежными партнерами, но и участвуя в тендерах ООН на поставки продовольствия.  
Еще одна возможность для развития экспорта связаны с актуальным сейчас трендом на снижение углеродного следа в готовой продукции. «Стоит как минимум задуматься о необходимости инвестиций в снижение выбросов, — сказал Максим Папушенко. — Кроме того, актуальным становится использование зеленой энергии (от возобновляемых источников — солнца и ветра)».

Сегодня по количеству ветропарков Ростовская область является в РФ абсолютным лидером. Ввод новых мощностей продолжается. В среднесрочной перспективе в регионе планируется запуск мощных солнечных станций. Также регион лидирует и по количеству производств компонентов для ветряков. Развитие альтернативной энергетики не только способствует улучшению экологии региона, но также повышает его инвестиционный и экспортный потенциал, резюмировал министр.