Кооперация сельхозпроизводителей дала бы серьезный толчок для экономики страны, убеждены эксперты агропромышленного сектора. Однако в России она пока не получила широкого развития. Ее доля сейчас составляет около 2%. Для примера: в странах Европейского союза такая форма взаимодействия находится на уровне 70-80%. Что является сдерживающим фактором и какие сегодня формы поддержки для СПК предлагает государство, разбирался «Вестник АПК». 

Внимание. За последние годы внимание государственных органов РФ к сельскохозяйственной кооперации возросло. В большинстве субъектов страны приняты программы развития сельскохозяйственной кооперации, обрело жизнь понятие «региональная кооперативная политика». В рамках Государственной программы развития сельского хозяйства выделяются гранты на создание материально-технической базы сельскохозяйственных кооперативов.

«В 2020 году из федерального бюджета на эти цели было выделено 2,11 млрд рублей, из которых гранты получили 174 кооператива. Прирост объема агропродукции, реализованной сельскохозяйственными потребительскими кооперативами, получившими грантовую поддержку в 2020 году, составил 37,8 % по отношению к уровню 2019 года», — отмечает президент АККОР Владимир Плотников.

Сельхозкооперация получила свое отражение в нацпроекте «Малое и среднее предпринимательство и развитие индивидуальной предпринимательской инициативы». Перечень мер господдержки кооперативов существенно расширился и предусматривает поддержку членов кооператива и гранты на паевой взнос в СПоК. Так, в рамках нацпроекта поддержку в 2020 году получили 277 СПоК. В сельскохозяйственные потребительские кооперативы вошли 15 288 новых членов из числа личных подсобных хозяйств, КФХ и субъектов малого предпринимательства.

«Кооперация — очень эффективная модель, — убежден руководитель сельскохозяйственного потребительского перерабатывающего снабженческо-сбытового кооператива «Развитие» Александр Лозовицкий. — В свое время мы создали кооператив с участием сельхозтоваропроизводителей и перерабатывающего предприятия. И это повлияло на синергию в работе, на получение положительного результата». Отмечает Александр Лозовицкий и важность той поддержки, которую оказывает государство. «Если говорить о нас, то именно господдержка помогла нам решиться на строительство бизнеса по заморозке овощей. Без этого мы такой шаг и не смогли бы осилить», — говорит он.

Положительный эффект. Технология повышения доходности сельскохозяйственных товаропроизводителей за счет объединения в кооперативы описана еще более века назад. Примеров таких множество. Так, благодаря объединению в кооператив можно сэкономить несколько процентов от обычных затрат, например, при оптовой закупке минеральных удобрений, в других случаях — снизить затраты в разы, например, отказавшись от покупок сена и перейдя к его самостоятельной заготовке в кооперативе. «Но в любом случае достигнутая экономия — это добавленная стоимость, остающаяся в распоряжении сельхозтоваропроизводителя, дающая ему возможность повысить рентабельность, осуществлять сперва простое, а затем и расширенное воспроизводство, иными словами, вести более эффективную предпринимательскую деятельность, ради которой создавалось фермерское хозяйство или сельхозорганизация, — говорит президент РСО «Агроконтроль» Андрей Морозов. — То есть сельскохозяйственная кооперация — это эксплуатация эффекта масштаба, но такая эксплуатация, которая оставляет этот эффект сельскохозяйственному товаропроизводителю».

В свою очередь президент АККОР заострил внимание на том, что сельскохозяйственная кооперация является фактором стратегического значения для многоукладного сельского хозяйства нашей страны. В первую очередь для фермеров и личных подсобных хозяйств. Но кооперация нужна и выгодна и более крупным агропредприятиям. Это путь к их интеграции с семейными фермами, к объединению сил в развитии инфраструктурных компонентов — переработки, транспорта, торговли, сервиса и т. д. Но стратегическая задача, по мнению эксперта, состоит в том, чтобы не просто увеличивать число кооперативов, а идти к созданию сильных кооперативных структур. Это выгодно и государству. Ведь создается по-настоящему конкурентная среда, появляются мощные стимулы к наращиванию производства у огромного числа сельских жителей.


