Евгения Серова: «Россия — один из самых важных партнеров ФАО на ближайшую перспективу»

В прошлом году исполнилось 10 лет членства России в ФАО

3 Октября 2017

Несмотря на столь небольшой срок сотрудничества (самой организации уже более 70 лет), в нашей стране было реализовано немало значимых проектов, направленных на укрепление продовольственной безопасности как в России, так и в мире. Евгения Серова, директор отделения ФАО по связям с РФ, рассказала «Вестнику» о глобальных задачах офиса, об особенностях сегодняшнего развития российского АПК и о задачах по обеспечению продовольственной безопасности.

Евгения Викторовна, какие задачи стоят сегодня перед российским офисом ФАО?
Основное направление — ​пропаганда устойчивого развития сельского, рыбного и лесного хозяйства в РФ. Понятие устойчивого развития включает три составляющие — ​экономическую, социальную и экологическую устойчивость. Устойчивое развитие предполагает сбережение природных ресурсов для будущих поколений. При решении этой задачи мы действуем на нескольких направлениях. Во-первых, один из наших приоритетов — ​сохранение почв, эффективное развитие лесного хозяйства, сокращение сельскохозяйственных потерь и пищевых отходов. Не остается вне поля нашего внимания и развитие сельских территорий, рыбного хозяйства и т. д. Во-вторых, особое значение для нас имеют агропродовольственные рынки и в целом устойчивость в области агроторговли. В-третьих, это система образования, помощь в распространении информации и знаний по проблематике ФАО.
Наш офис в своей деятельности также затрагивает вопросы качества питания населения (безопасность, стандарты, здоровый образ жизни и здоровое питание) и проблему устойчивости (невосприимчивости) к противомикробным препаратам.

Можете привести конкретные примеры, как вы работаете по этим направлениям?
Возьмем устойчивое развитие. 5 декабря 2016 г. мы совместно с Московской сельхозакадемией им. К.А. Тимирязева организовали традиционный День почв в Почвенно-агрономическом музее им. В.Р. Вильямса, который прошел с широким международным участием. Один из важнейших результатов этого мероприятия — ​решение рассмотреть вопрос о выделении средств на помощь музею в оцифровке образцов российских почв и введении этой коллекции в международный оборот. Если все получится, это будет иметь огромное значение как для престижа России, так и для мировой науки о почвах.
Глобальное почвенное партнерство, к слову, — ​одна из важнейших инициатив ФАО в сфере сохранения почв в мире. Автором инициативы была Россия, которая продолжает ее поддерживать и организационно, и финансово. Например, в рамках этого партнерства ФАО уже второй год подряд организует конкурс на Всемирную почвенную премию имени Глинки, нашего знаменитого почвоведа.
Сейчас наш офис проводит целый спектр мероприятий по привлечению общественного и правительственного внимания к проблеме потерь — ​потерь физической массы и качества продовольствия от поля до тарелки (это происходит и при сборе сырья, и при переработке, и при транспортировке, и т. д.). По оценкам ФАО, одна треть продовольствия в мире не доходит до конечного потребления, а это значит, что мы треть ресурсов просто выбрасываем. Это есть свидетельство неустойчивого типа развития. Например, в рамках выставки «Интерупаковка» совместно со стратегическим партнером ФАО в рамках инициативы «Спасем продовольствие» (SAVE FOOD) — ​Messe Dusseldorf — ​мы организовали большой семинар по потерям в РФ. На этом форуме выступили представители ФАО, Росстата, Мясного союза России, METRO Cash and Carry, представители упаковочного бизнеса. Мы также сотрудничаем с АККОРТ (Ассоциация компаний розничной торговли), с PricewaterhouseCoopers и российским Фондом продовольствия «Русь» по вопросу изменения системы налогообложения на добровольные или благотворительные взносы, что позволит компаниям ретейла и переработки передавать продукцию, близкую к истечению сроков годности, на благотворительные цели.
На I Международном рыбопромышленном форуме, состоявшемся в середине сентября в Санкт-Петербурге, совместно с Рыбным союзом России мы организовали секцию по потерям. Ранее с Молочным союзом России наше отделение провело семинар по потерям в молочном секторе. А с Российским зерновым союзом, Гильдией пекарей и кондитеров и АККОРРТ мы договорились о выработке «дорожной карты» по сокращению потерь вдвое до 2030 года в зерновом и хлебном секторе.
Хотя московский офис ФАО существует всего полтора года, уже можно говорить о первых результатах. Появились серьезные публикации в российских СМИ на тему потерь: до этого о ней практически не говорили. Надо отдать должное и правительству, и частному бизнесу: некоторые отдельно взятые проблемы с потерями все же решаются. Так, часть торговых сетей отказались от возврата хлеба, начала уходить от традиции «перезаказа» хлебных изделий. Стратегия развития рыбного сектора до 2030 года предусматривает строительство современного флота и береговых перерабатывающих предприятий, и это также подразумевает меры, направленные на сокращение потерь. Но пока это еще не комплексный подход к снижению потерь по всей продуктовой цепи.
Наш офис много занимается популяризацией идей и концепций ФАО в РФ. В частности, уже второй год проводим регулярные вебинары-семинары в Центральной сельскохозяйственной библиотеке, представляем ключевые публикации ФАО на русском языке. Сотрудники офиса постоянно выступают с лекциями в разных университетах, на конференциях (например, в рамках конференции «Российское село» в этом году мы организовали две научно-практические секции, которые имели огромный успех).
Во ознаменование Года экологии в РФ совместно с Тимирязевской академией мы организовали серию из четырех вебинаров по проблемам экологии и сельского хозяйства: «умное сельское хозяйство», эффективное использование водных ресурсов в аграрном секторе (эти два семинара уже состоялись), аквакультура и почвы.

