За девять месяцев текущего года экспорт продукции отечественного агропромышленного комплекса вырос сразу до 20 млрд долларов, практически достигнув импортных показателей (20,3 млрд долларов). Паритет экспортно-импортного баланса — явление новое в постсоветской России, где последние 30 лет страну буквально напичкали сельхозпродукцией разной степени полезности из-за рубежа. С другой стороны, из-за пандемии возникли сложности с семенным материалом и ввозом в страну племенного скота. 

Уравнение шансов. По данным вице-премьера Правительства РФ Виктории Абрамченко, к началу октября экспорт российской агропродукции вырос на 14% по сравнению с 2019 годом и составил 20 млрд долларов. При этом импорт снизился на 1,6%, достигнув 20,3 млрд долларов. За последние 5 лет показатели экспорта выросли сразу в 10 раз, что обеспечило России паритет внешнеторгового баланса продукции АПК. По данным вице-премьера, основной экспортный поток пришелся на Поднебесную. С января по сентябрь наша страна экспортировала на китайский рынок товаров АПК на 2,8 млрд долларов. Это на 24,1% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В этом году Китай существенно нарастил экспорт российского мяса. Например, мяса птицы в эту страну наши производители продали 113,1 тыс. тонн по сравнению с 26,7 тыс. тонн в 2019 году. По подсчетам экспертов Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка, по итогам года ожидается, что за рубеж уйдет не менее 300 тыс. тонн мяса птицы.
«Если за 9 месяцев 2019 года мы экспортировали 70 тыс. тонн свинины, то за 9 месяцев 2020 года — более 140 тыс. тонн, — сообщил генеральный директор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев. — Это очень хорошие показатели, на конец года планируем выйти на 200 тыс. тонн по экспорту свинины». Именно в сегментах свинины и птицы, наиболее востребованных на китайском рынке, в России произошло реальное импортозамещение. 

Серьезно выросла и доля экспортной молочной продукции. Как сообщили в Молочном союзе России, только за первое полугодие молока и молочной продукции из РФ вывезено почти 100 тыс. тонн, что на 36% больше аналогичного периода 2019 года (73,1 тыс. тонн). «Наибольший объем (72%) молочной продукции поставляется в Беларусь (33%), на Украину (26%) и в Казахстан (13%)», — сообщила председатель совета Молочного союза России Людмила Маницкая. Эксперт отметила, что пока наша страна больше импортирует молочной продукции, чем экспортирует (импорт молочной продукции за первое полугодие 2020 года составил 532,5 тыс. тонн), и это притом что в последние годы полки отечественных супермаркетов ломились от товаров молочной переработки из ближнего и даже дальнего зарубежья. Сегодня Россия уже на 80% обеспечивает себя молочной продукцией, хотя еще недавно эта цифра колебалась между 30% и 40%.

Пятерка ведущих импортеров продукции отечественного АПК разместилась в Азии и Африке: Китай — 2,8 млрд долларов, Турция — 2,2 млрд долларов, Республика Корея — 1,14 млрд долларов, Казахстан — 1,14 млрд долларов, Египет — 1,11 млрд долларов.  Показательны здесь две лидирующие позиции. В первую очередь Китай, который долгие годы закрывал свой рынок для импортных продуктов и лишь в прошлом году открыл его для полутора десятков российских агрокомпаний. А также Турция, в условиях политической напряженности и пандемии начавшая лихорадочно закупать сельхозпродукцию. 

«Шесть лет назад наша страна ввела ограничения на поставки сельхозпродукции и продовольствия из ряда иностранных государств. Сегодня можно с уверенностью констатировать, что это решение оказало положительное влияние на отрасль, придало новый импульс развитию целого ряда направлений агропромышленного комплекса. Благодаря работе наших аграриев и эффективной государственной политике за прошедшие шесть лет объем производства продукции АПК увеличился на 22,4%, а отрасль стала одним из драйверов российской экономики в целом и создала стимулы для комплексного развития сельских территорий», — говорит министр сельского хозяйства России Дмитрий Патрушев.
По его мнению, уверенный рост стал возможен в том числе благодаря мерам господдержки, оказываемой агробизнесу, включая льготные кредиты, субсидии, гранты и т.п. В этом году общий ее объем составил почти 337 млрд рублей. Это позволило сельхозпредприятиям закупить больше удобрений, средств защиты растений и техники. По оценке Минсельхоза России, в 2021 году наши аграрии должны прирасти по объемам внесения удобрений не менее чем на 200 тыс. тонн в действующем веществе (к прогнозируемым в этом году 4 млн тонн). При этом возможно довести этот показатель до 4,5 млн тонн в 2021 году.
В 2020 году Минсельхоз планирует обеспечить ввод в эксплуатацию не менее 70 тыс. га мелиорированных земель, вовлечь более 214 га земель в оборот, произвестковать около 120 тыс. га пашни и защитить от ветровой эрозии и опустынивания площадь не менее 41 тыс. га.

Вирус в помощь. Успехам политики импортозамещения в текущем году российский агропром во многом обязан пандемии. Экономические санкции и ослабление курса национальной валюты в условиях карантинных ограничений «уронило» рубль с 67 (по состоянию на 1 марта) до 76,48 (по состоянию на 26 октября) за один доллар. Выросшие цены на импорт уже потребовали введения дополнительных мощностей в АПК для замещения как минимум 3 млн тонн молока-сырца, вызвав бурный рост проектов в молочной сфере у ведущих агрохолдингов. По оценке генерального директора УК «Русмолко» Суманта Кумар Де, России удалось заместить сразу 2-3 млн тонн импортной продукции из Латинской Америки и Новой Зеландии за счет роста собственного производства и товаров из Беларуси. 

