Плоды и ягодки политики импортозамещения

Производителям фруктов и ягод есть куда расти

2 Июля 2020



Фрукты и ягоды — важная и незаменимая составляющая питания практически для всех россиян, и необходимость обеспечения этой потребности вряд ли у кого-то может вызвать сомнения. Однако садоводческая отрасль в постсоветские десятилетия испытала серьезный спад производства, вызванный в том числе и ценовым давлением продукции зарубежных производителей. Сейчас ситуация, к счастью, меняется, однако новые вызовы ставит эпидемия коронавируса, которая многим усложнила жизнь и работу.

Валовой сбор плодов и ягод в России в последние годы уверенно растет: в 2019 году, по данным Росстата, показатель составил 3,5 млн тонн (для сравнения: в 2017-м он был на уровне 2,7 млн тонн, в 2018-м — 3,3 млн тонн). Это абсолютный рекорд постсоветского периода существования Российской Федерации. Во многом это результат целенаправленной политики государства, которая системно стимулирует импортозамещение в отрасли. Тем не менее как раз в плане импортозамещения есть куда стремиться. Ну хотя бы потому, что Россия остается импортером яблок № 1 в мире (оценка Департамента агропромышленности США). И это несмотря на то, что сбор яблок в 2019 году вырос на 181,9 тыс. тонн по данным Росстата (в сравнении с показателями 2018-го).
Тем не менее очевидно, что сады в стране развиваются, причем достаточно интенсивно. «В 2018 году валовой сбор товарных яблок составил 10,5 тыс. тонн, в 2019-м — 16,7 тыс. тонн, — говорит руководитель дивизиона «Сады» агрохолдинга «АФГ Националь» Олег Рьянов. — В 2020 году рассчитываем получить более 20 тыс. тонн плодов. Увеличение урожая связано с последовательным вступлением садов в плодоношение и с выходом на плановые объемы производства. Сейчас у компании 700 га суперинтенсивных яблоневых садов. Построена первая очередь хранилища на 10 тыс. тонн с линией сортировки фруктов. Ведутся работы по строительству второй очереди хранилища на 15 тыс. тонн, а также проектные работы для закладки сада на площади 300 га».

Успехи фермеров
Также позитивно изменения в секторе оценивают и эксперты по ягодам. «Ягодная отрасль в нашей стране прошла через период резкого сокращения в 1990-2010 гг., — говорит Ирина Козий, генеральный директор Ягодного союза. — Тогда коммерческое производство ягод сократилось с 50 до 10 тыс. тонн в год. Начав развиваться снова, отрасль столкнулась с последствиями той ситуации: нехваткой информации о современных технологиях выращивания и квалифицированных кадров, отсутствием средств защиты растений, разрешенных к использованию в нашей стране, сложностями в поиске посадочного материала сортов, необходимых для интенсивного ягодоводства и многими другими. И все же отрасль развивается, в нее приходят активные и инициативные предприниматели, обладающие широким кругозором и большим желанием учиться и развиваться.
И сейчас, начиная с 2016 года, мы наблюдаем изменение 25-летнего тренда на сокращение площадей выращивания ягод в России. Прирост пока очень скромный — с 13,2 тыс. га в 2015-м до 14,9 тыс. га в 2019 году, но это важный показатель выхода отрасли к началу развития. При этом основной рост площадей выращивания ягод мы наблюдаем в фермерских хозяйствах (+800 га в 2018 году и +500 га в 2019-м). У крупных же сельхозпроизводителей сокращение площадей продолжается с 1991 года (в 2018 году — на 100 га, в 2019 году еще на 300 га)».
По словам Ирины Козий, урожай ягод у сельхозпроизводителей и фермеров России продемонстрировал очень значительный прирост в последние два года. «В 2018 году он вырос до 15,8 тыс. тонн, добавив 25% к показателям 2017 года, а в 2019 году вырос еще на 18% — до 18,7 тыс. тонн, — говорит она. — Это рекордный урожай за последние 25 лет. Доля и роль фермеров в площадях выращивания и в объеме урожая ягод в России постоянно растет. В прошлом году доля площадей фермерских хозяйств была уже больше 32%, а доля урожая ягод у фермеров впервые превысила 50%. При этом средняя урожайность ягодных культур в фермерских хозяйствах примерно в 2 раза выше, чем у сельхозпроизводителей».
По словам Ирины Козий, с учетом нескольких серий весенних заморозков, которые нанесли серьезный урон первому сбору ягод в южных регионах, а также предполагаемых сложностей со сбором урожая в 2020 году наиболее вероятно снижение урожая ягод, особенно земляники садовой.