Вы упомянули о контроле ФАО за качеством питания. Как дела с этим в нашей стране?
Хочу сказать, что я вернулась в Россию через 10 лет жизни за рубежом и вижу, что за это время страна сделала огромный рывок по улучшению качества продовольствия. Конечно, сомнения потребителей остаются всегда. Я думаю, что в той же Америке их гораздо больше, чем в РФ, но — ​объективно — ​ситуация с безопасностью и качеством продовольствия, совершенно очевидно, улучшилась.
Однако качество питания, чем озабочено ФАО, включает в себя не только безопасность продуктов. Сегодня по всем континентам, за исключением большинства стран «подсахарной» Африки, число людей с ожирением или избыточным весом превышает число голодающих или недоедающих. А ожирение — ​один из интегрированных показателей качества питания. Растут заболевания НИЗ, ССЗ, диабет, которые напрямую связаны с питанием, и в России динамика их роста весьма печальна. Решение проблемы — ​в первую очередь в пропаганде здорового питания.
В этом контексте можно упомянуть, что мы договорились с московской мэрией, что тексты, затрагивающие проблемы потерь и качества питания, вошли в сборники дополнительных материалов по английскому языку в московских школах. Планируется разработать курс по качеству питания для школьников и ввести его, если удастся, как факультативное занятие.
Кстати, к качеству питания косвенно относится и вопрос устойчивости к противомикробным препаратам. Это большая проблема, возможные потери человеческих жизней из-за нее с трудом поддаются оценке, эта тема даже поднималась на Генассамблее ООН в 2015 году. Российская Федерация выделила значительные средства ФАО для борьбы с этой угрозой. В мае ФАО и Роспотребнадзор провели представительную международную конференцию в Сочи по проблемам безопасности питания.

