Выход в свет

С 2016 года в российских магазинах появилось отечественное вино с ЗГУ, с 2018 года — вино категории ЗНМП

23 Октября 2018

Какие изменения, внесенные в 171-й ФЗ в 2014 году, эксперты виноградарства и виноделия считают революционными, почему нужна новая редактура закона и каких преобразований в «винном вопросе» ждет малый бизнес, разбирался журнал «Вестник агропромышленного комплекса».

Своя ягода ближе
В России восемь субъектов, где выращивается виноград и производится вино в промышленных масштабах. Краснодарский край, Крым и Севастополь, Ставропольский край, Ростовская область, Дагестан, КБР и Волгоградская область — каждый из регионов готов предложить рынку свой опыт, почвенно-климатические особенности и даже свои эксклюзивные сорта винограда. Что впоследствии проявляется во вкусе и качестве конечной винодельческой продукции. Однако долгое время географическая принадлежность как будто не имела своего значения, а в понятии «российская винодельческая продукция» разграничений между произведенным из собственных сортов винограда, автохтонов или из «балка» (вино наливом) будто и не существовало. При этом важность «родословных» для винодельческих регионов всегда играла большую роль во всем мире. Она становилась своего рода синонимом качества, стимулировала местных виноделов к развитию и сохранению высокого имиджа при выращивании солнечных ягод и производстве винодельческой продукции, а власти — к поддержке и продвижению своего достойного, отечественного. Показателен результат такой поддерживающей политики европейских коллег: сегодня у всех на слуху такие винодельческие области, как Шампань, Бордо, Бургундия, Тоскана.

В России в конце 2014 года был принят закон о внесении изменений в 171-й ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», который направлен на создание благоприятных условий для развития виноградарской и винодельческой отраслей, на совершенствование правового регулирования производства и оборота винодельческой продукции, произведенной из выращенного на территории РФ винограда.
Как отмечает президент Союза виноградарей и виноделов РФ Леонид Попович, принятые поправки в 171-й ФЗ можно считать революционными для отрасли. «Во-первых, важно то, что в законодательство были введены такие понятия, как продукция с защищенным географическим указанием (ЗГУ) и продукция с защищенным наименованием места происхождения (ЗНМП). Это общемировая тенденция по приближению производства сельскохозяйственной продукции к тому географическому наименованию, территории, где она производится. Таким образом, благодаря этим правовым шагам покупатель уверен, что он покупает продукцию, произведенную из российского сырья, а производителя это подталкивает на развитие отечественного виноградарства и виноделия», — рассказывает Леонид Попович.
Под контролем Минсельхоза РФ начал формироваться реестр виноградных насаждений. Важно также, что в рамках принятых изменений были прописаны права и обязанности СРО виноградарей и виноделов, которые вносят свой вклад в регулирование отрасли и контроля за продукцией. «Конечно, мы только в начале пути. Эти две инновации потребовали большой работы с точки зрения подзаконных актов и иной документации. Только в 2016 году первые предприятия стали получать лицензии ЗГУ и ЗНМП. Пока еще нет большого объема производства виноградарско-винодельческой продукции с данными наименованиями. Но то, что отрасль движется в правильном направлении, — это, безусловно, факт», — убежден эксперт.

Не на словах, а на деле
По аналитическим оценкам, в 2017 году с ЗГУ было произведено порядка 1,5-2 млн бутылок. В целом в прошлом году потреблено порядка 1,1 млрд литров винодельческой продукции, включая коньяк. Примерно одна треть от этого объема привозится в Россию в бутилированном виде готовой продукции, а одна треть производится из винограда, выращенного в России.
По мере того как будут увеличиваться насаждения виноградников и вступать в период плодоношения (это в среднем через пять лет после закладки), доля отечественных предложений может быть увеличена. По оценке отраслевиков, за последние несколько лет Россия стабильно производит около 500 тыс. тонн винограда, в ближайшие несколько лет есть перспектива выйти на уровень 600-700 тыс. тонн.
И государственная поддержка отрасли в этом вопросе имеет огромное значение. Как замечает Борис Катрюхин, руководитель СРО «Ассоциация «Винодельческий Союз» из Краснодарского края, региона, являющегося на сегодня бесспорным лидером в отрасли виноградарства и виноделия, господдержка внесла большой вклад в стимулирование отечественного производства.
«Льготная налоговая ставка (при производстве столового вина, например, налог на литр составляет 18 руб., при производстве с ЗГУ — 5 руб. — Прим. ред.) на винодельческую продукцию с ЗГУ и ЗНМП дает возможность отечественным производителям осуществлять посадку новых виноградников, закупать современное оборудование, увеличивать количество рабочих мест в сельской местности», — отмечает он.
За последние несколько лет средства, выделяемые на поддержку данных отраслей из федерального бюджета, выросли в разы. Так, в 2015 году на закладку и уход за виноградниками было предусмотрено свыше 1 млрд рублей, что почти в три раза больше, чем в 2014 году. В 2016-м — уже 2,4 млрд рублей. На недавней встрече с представителями виноградарско-винодельческой отрасли министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев заверил, что это направление по-прежнему останется одним из приоритетных. Он указал, что на закладку и уход за виноградниками ежегодно направляются средства господдержки в размере не менее 1,8 млрд рублей, развивается механизм льготного кредитования отрасли, для упрощения ведения бизнеса совершенствуется законодательство. Данные программные шаги уже позволили увеличить с 2014 года площади виноградников с 73,8 тыс. га до 87,8 тыс. га в 2017-м. И, что важно, создать тренд производства вина с географическими индикаторами — из российского винограда.

