Расцветают яблони и груши

В России возрождается садоводство

26 Июля 2018

Санкционная война с европейскими странами, начавшаяся в 2014 году, хоть и нанесла серьезный удар по отечественной экономике, но стала толчком для развития некоторых отраслей. В частности, благодаря ограничению импорта плодовых культур и системной господдержке началось возрождение садоводства. Участники рынка считают, что, если такие условия сохранятся, им удастся полностью закрыть потребность жителей нашей страны во фруктах.

Системный кризис в садоводстве РФ продолжался почти четверть века. Непродуманная тактика реформирования сельского хозяйства, резкое сокращение государственной поддержки, неустойчивость производственно-хозяйственных связей, инфляция и другие негативные факторы привели к тому, что площадь плодово-ягодных культур в России с 1990-го по 2014 год сократилась на 41%. В результате большая часть российского рынка фруктов досталась иностранным производителям.

Под присмотром государства
Возрождение садоводства началось около четырех лет назад, после того как Евросоюз объявил экономические санкции в отношении нашей страны. Симметричным ответом России стал запрет импорта некоторых видов продукции из Европы, в том числе фруктов. В результате его объемы сократились практически вдвое. Например, в 2013 году Польша, которая долгое время считалась безоговорочным лидером среди европейских стран по поставке яблок на российский рынок, ввозила 700 тыс. тонн, в 2014-м — чуть больше 400 тыс. тонн, в 2015-м в связи с эмбарго, по официальным данным, не было завезено ни одного плода. Снизились также объемы поставок из Молдовы, Азербайджана и Китая. Однако полностью обеспечить внутренний рынок фруктами пока не удалось.
По данным «АБ-Центра», промышленное производство тех же яблок в 2017 году составило 800-850 тыс. тонн. Если все собранные яблоки пустить только на внутреннее потребление, то на каждого россиянина получится всего по 5,8 кг за целый год. При этом официальная годовая норма потребления на человека, по подсчетам специалистов Минздрава РФ, составляет 50 кг яблок. А если учесть, что около трети от валового сбора фруктов и ягод уходит на переработку, то российских яблок на одного россиянина станет еще меньше. При этом доля яблок в общей структуре производства плодовых у нас самая высокая.
«Сегодня Россия находится только в начале пути по развитию отрасли садоводства, и мы не в состоянии полностью удовлетворить потребности населения в плодах и ягодах, — говорит министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев. — И, несмотря на непростое геополитическое и экономическое положение нашей страны, основная цель Правительства России не просто заместить санкционные продукты отечественными, а создать целую структуру овощеводства и плодоводства, которая для многих субъектов Федерации может стать неким базисом и точкой роста для региональной экономики».
В рамках этой стратегии началось государственное финансирование садоводства — как на федеральном, так и на региональном уровне. Для примера: в 2014 году садоводы получили из бюджета 400 млн рублей, в 2015-м на развитие этого направления выделили уже 1,8 млрд рублей, в 2016-м — почти 2,5 млрд, а в 2017-м — 3,3 млрд. Сами производители по-разному оценивают эффективность этой поддержки, однако все сходятся во мнении, что без участия государства дело вообще не сдвинулось бы с мертвой точки.
Фермер Александр Мамонтов занимается садоводством уже более пяти лет. Началось все с небольшого крестьянско-фермерского хозяйства в Корочанском районе Белгородской области. На участке земли площадью один гектар он разбил яблоневый сад и организовал собственный питомник. Ежегодно сад дает урожай порядка 50 тонн яблок в год. Продукция реализуется как в самом районе, так и за его пределами. Вдохновленный первыми успехами, фермер решил расширить хозяйство. Интерес к проекту проявили и коллеги, ставшие партнерами предпринимателя. Новый сад занимает 12 га. Здесь высажено около 30 тыс. саженцев яблонь, выращенных в питомнике Александра Мамонтова. По предварительным расчетам, сад может давать 600 тонн яблок ежегодно.
«У нас в области сейчас бум садоводства. Многие хотят попробовать свои силы в этом деле, благо что власти это всячески поощряют, — говорит Александр Мамонтов. — На начальном этапе нас поддержала местная администрация: помогла войти в грантовую программу для начинающих фермеров, выделила участок земли в аренду. Оказали помощь районные власти и с решением инфраструктурных проектов: провести электричество до будущего сада нам удалось также за счет еще одной госпрограммы».
В 2016 году компания «Биотор» планировала реализовать в Калининградской области масштабный инвестиционный проект по промышленному садоводству и производству соков прямого отжима. Его реализацией занимается российский бизнесмен Иван Филиппенко совместно с польскими партнерами. В рамках проекта планировалось заложить яблоневые сады на площади 800 га, построить хранилище и цех по производству сока. Сумма инвестиций, согласно бизнес-плану, составляла около 5 млрд рублей. В первый год в посадку 50 га промышленных садов было вложено 120 млн рублей. Однако проект был приостановлен из-за противоречий с местными властями.
«Сейчас в садоводстве применяется интенсивная технология, заимствованная в европейских странах. При грамотной поддержке государства за 3-4 года можно спокойно накормить яблоками всю страну. Еще год назад власти предоставляли садоводам субсидии, на которые можно было развивать предприятия. Но сейчас в Калининградской области они резко сократились на 60%. Поэтому садоводы у нас отказываются работать по этой программе. При этом в других регионах, таких как Кабардино-Балкария или Краснодарский край, с финансированием проектов все в порядке», — рассказывает Иван Филиппенко.
Агрофирма «Крона», одно из ведущих предприятий Юга России, начала развивать садоводство еще до интереса к этой отрасли государства — в 2000 году. Сейчас она возделывает 135 га садов. Благодаря применению в работе новых технологий выращивания интенсивного и суперинтенсивного типа удалось увеличить тоннаж собираемого с гектара урожая, улучшить качество выращивания яблок. Помимо яблок здесь также занимаются выращиванием вишни, черешни и сливы.
«Все это время мы развивались благодаря своему питомнику за счет собственных средств. В дальнейшем вопрос об использовании государственной поддержки, думаю, будем рассматривать, поскольку увеличиваются посадочные площади, а для этого необходимо строительство нового хранилища, закупка различного оборудования и техники. На собственные деньги все это сделать очень тяжело», — говорит заместитель директора агрофирмы «Крона» Владимир Морозов.