Вопрос продовольственной безопасности, о котором столько говорится на правительственном уровне, тоже входит в сферу ваших интересов?
Понимание продовольственной безопасности в ФАО опять же отличается от общепринятого в России. В РФ продбезопасность измеряется уровнем самообеспеченности, а наша организация активно выступает против такого подхода, так как самообеспеченность на самом деле очень часто работает против продовольственной безопасности. Стремление полностью насытить страну только собственной продукцией приводит к закрытию рынков, что влечет за собой повышение стоимости продуктов питания. А основным риском продовольственной безопасности сегодня считается не физическая доступность продуктов, а экономическая, то есть финансовая возможность их приобрести населением. И это касается любой страны. Безусловно, для такой большой страны, как Россия, полная импортная зависимость от базовых продовольственных товаров также чревата рисками: малейшая флуктуация мировых цен приводит к проблемам на внутреннем рынке. Поэтому определенное буферное производство целесообразно, но это не синоним полной самообеспеченности.
В целом по классификации ФАО наша страна относится к государствам с устойчивой продовольственной безопасностью. Само по себе открытие московского офиса — ​свидетельство того, что РФ признали важным партнером организации (таких офисов в мире всего четыре, еще три — ​в Брюсселе, Вашингтоне и Йокогаме).
В 2016 году Россия внесла добровольных взносов в ФАО (помимо членского взноса) около 12 млн долларов и еще 3 млн в 2017 году в решение глобальных проблем (почвенное партнерство, борьба с ящуром в приграничных районах, спонсорство в создании системы информационного обеспечения рынков сельскохозяйственной продукции АМИС и т. д.). И хотя доля России в суммарном объеме добровольных взносов в ФАО невелика — ​чуть менее 2,5%, российский взнос довольно быстро растет. Для нашей страны как донора основными странами, которым она оказывает помощь, являются страны Кавказа и Средней Азии.

Как сегодня развивается сотрудничество России с ФАО в глобальном масштабе?
Взаимодействие происходит в двух направлениях: либо РФ предлагает свою помощь в реализации конкретных проектов и просит ФАО помочь с разработкой проектного предложения, либо ФАО выходит к России с предложением о финансировании тех или иных проектов. В частности, в стадии рассмотрения находится проект помощи в сфере продовольственной безопасности Сирии, Йемену и Кубе, концепцию которой разработало ФАО. Кроме того, ФАО в России осуществляет безденежные проекты технического содействия. Например, наш офис инициировал процесс (пока проходит только первая стадия) по сравнительному анализу политик поддержки экспорта агропродовольственной продукции в государствах бывшего СССР (всего 12 стран). Мы собрали из всех этих стран экспертов высшего уровня, которые обсудили изменения политики поддержки экспорта своих правительств. Также наш офис содействует привлечению российских экспертов к работе ФАО в других регионах и в глобальных проектах. ФАО высоко оценивает российскую экспертизу и стремится расширить участие наших специалистов в своих программах и проектах.

Какие риски продбезопасности вы видите в нашей стране?
По моему личному (как экономиста) мнению, сегодня в России существует чрезмерная эйфория по поводу развития АПК — ​высокие темпы роста, довольно высокая безопасность продовольствия, хороший уровень поддержки АПК (сравнимо с ЕС и США), наличие соответствующей нормативной базы по продовольственной безопасности. Тем не менее проблеме устойчивости развития сектора пока уделяется мало внимания, как и вообще стратегическим вопросам развития (что парадоксально при таком обилии разных стратегий). Главные факторы устойчивости развития АПК сегодня, с моей точки зрения, — ​это научное и кадровое обеспечение сектора, состояние почв и вообще природных ресурсов для сельскохозяйственного производства.
Аграрная наука и образование, безусловно, недофинансированы. Уровень государственных инвестиций в науку и образование существенно ниже, чем в странах равного с Россией экономического потенциала. Но одни только финансовые ресурсы не могут решить проблему: в стране по многим причинам сложился поколенческий разрыв в науке и образовании, потеряны научные школы по многим направлениям. Например, селекция — ​по некоторым культурам до 100% семян завозится из-за рубежа. Это же свидетельство того, что нет отечественных разработок конкурентного уровня!
Современное сельское хозяйство — ​это очень высокотехнологичная отрасль. Поэтому ей нужен серьезный кадровый потенциал, а у нас пока крайне устаревшая система образования, очень плохо продвигается вперед ее реформирование. В АПК сегодня образование должно быть не универсальное, а очень прикладное, узкоспециализированное.
Плодородие почв — ​это еще одна из основ устойчивости земледелия. У нас плохо обстоят дела с государственным мониторингом состояния почв. Наше общение с экспертным сообществом — ​как академическим, так и из бизнеса — ​свидетельствует о больших накопленных проблемах в этой сфере.
Можно сказать, что лучше субоптимальная политика, но долгосрочная, чем ее постоянное усовершенствование. Поэтому я полагаю, что при более устойчивой бизнес-среде для АПК многие факторы устойчивого развития сектора будут решены частным бизнесом. 
            bool(false)