«Сегодня перед нами стоят еще более амбициозные задачи: увеличить к 2025 году площади виноградников до 120-140 тыс. гектаров, полностью обеспечить потребности отрасли в отечественном посадочном материале, обеспечить импортозамещение 80% виноматериала, дополнительно создать в отрасли до 20 тыс. рабочих мест», — делится Дмитрий Патрушев. При этом министр отметил, что нужно обсудить со всем отраслевым сообществом, профильными ведомствами необходимые для достижения этих целей эффективные инструменты. Задачи действительно амбициозные, отмечают эксперты отрасли. Для их достижения закладывать необходимо ежегодно порядка 10 тыс. га насаждений, в настоящее время эта цифра колеблется в пределах 5-6 тыс. га. Однако внимание к отрасли на самом высшем уровне и желание самих виноградарей и виноделов совершенствовать направления деятельности, консолидировать усилия обнадеживает.
Быть или не быть. В 2017 году Госдума приняла в первом чтении федеральный закон «О развитии виноградарства и виноделия», где одним из пунктов должно быть законодательно закрепленное признание вина сельскохозяйственным продуктом. А это позволит в будущем рассчитывать на большие преференции для развития виноградарства, винодельческих хозяйств. Кроме того, в августе этого года случилось еще одно важное событие для отраслевиков: были опубликованы приказ Росстандарта и сопутствующая документация о создании Технического комитета по стандартизации № 162 «Виноградарство и виноделие» на базе СВВР. Таким образом, в разработке отраслевых ГОСТов активная роль отводится именно виноделам, повышается взаимодействие между практиками и наукой.
Кроме того, сейчас ведется разработка дополнительных поправок в 171-й ФЗ, которые призваны в том числе стимулировать фермерское виноделие к выводу «гаражистов» из тени.

Как отмечает руководитель хозяйства «Усадьба Саркел» Игорь Губин, принятые в 2014 году поправки в 171-й ФЗ не дали того ожидаемого многими эффекта по поддержке малых и средних хозяйств. Эффективным сегодня, по мнению винодела, является лишь тот действительно хороший уровень субсидий, которые государство предоставляет виноградарям и виноделам, в том числе фермерам. В свое время, когда были внесены первые упрощенные поправки, омбудсмен Борис Титов особо подчеркивал важность данного закона для малого бизнеса в сфере виноделия, поскольку предусматривалась упрощенная система получения лицензий. Но даже несмотря на то, что стоимость получения лицензии была снижена более чем в 12 раз, то есть до 65 тыс. рублей, меры оказались недостаточными. В настоящее время не более 10 фермерских хозяйств имеют данные лицензии на производство, хранение и поставку винодельческой продукции.
«В первую очередь изменения, внесенные в 171-й ФЗ, касались все же больших винодельческих производств. Когда требования, которые разработаны для больших предприятий, в том числе по сопроводительной работе с документацией, акцизам, применяются к фермеру, последний их просто не выдерживает», — убежден Игорь Губин.
Разделяет эту точку зрения и Леонид Попович. «Фактически те облегчения, которые были уже сделаны, оказались недостаточными. Так что необходима доработка по этому вопросу, чем мы сейчас и занимаемся», — отмечает президент СВВР.
Игорь Губин надеется, что новая редактура закона, которая сейчас готовится, действительно будет обращена в сторону малых и средних по объемам виноделен. «Важно, что в настоящее время говорят о снятии производственных ограничений 5 тыс. декалитров в год и об увеличении их до 15 тыс. декалитров в год. Но самое главное, что хотелось бы иметь, — это облегченный процесс получения акцизной марки, а также упрощение отчетности ЕГАИС и перед Росалкогольрегулированием. В идеале получение лицензий и контроль за деятельностью винодельческих хозяйств должны проводить не федеральные, а региональные службы, которым ближе и понятнее конъюнктура работы на местах», — считает руководитель хозяйства «Усадьба Саркел».
Борис Катрюхин убежден, что сдерживающим фактором для получения лицензий КФХ является не столько сложность их получения — проблема лежит в плоскости вопросов налогообложения. «Особых проблем в получении лицензий для КФХ я не вижу. В Краснодарском крае успешно работают несколько таких винодельческих хозяйств. СРО «Ассоциация «Винодельческий Союз» их всячески поддерживает и помогает в продвижении. Сложности работы для фермеров-виноделов в другом. Как только они выпускают первую партию подакцизного товара, даже если это одна бутылка вина, фермеры переходят с сельхозналога на общую систему налогообложения. Это тяжелая ноша для мелких сельскохозяйственных товаропроизводителей», — рассказывает Борис Катрюхин.
В настоящее время общественные организации, ассоциации виноделов выходят на правительственный уровень с предложением по сохранению сельхозналога для фермеров, занятых в отрасли виноградарства и виноделия, с учетом того, что акциз на винодельческую продукцию они будут платить как и все, согласно Налоговому кодексу.