Задачи и решения
По данным Министерства сельского хозяйства РФ, основные производственные площади плодово-ягодных насаждений сосредоточены в Центральном, Южном и Приволжском федеральных округах. Здесь выращивается более 70% плодов и ягод России, что объясняется как климатическими, так и потребительскими особенностями этих регионов. При этом на долю ЦФО приходится 32,5% площадей, на ЮФО — 17,2%, на ПФО — 17,3%. В структуре многолетних насаждений в хозяйствах всех категорий доминирующее положение занимает яблоня. Для косточковых культур лидером остается вишня, среди ягодных преобладает земляника.
«На долю яблок приходится более 70% от всех фруктов, производимых в России, поскольку эта культура лучше остальных приживается в климате нашей страны. Кроме того, возникает меньше проблем с хранением плодов, — говорит председатель Союза «Садоводы Кубани» Николай Щербаков.
По его словам, сегодня на закладку одного гектара интенсивного сада и ухода за ним требуется в среднем 450 тыс. рублей. На четвертый год сад может начать приносить прибыль. Однако почивать на лаврах предпринимателям-садоводам не придется даже при высоком урожае: это слишком капиталоемкая отрасль, так как необходимо регулярно закупать посадочный материал, обновлять технику, приобретать холодильное оборудование, которого сейчас на Кубани, в частности, не хватает.
«Чтобы садоводческие хозяйства могли успешно развиваться, оптовая цена на яблоки должна держаться на уровне 50 рублей за килограмм, а слива стоить 25-30 рублей. Но в нынешних условиях удерживать такую ценовую планку не всегда удается. Здесь влияют многие факторы: и покупательский спрос, и востребованность различных сортов на рынке», — считает Николай Щербаков.
Еще одной преградой для развития отрасли пока остается нехватка квалифицированных кадров. Долгое время специальности, связанные с сельским хозяйством, не пользовались большой популярностью у молодежи. Кроме того, по-прежнему остро стоит вопрос привлечения молодых людей в сельские районы. Очень часто решать эти проблемы садоводам приходится самостоятельно.
«Когда мы начинали, квалифицированных специалистов вообще не смогли найти, даже обращаясь в лучшие учебные заведения. Пришлось брать, что называется, «сырых» агрономов и обучать их в Европе, в том числе с помощью польских партнеров. Их агрономы приезжали к нам три раза в месяц именно с этой целью», — говорит Иван Филиппенко.
Несмотря на проблемы, с которыми приходится сталкиваться садоводам, это направление привлекает все больше инвесторов. По словам президента Ассоциации садоводов России Игоря Муханина, это связано не только с вниманием государства к отрасли, но и с комфортными условиями по сравнению с производством других видов сельскохозяйственной продукции. Например, для выращивания зерновых культур в промышленном масштабе требуются тысячи и десятки тысяч гектаров земли, а самое крупное садоводческое хозяйство занимает 1,5-2 тыс. гектаров.

