Сельское хозяйство — одна из отраслей, которые сегодня называют перспективными. Оно в наименьшей степени пострадало от пандемии, наращивая экспорт и способствуя притоку финансов в экономику. Однако, чтобы сохранить завоеванные позиции и конкурентоспособность в мире, российскому АПК необходимо увеличивать объемы, снижая издержки. В этом процессе ведущую роль играет наука. 

«Три кита» развития АПК. Возделывание новых высокопродуктивных сортов сельскохозяйственных культур, цифровизация, автоматизация и применение интенсивных технологий (в том числе и трансферт зарубежных технологических наработок), по оценкам экспертов, значительно (на 20% и более) сокращает издержки на удобрения, топливо и другие затраты, одновременно увеличивая производительность. Сегодня, по данным Grand View Research, российский рынок «умного» сельхозпроизводства составляет около 1,5% от мирового (лидеры — США, Германия, Китай и Индия). Но задача отечественного АПК — в кратчайшие сроки провести научно-техническое перевооружение и совершить мощный скачок вперед.

По словам министра сельского хозяйства РФ Дмитрия Патрушева, сегодня «отрасль стала одним из крупнейших потребителей новых технологий и передовых научных разработок. Все больше людей видят в сельском хозяйстве возможности и перспективы как для себя, так и для своего бизнеса».

При этом государственная поддержка сельскохозяйственной науки сегодня важна как никогда. Проблемы в этой области накапливались не один год, и разрешить их необходимо в кратчайший срок, чтобы максимально использовать потенциал роста АПК.

Импортозависимость начинается с семян. В 2020 году, в условиях пандемии, российские аграрии справились с полевыми работами и получили, по данным Минсельхоза РФ, второй после рекордного 2017 года урожай зерна — 132,9 млн тонн. Урожай картофеля составил около 22 млн тонн, масличных — 21,5 млн тонн. Урожай рапса перевалил за 2,5 млн тонн, овощей — превысил 14 млн тонн.

Между тем импортозависимость в растениеводстве все еще высока. Проблема — в семенах. По ряду культур мы импортируем до 90% семян. Наиболее показательна ситуация с сахарной свеклой, где доля импорта составляет более 95%. Несмотря на очевидные успехи сельского хозяйства, зависимость растет. Так, за последние 3 года (2017-2010 гг.) доля семян зарубежной селекции подсолнечника выросла с 53% до 73%. Снижение зависимости внутреннего рынка от иностранного селекционного материала входит в перечень задач, поставленных перед сельским хозяйством президентом и Правительством РФ.

В 2020 году, по оценке первого замминистра сельского хозяйства РФ Джамбулата Хатуова, система работы отечественной селекции и семеноводства была кардинально обновлена: теперь руководители профильных ведомств территорий лично отвечают за то, чтобы обеспечивать рост доли отечественных семян минимум по 5% в год на протяжении пяти ближайших лет. Аграрным институтам, которые являются основными двигателями отечественной селекции, прописана обязанность продвижения на рынок собственных сортов и гибридов. Государство поддерживает создание на базе вузов селекционных центров. В 2020 году поддержку в рамках нацпроекта «Наука» получат 15 научных организаций и университетов, ставших победителями конкурса по созданию селекционных центров. Предполагается, что к 31 декабря 2021 года таких центров в стране должно быть не менее 35. В регионах уже есть доказательства того, что преобладание импорта связано не столько с качеством семенного материала, сколько с инерцией агрохозяйств. Так, в Мордовии испытали около 600 семян гибридов сахарной свеклы как импортного, так и отечественного производства и остановились на российских. Заместитель директора по сырью главного сахаропроизводителя республики — предприятия «Ромодановосахар» Виктор Захаркин рассказывает, что уже третий год подряд первое место по урожайности занимает российский гибрид. Еще один гибрид отечественного производства показал высокую урожайность в период засухи. «70% Мордовии засевается гибридами российского производства», — резюмировал Виктор Захаркин.

Будущее за технологиями. Специалисты Россельхозбанка относят использование различных агробиотехнологий (биологических средств защиты растений, биоудобрений и т. д.) к числу наиболее перспективных агротехнологических решений, способных увеличить прибыль агрокомпаний. В этом случае, по их подсчетам, рост финансовых результатов возможен за счет повышения урожайности (на 20-30%), улучшения качественных характеристик продукции (20-40%), сокращения затрат на сельхозпроизводство (30-40%).

Некоторые из инновационных технологий, например, no-till и strip-till, — хорошо забытое старое. В АО «Агрохолдинг «СТЕПЬ» отмечают, что применение технологии no-till в зонах рискованного земледелия (таких, как Ростовская область) дает очевидные преимущества уже хотя бы потому, что способствует сбережению влаги. По оценкам специалистов агрохолдинга, основное преимущество no-till состоит в том, что при относительно низкой себестоимости сельхозработ урожайность из года в год остается стабильной. При меньших затратах достигается лучший результат, тем самым обеспечивая рост прибыли порядка 10-15% ежегодно.

Некоторые технологии приходят из-за границы вместе с сортами и гибридами и адаптируются под российские условия. Так, компания «Сингента» совместно с российскими сельхозпроизводителями внедряет в отечественную агропрактику комплексные программы повышения рентабельности кукурузы и подсолнечника с использованием новых гибридов и средств защиты растений.

Поле цифр. Российский рынок цифровых технологий в АПК уже сейчас оценивается в 360 млрд рублей, а к 2026 году, по планам Минсельхоза РФ, он должен вырасти в пять раз. Уже никого не удивляют беспилотная агротехника, использование агродронов для обработки полей, системы точного земледелия, осуществляющие «индивидуальный подход» к каждому растению. Внедрению «умной» техники в агропроизводство способствует финансовая помощь государства (субсидирование приобретения сельхозмашин, льготные кредиты, лизинговые программы).

Однако цифровое оснащение основной массы сельхозпроизводителей оставляет желать лучшего. По оценкам генерального директора «Диджитал Агро» Николая Боброва, цифровые платформы в своей работе использует не больше 10-15% российских аграриев. «Что касается диджитализации ключевых сельскохозяйственных процессов, в частности установления датчиков для сбора данных о погоде, использование данных спутников и дронов для мониторинга урожая, датчиков контроля за работой техники, то здесь доля охвата выше», — добавляет эксперт. Основными факторами, тормозящими широкое проникновение «цифры» на поля, Николай Бобров считает недостаточную информированность аграриев и низкую доступность интернета в ряде сельских территорий. Снять эту проблему власти надеются с реализацией программ по устранению цифрового неравенства и развитию сельских территорий.

Для повышения информированности, обмена опытом и продвижения цифровых технологий в АПК в январе текущего года создана площадка — Smart Farming Club (SFC, «Клуб умного земледелия»).

«Основные задачи клуба — устранение проблемных точек в процессах цифровизации агропромышленного комплекса России и обмен лучшими практиками для формирования глобальных трендов в процессах технологического развития АПК», — комментирует председатель SFC и член совета директоров «ЭкоНиваТехника-Холдинг» Бьерне Дрекслер.