Транслировать опыт. Казалось бы, вся история кооперации в мировом опыте подтверждает положительный эффект такого формата и для самих производителей, и, соответственно, для экономики страны в целом. Однако, несмотря на все принимаемые меры поддержки со стороны государства, сельскохозяйственная кооперация пока не получила широкого развития. Этому есть свои причины, убеждены эксперты. Так, Владимир Плотников среди основных выделяет имеющиеся противоречия в современном законодательстве, недостаточную разъяснительную работу, проводимую с фермерами и владельцами личных подсобных хозяйств на местах, недоступность кредитных ресурсов как краткосрочных, так и инвестиционных, недосягаемость для кооперативов имеющихся рынков сбыта.

«При этом в ряде регионов, таких как Татарстан, Якутия, Краснодарский край, Белгородская, Ульяновская, Липецкая, Московская области и др., имеется хороший опыт по созданию системы поддержки и развития фермерства и кооперации. Этот опыт целесообразно расширять и транслировать в другие регионы. Здесь решающее значение имеет разработка в каждом регионе полноценной кооперативной политики, включающей в себя специализированные нормативные акты и задействующей комплекс исполнителей — государственных, муниципальных, а также негосударственных некоммерческих организаций», — говорит президент АККОР.

В числе сдерживающих факторов Владимир Плотников указывает на отсутствие в первую очередь экономических стимулов. Так, например, сельхозтоваропроизводители освобождены от уплаты налога на прибыль, а кооперативы — нет. Так же обстоит дело и с налогом на имущество.

«Члены кооператива вносят свои имущественные паи, и кооператив вынужден платить налог на имущество. А ведь для того чтобы были стимулы кооперироваться, нужны преференции, в том числе налоговые. А их сегодня нет, — отмечает президент АККОР. — Еще одна проблема — это 50-я статья Гражданского кодекса, она не позволяет распределять прибыль между членами кооператива. Мы инициировали законопроект, Министерство сельского хозяйства РФ и другие ведомства нас поддержали, однако Министерство юстиции оказалось против. Вопрос не решен. Поэтому мы предлагаем создать межведомственную комиссию, в которую войдут и Минсельхоз, и Министерство экономики, и Министерство юстиции, и Центральный банк, и другие ведомства, чтобы консолидированно можно было снимать существующие противоречия в законодательстве».

Андрей Морозов также убежден, что, решая вопрос стимулирования кооперации, не стоит все сводить только к «денежному аспекту».

«Нельзя приуменьшать роль той государственной финансовой поддержки, которая на протяжении последних шести лет оказывается развитию сельскохозяйственной потребительской кооперации. Крайне важно, чтобы эта поддержка продолжалась и развивалась, но и сводить вопрос стимулирования кооперативного строительства только к дополнительным бюджетным вливаниям было бы упрощением проблемы», — считает эксперт. По его мнению, не менее важной среди перечисленных является такая проблема, как неумение и нежелание кооперироваться.

«Главным дефицитным фактором в сельскохозяйственной кооперации являются знания. Разумеется, и государственные органы — Минсельхоз РФ, АО «Корпорация МСП», региональные органы власти — делают в этом направлении многое. Достаточно сказать о развитии сети центров компетенций в сфере сельскохозяйственной кооперации и поддержки фермерства. Но перелом еще не достигнут — критическая масса знаний и кооперативных навыков пока не накоплена, решение проблем через объединение ресурсов и делегирование функций остается непривычным, нетрадиционным для малого сельскохозяйственного товаропроизводителя. Именно в преодолении кооперативной неграмотности, в обучении, распространении имеющегося опыта, овладении теорией кооперации — ключ к повышению доходности малого и среднего сельскохозяйственного производства. Очень хотелось бы, чтобы ключ этот провернуло в замке уже наше поколение», — отмечает Андрей Морозов.