Вызовы времени
Эпидемия коронавируса, к сожалению, не упростила жизнь отечественным садоводам. Многие из них испытывают реальную тревогу в связи с тем, что логистика (и это касается как рабочей силы, так и продукции) заметно усложнилась.
«Карантинные меры могут не дать фермерам собрать урожай, — говорит Евгений Митницкий, директор хозяйства «Тульский сад». — Нам необходимо нанимать сезонных сборщиков из ближнего зарубежья. Мне крайне важно иметь возможность пригласить сезонных рабочих, зарегистрировать их в МФЦ, не подвергая риску заражения в толпе, которая там часто возникает. Сейчас у меня нет уверенности, что удастся ввезти в страну посадочный материал, который мы уже оплатили и без которого не сможем заложить плантации. У всех производителей есть опасения, что будет сложность с продажей выращенной ягоды. Эту проблему могло бы решить разрешение на установку сезонных торговых палаток в удобных для продажи местах. Опыт иностранных правительств по освобождению малого и среднего бизнеса, включая фермерские хозяйства, от налогов также мог бы спасти многих производителей ягод от банкротства в это сложное время».

Не менее сильно садоводы переживают о надвигающемся периоде сбора урожая и, соответственно, о пиках сбыта. Многие небольшие хозяйства опасаются, что каналов сбыта, многие из которых из-за введенных ограничений стали работать заметно хуже, не хватит для реализации продукта. «В связи со сложной ситуацией, сложившейся весной 2020 года, мы, фермеры Краснодарского края, просим поддержку от государства по сбыту нашей продукции — клубники, — говорит Иван Малич, директор ООО «Овощи Кубани». — Клубника является скоропортящимся продуктом, мощностей и оборудования для ее переработки и хранения у нас нет. Если ягода не попадет на рынок, несколько сотен ягодных ферм придут в упадок, несколько тысяч человек потеряют рабочие места. А сотни тонн отечественной ягоды не попадут на прилавок и к конечному потребителю. Просим организовать бесплатные дополнительные и мобильные точки сбыта на рынках и ярмарках, а также дать возможность оптовым покупателям из Московского региона и средней полосы России беспрепятственно забирать у нас продукцию».

«Ягодный союз еще в конце марта обратился в Минсельхоз РФ за помощью в решении проблемы с обеспечением отрасли сезонными рабочими для сбора ягод, но пока решения не найдено, — комментирует Ирина Козий. — Потребность в рабочей силе при уборке урожая ягод составляет около 20 человек на 1 га. При этом постоянных жителей на территориях, где выращиваются ягоды, немного. В итоге все относительно крупные производители ягод вынуждены ежегодно привлекать на свои плантации сотни сборщиков из стран ближнего зарубежья. Организовать привлечение такого количества местных жителей невозможно, так как плантации расположены далеко от крупных населенных пунктов, а большинство жителей России не привыкли переезжать для участия в сезонных работах. Сейчас границы страны закрыты для ввоза рабочей силы. Если эту проблему не удастся решить в ближайшие несколько недель, урожай ягод в больших хозяйствах не смогут собрать, так как просто не хватит рук.
Небольшие производители, а таких в стране очень много, испытывают сложности со сбытом своей продукции. Если урожай с плантации составляет всего несколько сотен килограмм ягод за один сбор, то есть раз в 3-4 дня, то основными каналами сбыта для таких производителей являются торговые точки на рынках или приезжающие на плантации мелкооптовые закупщики продукции. Масштаб этой проблемы мы уже видим на примере Краснодарского края, где сейчас собирают первый урожай земляники садовой (клубники). Сельскохозяйственные рынки в регионе закрыты, перемещения закупщиков крайне осложнены, поэтому организация сбыта собственной продукции становится практически непосильной задачей для небольших фермеров. Ягодный союз подготовил для своих участников рекомендации по возможным каналам реализации ягод через розничные сети и перерабатывающие предприятия, но не все фермеры выращивают ягоду, пригодную для сетей и переработки».
Тем не менее работа садоводов даже в непростых условиях «коронавирусных» ограничений, которые создают новые трудности, будет продолжаться — в этом нет сомнений. «К моменту введения карантинных мер около 80% урожая яблок уже было реализовано, поэтому необходимости корректировать стратегию сбыта не возникло, — говорит Олег Рьянов. — Ажиотажного потребительского спроса на яблоки, в отличие от круп, например, мы не наблюдали.
Сейчас работы в садах и отгрузки яблок в торговые сети ведутся согласно графику с соблюдением всех мер предосторожности. Проводится регулярная дезинфекция помещений. Перестроены рабочие графики и исключено пересечение смен, чтобы минимизировать контакты между людьми. Ведутся журналы учета здоровья персонала. Все сотрудники обеспечены средствами индивидуальной защиты».

