Как оцифровать агропром

Инициатива по цифровизации сферы АПК встала на государственную повестку

9 Апреля 2019

Яндекс.Дзен Instagram
Пока проектов, направленных на автоматизацию и цифровизацию сельскохозяйственного производства, в стране немного. Однако уже через несколько лет ситуация может значительно измениться: в конце 2018 года на рассмотрение в Правительство РФ был внесен проект «Цифровое сельское хозяйство», который, будучи одобренным, станет одним из направлений реализации нацпрограммы «Цифровая экономика Российской Федерации».

Тема информатизации агропромышленного комплекса обсуждается на разных уровнях уже далеко не первый год: компании-разработчики решений декларируют смелые и далекоидущие планы, демонстрируя в красивых презентациях не менее красивые цифры потенциального роста производительности и рентабельности для аграриев. Однако на практике кейсов внедрений «умных» технологий в АПК в стране достаточно мало — это скорее точечные проекты, чем оформившийся тренд. И реализуют их чаще всего крупные сельскохозяйственные конгломераты, у которых есть ресурсы и запас прочности; основная же масса предприятий сектора пока цифровизоваться не спешит. При этом за последние годы (с 2012-го) показатели валового объема производства сельхозпродукции уверенно росли.

Между тем даже в свете роста отечественный АПК имеет ряд проблем, в первую очередь по части производительности труда. Так, портал ourworldindata.org приводит интересные сведения по поводу соотношения добавленной стоимости на одного работника в АПК: в 2017 году в России она составила чуть более 13,6 тыс. долларов США, приведенных по эквиваленту покупательской способности к показателям 2010 года, а, например, в Италии — более 41,9 тыс. В Канаде — $72 тыс. с лишним, в США — $83,7 тыс. Вывод очевиден: объем сельхозпроизводства не совсем адекватен тому количеству людей, которые работают в этом секторе. И задача на сегодня — не сократить количество работающих, а радикально повысить их производительность. Потому что пространства для развития хоть отбавляй: по данным Росстата, в 2017 году ИКТ-инвестиции в сельское хозяйство составили всего 850 млн рублей — это примерно 0,2% от общей суммы ИКТ-инвестиций. Можно констатировать: пока цифровизацией в сельском хозяйстве практически не пахнет, зато есть куда расти, увеличивая производительность.

Майский указ президента от 2018 года «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» сформулировал большую цель — преобразование экономики страны (а сельское хозяйство — одна из вполне серьезных ее частей) посредством масштабной цифровизации, внедрения современных информационных технологий. Так, повестка развития «умного» АПК вышла на государственный уровень. И одним майским указом дело не ограничилось — в ноябре 2018 года в Правительство РФ на рассмотрение была внесена концепция проекта «Цифровое сельское хозяйство» как нового направления программы «Цифровая экономика Российской Федерации».

Ориентиры и способы
Концепция проекта «Цифровое сельское хозяйство» содержит шесть главных направлений цифровой трансформации отрасли. Она предусматривает внедрение не менее пяти проектов-платформ — «умное сельскохозяйственное предприятие», «умное поле», «умная ферма», «умная теплица» и «умный сад»; внедрение инструментов для использования информационных ресурсов, платформ и технологий на сельхозобъектах; разработку технологий проектирования агропродовольственных систем разного масштаба (от конкретной организации до страны в целом); упрощение механизмов кредитования сельхозпроизводителей; переход на цифровой формат взаимодействия с государством и многое другое.
Концепция предполагает несколько этапов работы по программе. На первом этапе (2018-2021 гг.) предполагается пилотирование методов стимуляции внедрения цифровых технологий в секторе, сбор и анализ данных, стимуляция разработки продуктов для отрасли, включая профильные платформы «интернета вещей», — предполагается создание высококонкурентной среды. В роли центра компетенции выступит Национальный союз цифровой трансформации сельского хозяйства, создание которого также предусмотрено.

На втором этапе (2021-2024 гг.) главными действующими лицами становятся крупные и средние сельхозпредприятия, которым предстоит тиражировать успешные пилоты. Судя по всему, их будут к этому стимулировать господдержкой. Цифровизуется селекция, логистика, внедряются системы поддержки принятия решений и многое другое.
Третий этап реализации (2022-2024 гг.) — это расширение масштаба использования удачных решений на все циклы производства, на всю отрасль.
Надо сказать, что программа предполагает довольно-таки амбициозные ориентиры. Так, ожидается, что к 2024 году сектор АПК вырастет до 5,9 трлн руб., а экспорт его продукции — до $45 млрд к 2025 году. Надо сказать, что такие целевые показатели не выглядят нереальными. Синергетический эффект от сквозной цифровизации отрасли может быть очень и очень существенным.

«Я бы не стал рассматривать цифровизацию АПК как панацею, скорее как альтернативу традиционным направлениям инвестиций, — говорит Виталий Дербеденев, генеральный директор компании «ФОК» («Финансовый и организационный консалтинг»). — Цифровизация — один из вариантов решения давно известных и решаемых проблем. В частности, повышение урожайности может достигаться за счет внедрения цифровых технологий сбора, обработки и использования массива данных о состоянии почв, растений и окружающей среды, а может за счет более качественного подбора семян, удобрений, разработки новых методов борьбы с болезнями и вредителями. Какой метод окажется более эффективным, зависит от многих факторов, одним из которых является текущее состояние хозяйства. То, что государство обратило внимание на необходимость цифровизации АПК, — это, безусловно, хорошо. И конечно же, это не значит, что сами хозяйства не заинтересованы в цифровизации. Скорее можно говорить о том, что хозяйства мало информированы о цифровых методах, кроме того, многие цифровые решения нужно адаптировать к нашим условиям. Государство может стимулировать разработку готовых цифровых решений и создать условия для более активного внедрения новых технологий в частные хозяйства. Сюда включаются как финансовые методы, так и нефинансовые, в том числе популяризация цифровых технологий».

