Генеральный директор компании, доктор биологических наук Андрей Парахневич рассказал «Вестнику АПК» о процессе восстановления компании и методах работы, позволяющих динамично и многократно наращивать мощности.

В каком состоянии вам в руки попало ЗАО по свиноводству «Владимирское» и что уже удалось изменить?
Производственные мощности предприятия или вовсе не работали, или частично сдавались в аренду, т.к. прошлые владельцы, ГК «Эксима», решили сосредоточить производство в Орле. Свинокомплекс требовал больших финансовых вложений и требует до сих пор. В наших планах — реанимировать его, провести глубокую модернизацию и капитальный ремонт производственных площадок. Уже полным ходом идет восстановление общего поголовья, за год оно выросло и сегодня составляет 18 798 голов. В марте 2018 г. прошел первый опорос, а в целом за прошлый год получено 35,5 тыс. поросят. К тому же удалось восстановить переработку под известным товарным знаком «Лесной», которая была полностью утеряна из-за сдачи цехов в аренду. В общем, сейчас мы в полном объеме достигли своих внутрикорпоративных целевых показателей, потратив на это всего порядка 240 млн рублей. Мы четко видим цель, ключевые этапы и знаем очередность действий для достижения требуемого результата, поэтому имеем возможность не растрачивать средства на ненужные или преждевременные меры.

Компания демонстрирует ошеломительные темпы роста. Что позволяет показывать такой результат?
Самое важное, что у нас есть, — это наша команда. В компании работают талантливые управленцы, грамотные специалисты, которые были собраны со всей России, многие из них кандидаты и доктора наук. Что бы ни случилось на предприятии, коллектив в состоянии компетентно и рационально решать все возникающие вопросы. При продаже этого свинокомплекса Елена Николаевна Климова, совладелец ГК «Эксима», которой он раньше принадлежал, характеризовала нашу команду как высокопрофессиональных и опытных менеджеров, которых она считает одними из лучших в области управления и которые в состоянии справиться с кризисным предприятием. «Владимирское» было приобретено в форме пролонгированной сделки с постепенными выплатами в процессе восстановления предприятия, рассчитанной до 2024 года, то есть это рассрочка. Такая форма договора подразумевает высочайший уровень доверия и уверенности в своих партнерах. А мы верим друг в друга. Специалисты из разных городов даже приехали сюда с семьями. Значит, они не прощупывают почву, а готовы работать и нацелены на успех. А других вариантов у нас и нет, отступать некуда.

Может быть, есть какие-то сдерживающие факторы?
Сейчас у нас остро стоит финансовый вопрос, поэтому наша задача — найти инвестиции для капитального ремонта животноводческих помещений. Имеющаяся ферма не позволяет нам расширить поголовье и, следовательно, с большей эффективностью получать средства. На сегодня условия кредитования такие, что мы не можем соответствовать их требованиям. Нужно залоговое обеспечение, соответствующее инвестициям поручительство. Но кому нужно поручаться за нас?
Говоря о сумме, для реконструкции помещений требуется около 1,9 млрд рублей. Естественно, мы не располагаем собственными средствами в таком объеме. Можно было бы получить инвестиции под новое строительство, но это совсем другие деньги. Под наши объемы производства строительство комплекса обошлось бы в районе 5-6 млрд рублей. Исходя из элементарных экономических соображений, возникает вопрос: зачем тратить 5 млрд, когда можно потратить 1,9? Кроме того, по нашим подсчетам, эта инвестиция полностью окупится в течение 4-4,5 лет, что я считаю довольно выгодным вложением, особенно учитывая, что срок службы новых комплексов в среднем от 15 до 20 лет, а наши отремонтированные помещения прослужат 35. Опять же, если на освоение средств по строительству нужно 2-3 года безэксплуатационного срока, то при реконструкции запуск возможен через 13 месяцев. Я уверен, что запроси такая команда, как у нас, кредитование на Западе, это не вызвало бы никаких сложностей, потому что там отталкиваются от персоналий и уровня доверия непосредственно к топ-менеджерам, от их опыта управления и репутации. В России же пока смотрят именно на данные хозяйства, на которые берется кредит, что, на мой взгляд, абсолютно нерелевантно и не дает банку объективной картины. Бездарный управленец развалит даже самый успешный бизнес, а опытный спасет даже самый критический. Россельхозбанк, который по идее специализируется на поддержке сельского хозяйства, должен в ближайшее время принять решение, и надеемся, что оно будет в нашу пользу.

Насколько мне известно, были некоторые сложности с выводом продуктов переработки на рынок?
Я бы не назвал это сложностями, но пришлось побороться за доверие покупателя и возврат репутации. Пока цеха сдавались в аренду, на прилавки попало много продуктов ненадлежащего качества под тем же самым брендом — абсолютно не наш уровень. Это подорвало доверие покупателя к торговой марке «Лесной». До сих пор приходится вылавливать контрафакт. Сейчас на рынке представлено более 60 наименований нашей продукции в весовом эквиваленте около 60 тонн, к концу весны выйдем на 80 тонн. Несмотря на то, что по составу наши колбасы, деликатесы и полуфабрикаты соответствуют премиум-сегменту, моя принципиальная позиция, что качественную еду должны быть способны покупать абсолютно все люди: пенсионеры, многодетные семьи и др. Именно поэтому ценник на продукцию достаточно доступный и ничем не отличается от обычных колбас. Продаем в обычных небольших магазинах во Владимирской, Ивановской и Рязанской областях. Планируется организация собственной торговой сети, но после решения вопросов с животноводческими помещениями.