Поддержка работает, но ее недостаточно
Несмотря на то, что объемы сбора плодово-ягодной продукции в стране растут, что, конечно, говорит об эффективности системной и адресной господдержки, острые вопросы до сих пор остаются на повестке сектора, особенно ягодного. И они даже не относятся напрямую к финансам. Хотя в итоге все сводится вновь к вопросу эффективности и прибыльности работы и способности отечественных производителей противостоять давлению импорта.
«Самой важной проблемой сейчас является почти полное отсутствие современных средств защиты ягодных культур от большинства заболеваний и вредителей, — высказывается Ирина Козий. — За редким исключением препараты, внесенные в «Государственный каталог пестицидов и агрохимикатов», или давно устарели, или не имеют доказанных результатов применения. По словам поставщиков, стоимость испытаний и экспертиз нового наименования СЗР для одной культуры составляет от 4 до 9 млн руб., причем эта цифра ежегодно растет. Площади интенсивного выращивания ягод в России небольшие, и объем рынка для каждого отдельного препарата не превышает 1 млн руб. в год. При таком сопоставлении цифр ни один поставщик не сочтет разумным регистрировать даже самый лучший препарат. В итоге страдают производители ягод, ежегодно теряющие по причине вредителей и болезней около половины своего урожая. Мы также проигрываем ценовую конкуренцию поставщикам ягод из других стран, где разрешено применять современные средства защиты, в частности для ягод, поставляемых в Россию. В итоге складывается парадоксальная ситуация: ввозить в нашу страну необходимые производителям средства защиты растений нельзя, а ввозить обработанную ими ягоду можно. Применение современных препаратов критически важно для того, чтобы в продаже было много качественной, вкусной и недорогой российской ягоды. При наличии необходимых средств защиты на тех же площадях, что и сейчас, можно было бы выращивать в 2 раза больше ягод. К тому же уверенность в возможности защитить свой урожай и не потерять вложенные в плантацию средства даст толчок к приходу инвестиций в ягодную отрасль и закладке новых плантаций.

Другой критически важный фактор развития ягодоводства в России — обеспечение производителей посадочным материалом современных высокоурожайных сортов, устойчивых к вредителям и заболеваниям. На данном этапе для большинства ягодных культур, включая основную по объему выращивания ягоду — землянику садовую (клубнику), такие сорта в необходимом для промышленных посадок количестве могут поставлять только иностранные селекционеры или немногие российские питомники, сотрудничающие с иностранными предприятиями. Наши производители ягод заинтересованы в расширении поставок качественного посадочного материала от иностранных поставщиков, а также (на следующем этапе) в построении партнерского взаимодействия между иностранными селекционерами и правообладателями и российскими питомниками. Мы рассчитываем на сотрудничество с представителями Россельхознадзора и Госсорткомиссии с целью создания прозрачного цивилизованного рынка посадочного материала, формат которого соответствовал бы интересам и производителей ягод, и селекционеров. Поскольку без взаимной заинтересованности и понятных всем правил игры невозможно создать стабильный рынок посадочного материала. При этом поговорка «Что посадишь, то и пожнешь» актуальна и для выращивания ягод. Сейчас же процедура регистрации сортов ягод для выращивания в России очень сложная, требующая нескольких лет и крайне запутанная, а защита правообладателей сорта практически полностью отсутствует. В итоге в страну поставляется много нелицензированного и часто некачественного посадочного материала, а серьезные производители очень сильно отстают от своих европейских коллег по характеристикам выращиваемых ягод, так как в Европе линейка сортов в производстве ягод обновляется каждые несколько лет, что в российской ситуации просто невозможно. Третья проблема — отсутствие квалифицированных кадров. Российские учебные программы по подготовке агрономов сильно устарели, так как они также не развивались с начала 90-х годов. Также устарели и знания большинства преподавателей и иных специалистов ягодной отрасли в стране. Агрономов готовят очень мало, еще меньше ребят, получивших профильное образование, остаются в профессии. Направления обучения агрономов-ягодоводов у нас просто нет».

Финансовые инструменты поддержки также не теряют актуальности, особенно для тех, кто выбрал основным своим направлением развития интенсивный и суперинтенсивный подход. «Суперинтенсивное садоводство — крайне капиталоемкая отрасль, — говорит Олег Рьянов. — За пять лет мы инвестировали в проект на Кубани порядка 6 млрд рублей. С такими затратами производителям невозможно обойтись без эффективных инструментов господдержки. Поскольку проект долгосрочный, инвесторам принципиально важно сохранение заявленного государством на стартовом этапе проекта уровня субсидирования. Мы начали закладку садов в 2015 году, но в связи с последовавшим изменением нормативной базы недополучили по своему проекту около 300 млн рублей субсидий, на которые рассчитывали. Отсутствие гарантий и опасения инвесторов о том, что правила игры могут поменяться в любой момент, существенно тормозят развитие отрасли.
Мы рады, что введена долгожданная дифференциация и усилена господдержка интенсивного садоводства, обеспечивающего рынок именно товарным яблоком. Однако с учетом инвестзатрат ее пока нельзя назвать достаточной. По-прежнему нет разницы в субсидировании интенсивных и суперинтенсивных садов — закладка последних обходится инвестору в среднем вдвое дороже, но зато качество и урожайность яблок, а также выход товарных сортов в таких садах наиболее высоки». 

            bool(false)