Преодолевая препятствия
Конечно, без трудностей реализация программы по цифровизации АПК не обойдется. Самый очевидный камень преткновения — плохая доступность Интернета в сельских территориях, особенно удаленных от крупных центров. Без доступа в Сеть же говорить о сколько-нибудь территориально распределенном сборе данных, необходимых, например, для реализации концепции точного земледелия, не приходится. Да, помочь организовать связь с массой удаленных автономных датчиков призваны такие технологии, как, например, LoRaWAN или NB-IoT (а также многие другие, не столь бурно обсуждаемые). Но эти собранные данные необходимо как-то передать на сервер, где они будут обрабатываться, и вот тут без нормального канала уже сложно.

«Проблемы нехватки телекоммуникационных возможностей на сельскохозяйственных территориях возникают сразу, как только информационная система перемещается из лаборатории в реальную среду использования, — говорит Александр Мордухович, вице-президент группы «Борлас». — Технология LoRaWAN открытая и не требует лицензирования, благодаря чему установка и настройка сети не являются сложными процессами и потому могут осуществляться самим пользователем. Но в ходе эксплуатации придется решать такие проблемы, как поддержка и мониторинг сети и датчиков (особенно это будет заметно для территориально распределенных предприятий); проверка возможности использования специфических датчиков на построенной сети; адаптация данных, получаемых от датчика, для дальнейшей обработки и передачи в смежные информационные системы. Но все эти вопросы отпадают, когда базовые станции и сервер управления сетью находятся в руках опытного телеком-оператора. Развертывание таких сетей на всей территории России положительно повлияет на цифровизацию сельского хозяйства. Именно поэтому в 2018 году «ЭР-Телеком Холдинг» начал строить сеть LoRaWAN операторского уровня и стал технологическим партнером компании «Борлас» в реализации проектов в сельском хозяйстве».
Так или иначе цифровое неравенство между селом и городом все еще сохраняется, и решать эту проблему предстоит в том числе крупным операторам магистральных сетей. Альтернативы, конечно, есть — например, полнодуплексный спутниковый терминал может обеспечить доступ в Интернет хоть в чистом поле. Но стоимость таких решений и тарифы на связь оказываются слишком дорогими для села.

Доступность Интернета — далеко не единственная проблема. «Кроме слабого проникновения Интернета в сельскую местность я бы отметил еще два серьезных фактора, препятствующих массовому внедрению цифровых решений, — говорит Виталий Дербеденев. — Во-первых, это очень низкая стоимость рабочей силы. По данным Росстата за 2017 год, средняя зарплата в растениеводстве и животноводстве составила всего лишь 23,5 тыс. рублей в месяц, что на 40% ниже среднего уровня по России. При низкой стоимости труда эффективность инвестиций в повышение выработки на одного сотрудника значительно снижается. Здесь государство может способствовать внедрению цифровых технологий путем повышения минимального уровня заработной платы.

Во-вторых, значительная часть цифровых решений требует обработки больших данных, то есть эффективность цифровых решений будет тем выше, чем больше хозяйств будут готовы предоставить платформе свои данные для обработки. Однако тут возникает проблема сохранности этих данных. Государство может значительно повысить уровень доверия к таким системам за счет выработки стандартов хранения и обработки больших данных».

«Чтобы получить ожидаемый эффект от автоматизации, нужен квалифицированный персонал, способность сотрудников воспринимать ИТ-технологии и новые методы работы, — говорит Елена Бутова, руководитель центра агрокомпетенций группы «Борлас». — Это является серьезной проблемой для любой отрасли, а особенно для сельского хозяйства с его традиционным укладом. В ближайшие годы (2019-2021) более чем 55 тыс. специалистов пройдут специальную подготовку по программе «Земля знаний». Потребность в инновационных решениях не всегда ясна даже руководителям высшего звена в связи с их низкой осведомленностью о тех преимуществах и возможном повышении эффективности производств, которые можно получить. Сложности проектов в агрохолдингах носят скорее организационный характер. Люди привыкли работать так, как они это делали многие годы. Внедрение чего-то нового всегда встречает естественное сопротивление. Преодолевается это в основном убеждением, но уместно и своевременное подключение административного ресурса. Кроме того, мы неоднократно наблюдали интерес к отдельным высокотехнологичным и инновационным продуктам, таким как беспилотные летательные аппараты, роботизированные устройства последних поколений для выполнения отдельных операций, то есть то, что можно увидеть и потрогать. Нам же кажется разумным прежде всего обращать внимание на совершенствование учетных систем и процессов оперативного управления производством. Пока учетные системы не выведены на достаточно высокий уровень, покупка дорогой техники и вложения в трендовые технологии не дадут должного эффекта. Кроме того, актуален переход от управления хозяйством к своевременному и точному управлению конкретным полем. Это именно те направления, которые дадут максимальный экономический эффект от их автоматизации».

Конечно, нам хочется надеяться, что затруднения на пути цифровизации АПК будут рано или поздно успешно разрешены. В конце концов, какими бы серьезными ни выглядели трудности, пути их преодоления более или менее известны. Вопрос именно к этому «рано или поздно». Заявленный в программе 2024 год как рубеж той самой «осени», по которой можно будет посчитать цыплят, нам кажется слишком оптимистичным сроком для скачка «цифры» в АПК с околонулевого уровня до «продвинутого». Впрочем, время покажет. 

            bool(false)