Отечественное животноводство не столь пострадало от пандемии, как другие отрасли АПК, сохранив тренд на импортозамещение и показав перспективу на перезапуск крупных предприятий, остановленных в разное время. Лучше всего на этом фоне чувствуют себя свиноводы, впервые за последние 30 лет полностью обеспечившие российский рынок собственной продукцией. Ожидается, что в ближайшие полгода вступят в строй замороженные производства мяса индейки, утки и кур. 

Хрюкающий лидер. В последние годы наиболее позитивные результаты среди всех сегментов животноводства демонстрировало производство свинины. Ее ежегодное потребление с 2015 года из-за снижения цен росло более чем на 500 тыс. тонн. Основные рыночные игроки (АПХ «Мираторг» — 10,2% доли рынка, «Черкизовский» — 6,1%, ГК «Агро-Белогорье» — 5,3%) запустили в производство ряд свиноводческих комплексов в центральных областях страны. По данным Национального союза свиноводов, 2020 год станет первым, в котором отечественная продукция практически вытеснит импортную с рынка (на внутреннем рынке будет продано не более 5-10 тыс. тонн вместо 100 тыс. тонн в 2019 году).
Крупные производители начали вкладывать инвестиции и в безопасное производство на фоне частых вспышек АЧС в России. К примеру, руководство «Черкизовского» построило в Пензенской области свиноводческий кластер нового формата.

«Под «новым форматом» подразумевалась прежде всего масштабность производства с учетом того, что отдельные площадки расположены на удаленном расстоянии друг от друга, — пояснил генеральный директор Черкизовского мясоперерабатывающего завода Сергей Михайлов. — Формат можно назвать новым по сравнению с комплексами, которые сооружались в советское время и до запуска государственной программы по поддержке развития свиноводства. Все наши комплексы обладают высшим, четвертым, компартментом. Это значит, что для усиления биобезопасности приняты все возможные меры. К сожалению, этого недостаточно, чтобы исключить попадание вируса АЧС внутрь. В США и СССР велись разработки по применению АЧС в качестве биологического оружия, от которого крайне тяжело защититься. У личных подсобных хозяйств практически нет шансов. И чем больше вокруг промышленного свинокомплекса «полыхающих» подворий, тем выше вероятность заражения предприятия».
К тому же в условиях пандемии потребление мяса ничуть не пострадало, хотя маржинальность этого сегмента сократилась в 2-3 раза в связи с ростом себестоимости производства. 

«В целом российское свиноводство в этом году оказалось в менее сложном положении, чем другие подотрасли, — считает генеральный директор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев. — Рост потребления и объемов экспорта, окончательное замещение импорта, несмотря на падение цен на внутреннем рынке и снижение маржинальности, позволили свиноводству не только выйти на целевые показатели, но и превзойти их. Вызовы нового времени в отрасли не связаны с распространением коронавируса. По итогам 2019 года прирост производства свинины в России превысил 190 тыс. тонн в убойном весе, а общее производство приблизилось к 4 млн тонн. Рост производства свинины за первые полгода 2020 года составил около 200 тыс. тонн, из которых 60 тыс. возместили импорт, 40 тыс. добавились к объемам экспорта, и на 95,1 тыс. за счет снижения цен увеличилось потребление. Причем свинина стала единственным сегментом рынка мяса, где потребление увеличилось. Динамика потребления всех других видов мяса — отрицательная». 
Ожидается, что после отмены всех карантинных ограничений с массовым выходом населения «на шашлыки» постепенно должны восстановиться и объемы продаж, и маржинальность свиноводства. 

К родным скворечникам. Наиболее трудная ситуация сложилась в последние годы в птицеводстве. Конкретно в Ростовской области, где одно за другим из-за банкротства были свернуты производства мяса индейки, утки и бройлеров. К примеру, производство яиц на Дону доходило до 1 млрд штук в год, что делало регион отечественным лидером в этой отрасли. 
Однако сначала обанкротилась компания «Белая птица» — один из крупнейших в России производителей мяса кур и яиц. Затем по их пути пошли закредитованные компании их основателя Вадима Ванеева «Евродон» (лидер европейского рынка мяса индейки) и «Донстар» (главный российский производитель мяса утки). 
Региональные власти неоднократно пытались найти инвесторов для предприятий-банкротов, предлагая их активы различным рыночным игрокам из соответствующих сегментов. Однако многомиллиардная закредитованность и туманные перспективы отпугивали потенциальных инвесторов. Неясно было их будущее и на фоне санкционной войны, очередного экономического кризиса и пандемии. 
Однако в 2020 году забрезжил свет в конце тоннеля. Сначала у «Евродона» появился серьезный партнер в виде холдинга «Дамате» Наума Бабаева, активно развивающего свой индейководческий проект в Пензенской области (60 тыс. тонн мяса в год). А затем в августе, в ходе предвыборной кампании, губернатор Ростовской области Василий Голубев пообещал президенту России Владимиру Путину, что до конца года и «Евродон», и «Белая птица» будут перезапущены. 

Предвыборные обещания — это одно, но губернаторские слова подкрепляются и позицией самого «Дамате». По информации соучредителя и гендиректора холдинга Рашида Хайрова, его компания готова вложить в перезапуск «Евродона» 1,5 млрд рублей. 
«Дамате» принял решение выполнять работу пошагово, — заметил он. — Спешку мы считаем неуместной. Первые результаты аудита показали, что самое пристальное внимание на площадках в Ростовской области нам придется уделить вопросам биологической безопасности и исправлению технологических ошибок, допущенных ранее в этом направлении. Площадки будут вводиться по мере внесения изменений в соответствии с технологией управления недочетами». До конца года планируется выпустить 2,65 тыс. тонн мяса индейки на мощностях экс-«Евродона». 
Чуть ранее в руководстве холдинга рассказали о намерении восстановить работоспособность и другого евродоновского актива — компании «Донстар» (производства мяса утки мощностью 16,5 тыс. тонн в убойном весе в год). Мощности предприятия «Дамате» предполагает арендовать у кредитора — компании «Новые утиные фермы» (входит в «Дамате»), перекупившей долги «Евродона» у Россельхозбанка. 
Если обещания губернатора президенту будут выполнены и к индейке и утке добавится перезапуск потенциальным инвестором производственного комплекса «Белой птицы», Ростовская область вновь войдет в пул крупнейших производителей мяса в России, сделав настоящий рывок в птицеводстве.