Федеральный закон «О виноградарстве и виноделии» (ФЗ-468), вступивший в силу 26 июня этого года, стал знаковой вехой в развитии отрасли, в которой Россия способна достичь невероятных достижений как на внутреннем, так и на мировом рынке. Задействовав лучшие практики передовых винодельческих регионов мира, наши законодатели разработали механизмы, которые должны обеспечить производство качественной отечественной продукции и защиту потребителей от подделок и псевдороссийского вина. 

Теперь полноценное российское вино может производиться только из винограда, выращенного на территории страны, а использование импортного виноматериала поставлено под жесткий контроль. Эти меры должны способствовать тому, что российские виноделы смогут насытить своей продукцией как массовый, так и премиальный сегменты рынка. 

Долгожданная победа «партии внутреннего рынка». На протяжении многих лет одной из главных проблем российского виноделия, мешавшей его эффективному развитию, было отсутствие автономных принципов регулирования отрасли. В отличие от многих стран мира, где виноделие считают одним из сегментов сельскохозяйственного производства, в России фактически ставился знак равенства между вином и прочим алкоголем. Этот принцип был закреплен в федеральном законе «О госрегулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (ФЗ-171), поэтому виноделы долгое время оказывались на периферии отечественного рынка алкоголя, учитывая исторически сложившееся доминирование на нем крепких напитков. 
Путь к новым правилам игры для российского виноделия занял два десятилетия. Еще в 2001 году появился Союз виноделов и виноградарей России, который занялся разработкой современных норм регулирования для отрасли, и в 2013 году вино было признано сельскохозяйственной продукцией, подведомственной Минсельхозу РФ. Вскоре после этого, после присоединения к России Крыма и введения режима продовольственного эмбарго, вопрос ускорения импортозамещения встал максимально остро и в виноделии, даже несмотря на то, что вино не вошло в перечень продукции, попавшей под российские контрсанкции.

Из экономических кризисов 1998 года и особенно 2008-го российские виноделы смогли извлечь максимум возможностей, предложив внутреннему рынку недорогой и при этом качественный продукт, который смог заметно потеснить импорт на полках розницы. Однако после кризиса 2014 года, сопровождавшегося двукратной девальвацией, импорт очень быстро восстановил свои позиции, причем конкуренция с российскими винами отнюдь не всегда была недобросовестной — на рынке появилось множество продукции, выдававшей себя за российскую, но на деле представлявшую собой изделия из привозного виноматериала (так называемого балка).

Именно поэтому в проекте федерального закона о виноградарстве и виноделии, внесенном в Госдуму, в июле 2017 года возобладала идеология максимальной защиты тех производителей, которые делают «честное» вино. Подписанный в конце прошлого года президентом документ, объединив и переработав весь накопленный в отрасли опыт, практически заново создал систему правового регулирования отечественного виноградарства и виноделия. 

Российское вино — только из российского винограда. Одно из принципиальных изменений, внесенных законом ФЗ-468, касается определения понятия «вино России» — теперь таковыми считаются вина, на 100% состоящие из винограда, выращенного только на территории России. На момент обсуждения законопроекта этому критерию не соответствовала даже половина тех вин, на этикетке которых красовалась надпись «Сделано в России». По имеющимся оценкам, доля используемого в производстве «нечестного» российского вина дешевого и некачественного виноматериала (балка), завезенного из таких стран, как Молдавия, Испания, Аргентина и др., превышает 50%, а поскольку себестоимость балка и его транспортировка вместе стоят намного меньше, чем инвестиции в виноградники, соблазн для недобросовестных производителей был практически непреодолим. Особенно в сегменте дешевых полусладких вин, где внимание потребителя к качеству традиционно невелико. 

«В отрасли до сих пор процветал бизнес, который изнутри разрушал ее. Потому что производилось так называемое вино из так называемого балка — привозного полуфабриката, который покупался за границей по дешевке. А дальше — бодяжьте, разливайте, закисляйте, подслащивайте, добавляйте спирт, ароматизируйте, красьте, называйте это вином! Это приносило немалые доходы тем, кто этим занимался. Чтобы вырастить виноград и снять с него первый урожай, должно пройти пять лет. А для того чтобы получить старую лозу, из которой делаются лучшие вина, нужны десятилетия. Поэтому, конечно, виноградарство для виноделия в условиях засилья балка неконкурентоспособно», — описывал сложившуюся в отрасли ситуацию один из инициаторов закона о виноградарстве и виноделии, председатель Союза виноградарей и виноделов России Дмитрий Киселев. 

Такую постановку вопроса поддержал президент России, обсуждавший в конце прошлого года новый закон на встрече с представителями общественности по вопросам развития сельского хозяйства и сельских территорий. «Для наших производителей это ключевой вопрос, насколько я понимаю. Виноматериал так называемый танкерами завозят, танкерами здесь просто по бутылкам разливают — и все. Нашим производителям винограда и вина конкурировать становится практически невозможно», — констатировал глава государства Владимир Путин.

Понимая предстоящий масштаб изменений рынка, Госдума ввела трехлетний переходный период, в течение которого со дня вступления закона в силу российским будет признаваться вино не только полностью произведенное из винограда, выращенного на территории РФ, но и с добавлением в установленных законом пределах концентрированного виноградного сусла, произведенного за пределами территории России. «Закон направлен на то, чтобы убедить винный бизнес: главным для государства становится продукт, сделанный из российского винограда. Закон абсолютно ясно дает инвесторам понять: не бойтесь, входите в эту отрасль и отобьете свои вложения через 7-8 лет, когда вино от первой посаженной лозы дойдет до полки. Государство будет внимательно следить за тем, чтобы продавалось именно ваше вино», — прокомментировал принятие закона президент Союза виноделов и виноградарей России Леонид Попович.