К примеру, по информации генерального директора агрохолдиинга «АгриВолга» Елены Яшаевой, за счет дополнительных доходов удалось реконструировать и модернизировать молочную линию Угличского сыродельно-молочного завода, который теперь способен перерабатывать 95 тонн сырого молока в сутки. В этом году должна быть полностью завершена модернизация сырной линии, которая будет дополнительно перерабатывать 100 тонн молока в сутки. «Важное достижение 2019 года — три наших молочных хозяйства получили российские сертификаты на органическое производство. Они дают около 18 тонн органического молока-сырья в сутки, остальные предприятия производят примерно 200 тонн неорганического молока в сутки», — рассказала Елена Яшаева. 

В последние несколько лет заметно снижение доли импортных фруктов, в первую очередь яблок. Их вполне удалось заместить расширением закладки садов высокой интенсивности в Краснодарском крае, Ингушетии, КБР, КЧР и других регионах. При этом в Россельхозбанке уверены, что для полного импортозамещения по яблокам необходимо еще посадить не менее 60 тыс. га садов. Генеральный директор одного из крупнейших производителей тепличных овощей ТД «Мое лето» Вагиф Бикулов планирует в этом году экспортировать 20% произведенной продукции, которую год назад вообще не экспортировал. Это одна из немногих возможностей для роста продаж, признает он. 
«Нам удалось во многом изменить восприятие сельского хозяйства как нерентабельной и рискованной отрасли и сформировать в деловой среде понимание, что это современный, высокотехнологичный и прибыльный бизнес. По итогам прошлого года рентабельность сельхозорганизаций достигла 13,3%, что почти в два раза выше показателя 2013 года. Сегодня мы отмечаем стабильный приток российского и иностранного капитала даже со стороны инвесторов, которые раньше не имели никакого отношения к АПК. Отрасль стала одним из крупнейших потребителей новых технологий и передовых научных разработок. Все больше людей видят в сельском хозяйстве возможности и перспективы как для себя, так и для своего бизнеса», — считает Дмитрий Патрушев.

Импортозамещение находит широкий отклик и на внутреннем рынке из-за той же пандемии. Людям приходится «сокращать аппетиты» и переходить на более бюджетные виды продукции. К примеру, снизить потребление не самой дешевой говядины в пользу растущей свинины и птицы. Она дороже в целом, а премиальные отруба сильно зависят от поставок в рестораны, которые сейчас закрыты. Последние несколько лет потребление говядины и так постепенно снижалось. Сегодня общий объем потребления мяса в России составляет 76 кг в год на человека. Из них, по данным руководителя Национальной мясной ассоциации Сергея Юшина, 47% приходится на птицу, 32% — на свинину и только 18% на говядину. А вот свинина и курица как более доступные виды мяса могут выиграть из-за изменения спроса, отмечает Юшин. Производителей этих двух видов мяса может поддержать и заметное увеличение экспорта, но конкуренция на внешних рынках будет высокой.
«Эмбарго дало возможности для роста в тех сегментах производства, в которых мы ранее не имели больших перспектив. Например, активное развитие получило сыроделие, значительных успехов достигло тепличное овощеводство, сформирована основа для роста производства органической продукции, потребление которой сейчас является мировым трендом. Уверен, что мы сможем не только достичь импортозамещения по этим и ряду других направлений, но и успешно конкурировать на глобальном рынке, увеличивая наши экспортные доходы», — подчеркнул Дмитрий Патрушев.

Вожди племени. Вместе с тем пандемия имеет и обратную сторону для российского агропрома. В первую очередь сказывается давняя болезнь АПК в сфере дефицита дешевой рабочей силы. Аграрии привыкли, что в сезон на полях трудится большое количество гастарбайтеров, существенно сокращающих издержки производителей. Но при закрытых границах закрывать эту брешь становится крайне затруднительно. В СССР проблема решалась просто — на поля выгоняли всегда готовый к подвигам безбрежный океан пионеров, комсомольцев, студентов, военных — как правило, дармовой рабочей силы. Сегодня же, считает руководитель Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка Андрей Дальнов, «в трудоемком производстве овощей и фруктов возможны перебои». По той же причине возможны задержки в поставках заокеанской говядины, сухого молока, масла и других.

Еще одной проблемой становятся поставки семян и племенного скота. «Пандемия обозначила определенные проблемы, связанные в первую очередь с импортозамещением и зависимостью по импорту по отдельным направлениям. Так, например, были выявлены негативные факторы по племенному материалу, по средствам защиты растений, по ветпрепаратам», — рассказала Виктория Абрамченко.
От племенного молодняка как раз сильно зависимы производители мясо-молочной продукции, занимающиеся разведением КРС и той же свинины. К примеру, молочное скотоводство во многом завязано на поставках маточного поголовья айширской, голштинской, голландской, джерсийской пород. Свиноводы плотно работают с производителями из Дании. 
Перебои с племенным и семенным материалом могут серьезно нивелировать, а то и подорвать успехи российского животноводства. Но для решения этой проблемы им самим придется в ближайшие годы инвестировать «в племя» и импортозамещаться.