В ожидании молочной волны

Для российских молочников забрезжил свет в конце тоннеля

25 Апреля 2017

Несмотря на сохраняющиеся негативные тенденции в отечественной молочной отрасли, в организованных сегментах производства молока присутствуют признаки оживления с выходом на устойчивый рост уже к концу десятилетия. Главный вопрос заключается в том, как скоро сельхозпредприятия доведут свою долю рынка до безоговорочно преобладающей над личными подсобными хозяйствами населения, которые выступают главным тормозом для молочной отрасли.

Парадоксальная эффективность
На первый взгляд, главный итог 2016 года для российской молочной отрасли — продолжение затяжной стагнации. По данным Росстата, общий объем производства молока в нашей стране упал по сравнению с 2015 годом на 0,2%, до 30,7 млн тонн, вновь сократилась численность крупного рогатого скота — до 18,7 млн голов, или на 1,6% к предыдущему году. Для сравнения: общий рост продукции отечественного сельского хозяйства в прошлом году составил порядка 4%. Однако ситуация в молочной отрасли выглядит не так мрачно, если взглянуть на ее отдельные сегменты по типам хозяйств. Сельхозпредприятия показали в прошлом году рост производства молока на 2,2%, а фермерские хозяйства — на 6%. Слабым звеном в который раз оказались личные подсобные хозяйства населения (ЛПХ), где надои упали на 3,7%. А поскольку на ЛПХ по-прежнему приходится почти половина молочного стада в стране, даже такое небольшое снижение сильно влияет на интегральный показатель. Причем рассчитывать на какое-либо изменение ситуации в сегменте ЛПХ не приходится: население все меньше настроено на то, чтобы держать скотину на своих подворьях. По оценке Минсельхоза РФ, дефицит молока собственного производства в России сейчас составляет 7 млн тонн, похожие цифры назывались и пару лет назад, когда государство начало масштабную программу господдержки молочной отрасли. «Более 800 молочных ферм необходимо построить до 2020 года, чтобы выйти на самообеспеченность по молоку. Фермы должны быть крупные — иметь поголовье по 3 тыс. животных», — заявил министр Александр Ткачев на Всероссийском агрономическом совещании в начале этого года. Пока ситуацией в отрасли он явно недоволен. «Плюс 70 тыс. тонн в год — это ни о чем, мы так и будем сидеть на импортной игле», — констатировал Ткачев в начале февраля в выступлении на VIII съезде национальной ассоциации «Союзмолоко».

Со своей стороны молочники посетовали, что средства господдержки «размазали тонким слоем по регионам», хотя недавнее введение программы льготного кредитования для сельхозпроизводителей через аккредитованные банки по ставке 5% годовых отрасль оценила как безусловно положительный шаг. Между тем отраслевые эксперты считают, что в ближайшие годы положение дел может заметно измениться — именно принимая во внимание уже заметный рост производства молока в сельхозпредприятиях и фермерских хозяйствах. «Это означает, что эффективность отрасли понемногу растет, увеличивается доля предприятий крупных и средних форм хозяйствования, — говорит руководитель аналитического агентства «СовЭкон» Андрей Сизов. — Быстрого прорыва нет, но не только потому, что на отрасль выделяется мало денег: по своей сути молочная отрасль более сложна с точки зрения агротехнологий и инерционна. Принципиальная трансформация, которая произошла во многих других секторах российского АПК, например в растениеводстве, птицеводстве и свиноводстве, в молочной отрасли затянулась, наследие советского времени здесь себя еще в значительной степени не изжило. Но ставить на ней крест, конечно, не стоит — давайте подождем еще хотя бы несколько лет». Такая оценка подтверждается рядом прогнозов, существующих в регионах, где сейчас заявлены новые проекты в молочной отрасли. Например, в Ростовской области благодаря запуску дополнительных мощностей в 2018 году планируется нарастить собственное производство молока на 10 тыс. тонн, а в 2019 году прирост, по прогнозу донского минсельхозпрода, составит 36 тыс. тонн, что позволит говорить о преодолении стагнации. Уже в середине текущего года ожидается запуск новых линий крупного молочного завода «Мясниковский», что даст возможность увеличить мощность предприятия вдвое, а на 2018 год холдинг «Агрокомплекс имени Н.И. Ткачева» анонсировал запуск первого этапа молочного комплекса в Песчанокопском районе Ростовской области. Стоимость этого проекта на 2800 голов мощностью порядка 30 тыс. тонн молока в год составляет около 1,9 млрд рублей.