Вместе или врозь
Малые и средние предприятия, чтобы эффективно работать на рынке, сегодня объединяются в кооперативы. При небольших объемах урожая таким аграриям невыгодно строить холодильники и закупать специализированную технику. А в складчину возможно и строительство, и содержание спецтехники, и покупка средств защиты по более выгодным ценам. Эксперты полагают, что такая форма хозяйствования со временем станет все более популярной среди мелких игроков. Впрочем, в последние годы между российскими производителями плодово-ягодных культур наблюдается не только сотрудничество, но и конкуренция.
«Конкуренция очень сильная, особенно на южном рынке, — говорит Владимир Морозов. — Причем я с уважением отношусь ко всем производителям — как крупным, так и небольшим хозяйствам, потому что качество выпускаемой продукции у нас довольно высокое в сравнении с тем, что было всего 5-6 лет назад. В конкурентной борьбе учитываются другие факторы, такие как сорт и даже размер фруктов и, конечно же, их цена. В перспективе сильные позиции будут у тех садоводов, которые относятся к своему делу не просто как к бизнесу, а как к искусству, у тех, кто ищет новые сорта, расширяет посадки, уделяет большое внимание упаковке и современным технологиям продаж».
Но гораздо больше, чем конкуренции с соотечественниками, российские садоводы опасаются иностранных производителей. Это связано с тем, что у западных компаний на сегодняшний день технологии выращивания плодово-ягодных культур более развиты, и за счет больших объемов продукции им легче манипулировать ценой. Поэтому руководители профессиональных объединений российских садоводов в один голос просят власти о сохранении эмбарго. Сейчас в России закладывается в среднем около 1,5 тыс. гектаров новых садов в год. При таких темпах, чтобы обеспечить покрытие дефицита плодов, по подсчетам специалистов, потребуется еще примерно 15 лет.
«Мы по-прежнему ежегодно завозим около 1,2 млн тонн яблок. Импортировать готовое яблоко в Россию, которая в состоянии выращивать его сама, — это абсурд. Поэтому я убежден, что эмбарго надо продолжать и нужно всячески развивать собственное хозяйство. Приобретать стоит только основные средства производства в виде посадочного материала», — говорит Игорь Муханин.
Его точку зрения разделяет и Николай Щербаков. По мнению председателя Союза «Садоводы Кубани», для эффективного развития российских садоводческих хозяйств, ограничения на импорт иностранных фруктов достаточно установить в определенный период года — с августа по декабрь. 
            bool(false)