Качественная защита от подделок. Задачей нового закона было не только установить правила игры для виноделов, но и помочь потребителю сориентироваться в необъятном мире вина. Теперь на магазинных полках российские вина, соответствующие тому определению, которое дано в законе, должны стоять отдельно от иностранных — это правило поможет отечественной продукции среднего ценового сегмента конкурировать с импортом. 
При этом из мировой практики были позаимствованы принципы классификации продукции: на этикетках российских вин уже появились аббревиатуры ЗГУ (вино защищенного географического указания с обозначением региона производства) и ЗНМП (вина защищенного наименования места происхождения с указанием виноградника / малой территории производства). Подобная маркировка используется в большинстве винодельческих стран и позволяет безошибочно отличать вина высокого качества. Этой же задаче соответствует еще один принцип нового закона, в соответствии с которым вводится различие между натуральными винами и так называемыми винными напитками (виноматериал с водой, содержание которой может доходить до 50%).

Иными словами, теперь российское вино — это не просто некая жидкость, которую налили в бутылку на территории России. «Главное, что этот закон поддерживает усилия на дальнейшее развитие отрасли. Мы возвращаем России историческую отрасль, которой мы всегда гордились и, уверена, еще больше будем гордиться, — прокомментировала одобрение закона в Совете Федерации его спикер Валентина Матвиенко. — Если какие-то есть вопросы, будем продолжать работу. Может быть, что-то придется доуточнить. Но в целом закон одобрен ассоциацией виноделов, что очень важно».
В российском законодательстве последних лет можно найти мало столь же всеобъемлющих документов. В общей сложности в ФЗ-468 дано 80 определений основных понятий в сфере виноградарства и виноделия (включая «крепленое вино», «игристое вино», «виноградосодержащий напиток», «виноградное насаждение», «виноградник» и т.д.), выдвинуты требования к виноматериалам и этикетке, закреплены технологические правила производства винодельческой продукции, включая разрешенные и запрещенные приемы производства вина. Для защиты потребителей от некачественной продукции и подделок вводятся специальные нормы, определяющие, какая винодельческая продукция признается фальсифицированной, недоброкачественной и контрафактной. 

Также закон установил порядок использования виноградопригодных земель и ведения федерального реестра виноградных насаждений. Для контроля соответствия выращенного винограда и производимого из него вина введено обязательное декларирование урожая винограда. К субъектам виноградарства и виноделия отнесены виноградарские и винодельческие хозяйства, научные, профессиональные и образовательные организации, которые занимаются производством продукции виноградарства и виноделия, ее первичной и последующей переработкой.

Истина — в земле. По мнению Леонида Поповича, основополагающими положениями ФЗ-468 стали три принципа. Во-первых, в законе указано, что виноградарство и виноделие должны являться единым целым, как и регулирование отрасли. Во-вторых, заявлена поддержка расширения площадей виноградников и наращивания производства отечественной винодельческой продукции. В-третьих, декларировано, что государство будет продолжать оказывать помощь отрасли. 
Ряд положений закона еще требуют корректировок при помощи поправок, но в целом ФЗ-468 стал долгожданным документом для отрасли. 
Сама по себе идея связать виноградарство и виноделие в единый комплекс также отвечает мировым стандартам, поскольку успех вина на полке магазина — это результат многолетней работы винодела на земле. 
Эта работа напрямую определяется объемом инвестиций в виноградники, и система господдержки отрасли сегодня строится именно исходя из представления о вине прежде всего как о сельскохозяйственном продукте. 

За последние три года, по данным Минсельхоза РФ, на развитие виноградарства было выделено 6 млрд руб., сформирован комплекс мер, направленных на поддержку закладки виноградников и ухода за ними, проведение мелиоративных мероприятий, актуальных для засушливых зон. С прошлого года введено субсидирование капитальных затрат в размере 20% на создание виноградных питомников. Новый закон подтвердил курс государства на поддержку развития виноградных насаждений, дополнив его мерами по продвижению на внутренний и внешние рынки винодельческой продукции, произведенной из российского винограда. 2020 год виноделы при поддержке Минсельхоза уже определили для себя как стартовый для активного развития экспорта.

Министр сельского хозяйства России Дмитрий Патрушев в ходе летней выставки «Всероссийский день поля»-2020 отметил широкие перспективы для дальнейшего развития виноградарства. По его словам, поступательное увеличение площади закладки новых виноградников наблюдается с 2014 года, причем в прошлом году было заложено почти 7 тыс. га виноградников — на 40% больше, чем годом ранее. К 2025 году нарастающим итогом этот показатель должен достичь 30 тыс. га. 
По оценке заместителя министра сельского хозяйства Оксаны Лут, Россия в этом году произведет не менее 460 млн литров вина (включая игристое), а положительный эффект от принятия нового закона отечественные производители почувствуют уже быстро, в том числе за счет комплекса мероприятий по продвижению своей продукции. 
В 2020 году планируется произвести закладку 4,75 тыс. га новых виноградников, а с учетом предполагаемых работ по раскорчевке еще порядка 2 тыс. га общая площадь российских виноградников увеличится до 84,9 тыс. га к концу текущего года. К 2025 году, по планам Минсельхоза, она должна увеличиться до 120-140 тыс. га, чему, несомненно, будет способствовать реализация положений нового федерального закона.