Знай наших
Проделанные на законодательном уровне шаги для развития виноградарства и виноделия, та поддержка государства по части субсидирования — это, безусловно, заметное движение вперед. Однако усилия могут сойти на нет. Поскольку одной из острых тем по-прежнему остаются вопросы продвижения российской винодельческой продукции даже на отечественном рынке.
«По итогам 2017 года доля импортного вина на российском рынке достигла опасного для продовольственной безопасности России уровня в 43,2%, — сетует Борис Катрюхин. — Крупные федеральные сети и импортеры-оптовики, используя различные схемы, через посредников ввозят импортную бутилированную винодельческую продукцию, тем самым оптимизируя уплаты таможенных пошлин и НДС. В результате такой экспансии произошло падение производства вина в России. В 2017 году потери по отношению к 2015-му составили примерно 20%, а вот рост импорта вина увеличился до 46%».
В связи с этим СРО «Винодельческий Союз» разработала план мероприятий и направила его в Минфин РФ на рассмотрение. В проекте по продвижению российской винодельческой продукции, популяризации и поддержке именно отечественного товара предусмотрен целый ряд мер, как это происходит в ведущих винодельческих странах мира. По мнению экспертов, для продвижения российского вина, чье качество уже давно подтверждается наградами на международных выставках и отраслевых конкурсах, должно быть разрешено задействование всех маркетинговых каналов и площадок реализации.
«В том числе нами предложено обязательное наличие в торговых сетях не менее 45% тихих и игристых вин российского производства, в розничных точках — не менее 50%, они должны быть включены и в сегмент HoReCa, на объектах культуры и т.п. Отечественное производство должно всесторонне поддерживаться. Это мировая практика, где на государственном уровне идет регулирование за счет поддержки в первую очередь «своего», — подчеркивает руководитель СРО «Винодельческий Союз».
Надо отметить, что в начале сентября текущего года Минсельхоз России выступил с предложением ограничить закупки импортных вин для государственных и муниципальных нужд, поскольку данный вид продукции производится на территории нашей страны, а также в государствах ЕАЭС в достаточном количестве. Предполагается, как отмечает РИА Новости, что планируемый срок вступления проекта постановления в силу — январь 2019 года.

Реестр ЗГУ

Краснодарский край:
  • «Кубань»;
  • «Кубань. Анапа» (г.о. Анапа);
  • «Кубань. Восточное Приазовье» (Ейский район);
  • «Кубань. Геленджик» (г.о. Геленджик);
  • «Кубань. Долина реки Афипс» (Северный район);
  • «Кубань. Крымск» (Крымский район);
  • «Кубань. Новороссийск» (г.о. Новороссийск);
  • «Кубань. Таманский полуостров» (Темрюкский район)

Республика Дагестан:
  • «Дагестан»
Республика Крым, Севастополь:
  • «Крым»
Ставропольский край:
  • «Ставрополье»
Ростовская обл.:
  • «Долина Дона»
Волгоградская обл.:
  • «Нижняя Волга»
Кабардино-Балкарская Республика:
  • «Долина Терека» (проектируется)
            bool(false)