ЛПХ промышленного типа
Помимо стимулирования инвестиций в молочно-товарные фермы, государство ставит перед собой в молочной отрасли еще одну задачу, решение которой может оказаться едва ли не более сложным. Речь идет о наведении порядка в сфере ЛПХ, многие из которых, по сути, представляют собой довольно крупные предприятия, работающие в теневом сегменте. Деятельность таких «ЛПХ» практически непрозрачна для государства, причем то, что они не платят никаких налогов, гораздо менее опасно, чем параллельно возникающие вопросы ветеринарной безопасности. Поскольку никакого государственного контроля за разведением и содержанием животных в подобных хозяйствах нет, они легко могут становиться очагом эпидемий (характерный пример — распространение африканской чумы свиней). Руководство Минсельхоза РФ неоднократно высказывало недовольство этой ситуацией, причем в довольно жесткой и безапелляционной форме. «Личные подсобные хозяйства в России перестанут существовать через 15-20 лет», — заявил в начале марта на совещании в Ставропольском крае директор департамента животноводства и племенного дела минсельхоза Харон Амерханов. Свою позицию он аргументировал именно на примере молочного животноводства: «Вся беда в том, что ЛПХ снижает поголовье, задействованное в производстве молока. За это бьют Ставропольский край, за это бьют всю Россию. И это правильно, потому что в Европе невозможно, чтобы кто-то держал корову в частном секторе, тем более, чтобы он по своему усмотрению зарезал животное без ведома ветеринарной службы». По оценке Харона Амерханова, в перспективе не менее 60% отрасли должны занимать сельхозпредприятия и организованные хозяйства, а остальные 40% и меньше — средний бизнес, крестьянско-фермерские хозяйства. Несмотря на то, что подобные заявления традиционно вызывают немалый общественный резонанс, к решению проблемы сельхозпредприятий, маскирующихся под ЛПХ, не так давно подключились законодатели. Председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Кашин выступил инициатором поправок в закон «О личном подсобном хозяйстве», предлагающий дать регионам право определять предельную численность сельскохозяйственных животных, которых можно содержать на приусадебном участке. По мнению законодателя, это сделает сегмент личных подсобных хозяйств более прозрачным. Со стороны регионов эта инициатива уже получила поддержку. В той же Ростовской области Законодательное собрание уже поставило вопрос о том, чтобы ограничить предельно допустимое поголовье скота в ЛПХ, учитывая значительный масштаб проблемы. По оценке ассоциации «Союзмолоко», около 85% молока в этом регионе производится в личных подсобных хозяйствах и не является товарным, а значит, практически не попадает в переработку.

Равнение на соседей
Хороший пример эффективной господдержки молочной отрасли дает Белоруссия, для которой молочный экспорт в РФ давно стал важным источником доходов. Как сообщил на съезде АККОР Александр Ткачев, Белоруссия ежегодно зарабатывает на поставках молочной продукции в РФ более 3 млрд долларов, в связи с чем министр вновь призвал аграриев «взяться очень мощно за решение молочной проблемы в нашей стране». Пример Белоруссии прозвучал на съезде АККОР далеко не случайно. В начале текущего года белорусская сторона допустила ряд некорректных жестов в отношении России в связи с обоснованными претензиями в адрес белорусского сельхозэкспорта, в том числе и молочной продукции. Президент страны Александр Лукашенко даже потребовал возбудить уголовное дело в отношении главы Россельхознадзора Сергея Данкверта, в связи с чем был сорван ряд совместных мероприятий в Минске. В этом контексте увеличение доли российской молочной продукции на полках магазинов становится еще более актуальной задачей, но решение осложняется не только перечисленными выше проблемами, связанными с организацией молочного бизнеса. Еще одним значительным препятствием для отрасли является рост цен на молочную продукцию, опережающий средние темпы инфляции. В первые два месяца 2017 года общий уровень инфляции по продовольственным товарам (без алкогольных напитков) составил всего 3,7% к январю-февралю 2016 года, но при этом молоко и молочная продукция подорожали, по данным Ростата, на 9,7%, а сливочное масло — на 22,4%. В прошлом году продовольственная инфляция в России была на уровне 5,4%, но молоко и молочная продукция выросли в цене на 9,5%. В условиях затяжного снижения доходов населения потребление россиян в этом сегменте остается существенно ниже нормы, рекомендованной минздравом, — 239 кг на человека в год против необходимых 325 кг на человека. Ситуацию слабого внутреннего рынка российские молочники пытаются компенсировать за счет экспортных поставок.

По предварительным данным, в прошлом году физический объем экспорта молочной продукции из РФ оказался на 10% выше, чем годом ранее, — 736 тыс. тонн. Стоимость экспорта при этом выросла всего на 4,8%, до 248 млн долларов, что, по оценке аналитиков портала Agro2b, свидетельствует о снижении средних экспортных цен на молочную продукцию. Самым динамичным экспортным продуктом российской молочной отрасли оказалась молочная сыворотка — ее в прошлом году было вывезено в 2 раза больше (3,3 тыс. тонн, или $ 2,9 млн). Высокие темпы прироста показал и экспорт мороженого — плюс 30%, всего этой продукции экспортировано 17,2 тыс. тонн на 38,2 млн долларов. Экспорт сырных продуктов увеличился на 28% — до 22,6 тыс. тонн, или 25,7 млн долларов. Положительная динамика достигнута также в экспорте цельномолочной продукции (12%) и сливочного масла (9%). Наибольший удельный вес в российском молочном экспорте (в стоимостном выражении) приходится на кисломолочную продукцию (26%), на втором месте — сыры и творог (22%), далее следует мороженое (15%). Основными потребителями российской молочной продукции являются страны СНГ — Казахстан, Украина, Белоруссия, Таджикистан и Азербайджан. Доля Казахстана планомерно снижается — с 56% в 2013 году до 45% по предварительным итогам 2015 года, тогда как Украина за этот же период нарастила свою долю с 5 до 17%. Учитывая введенный Киевом санкционный режим против отечественного пищепрома, в данном случае речь, похоже, идет о поставках нашей молочной продукции в ДНР и ЛНР. 
            bool(false)
        
Теги: молоко|