Рекорд, еще рекорд

На Юге России собран очередной богатый урожай

7 Октября 2016

Основные зернопроизводительные регионы России завершили жатву, собрав на троих (Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края) около 30 млн тонн зерновых. Как раз это количество министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев предполагал отправить на экспорт в текущем году, пообещав сделать зерно «основным источником наших доходов». Однако, с одной стороны, существующая экспортная пошлина на пшеницу как раз лишает аграриев серьезных средств и на развитие производства, и на выполнение министерского прогноза об «основном источнике». С другой, на успехи южнороссийского зерна на основных торговых площадках влияет не самое высокое качество пшеницы, на котором отразились затянувшиеся дожди начала лета. Положение могут спасти начавшиеся в конце августа государственные интервенции по поддержанию приемлемых для аграриев цен на их продукцию.


Новый сельхозсезон пока не радует экспортеров, хотя сами хлеборобы рапортуют о крайне высоких показателях как по валовому сбору, так и по урожайности. В Южном федеральном округе зерновых культур собрано 26,3 млн тонн (в 2015 году — 22,7 млн тонн) при урожайности 40,4 центнера с гектара (в 2015 году — 35,5 центнера с гектара). Впервые в своей истории на Дону собрали 10,5 млн тонн ранних зерновых (9,1 млн в 2015-м), впервые же обойдя Кубань — 10,1 млн тонн (в 2015-м— на 350 тыс. тонн меньше). По данным заместителя председателя правительства Ставропольского края Николая Великданя, в текущем году аграрии региона тоже поставили новый рекорд по уборке зерновых — 9,2 млн тонн. Из них на экспорт в ближайшее время будет направлено 5 млн тонн зерна. «Фактором, способствовавшим росту производства зерновых на Дону, стало применение высокоурожайных сортов семян, — считает директор Ростовского регионального филиала АО «Россельхозбанк» Игорь Пятигорец. — Примечательно, что постепенно растет спрос на отечественную продукцию. Так, одно из крупнейших семеноводческих хозяйств Ростовской области — ОАО «Учхоз «Зерновое» из Зернограда — в 2015 году поставило на рынок 5 тыс. тонн семян, а в нынешнем планирует увеличить этот показатель до 7 тыс. тонн».

 «Высокопродуктивные сорта пшеницы и ячменя, масличных культур, созданные в нашем семеноводческом хозяйстве, позволяют повысить урожайность на 20-30%, — говорит генеральный директор ОАО «Учхоз «Зерновое» Владимир Абрамов. — Применение качественного семенного материала помогает зерновой отрасли Ростовской области добиваться высоких результатов». При очередном рекордном урожае на Юге России (почти 30 млн тонн) и общем урожае по стране, приближающемся к началу осени к 70 млн тонн, а по году прогнозируемом до 114-115 млн тонн зерна, из которых доля пшеницы составит 65 млн тонн, цены на экспортное зерно далеки от ожидаемых. По данным аналитиков компании «Русагротранс», на 23 августа средняя цена на экспортную пшеницу составляла 173 доллара за тонну (11,245 тыс. рублей). На тот же период 2015 года пшеница стоила 185 долларов за тонну (12,025 тыс. рублей) практически при том же курсе национальной валюты.
Средняя экспортная цена на мягкую пшеницу в США (Мексиканский залив) показала еще меньшие цифры — 167 долларов за тонну (10,855 тыс. рублей). Соответственно, закупочные цены у южнороссийских аграриев еще меньше. По данным сайта «Агроновости», на 26 августа стоимость продовольственной пшеницы 3-го класса (протеин 12,5) в глубоководных портах Краснодарского края составляет 10,9-11 тыс. рублей за тонну, в мелководных портах Ростовской области — 10,9-11,6 тыс. рублей за тонну.
Пшеница 4-го класса (протеин 11,2-11,5) на Кубани, соответственно, 10,5-10,6 тыс. рублей за тонну, в Ростовской области — 9-10 тыс. рублей.

 В прошлом году уровень цен был на 15-20% выше. При таком уровне цен аграрии традиционно придерживают зерно в ожидании более высоких показателей, что тут же сказывается на снижении экспортных показателей: через основные «зерновые ворота» России (Новороссийский комбинат хлебопродуктов) в июле перевалка снизилась сразу на 18%, а за семь месяцев текущего года главный стивидор страны — группа НМТП — показала снижение перевалки на 9,4%. Рыночные аналитики уверены, что на фоне плохих урожаев из-за обилия осадков в Германии и Франции сдерживающее влияние на цены оказывает ожидание хороших урожаев зерновых для основных игроков Восточной Европы — России и Украины. Однако и на Юге России июньские дожди повлияли на качество зерновых. Если в прошлом году продовольственное зерно составляло 80-85% урожая, то в текущем — не более 70%.
По мнению аналитиков «СовЭкон», в определенной мере надежды на более высокие цены поддерживают начавшиеся закупочные интервенции. К примеру, в Крыму, собравшему 1,5 млн тонн зерна в этом году, до июня 2017 года государство намерено закупить порядка 100 тыс. тонн. На торгах в конце августа пшеница 4-го класса закупалась по 10,398 тыс.рублей за тонну, пшеница 5-го класса — по 8,8 тыс.рублей. «В этом отношении итоги торгов в Крыму показательны. Зерно было закуплено фактически по максимально возможной цене, о чем говорили эксперты, выступавшие за коррекцию закупочных цен, — считает директор «СовЭкон» Андрей Сизов. — Такие цены создают некую иллюзию, что государство придет и закупит на рынке пшеницу по ценам, близким к максимальным, т. е. 10,4 и 10,9 тыс. рублей за тонну пшеницы 4-го и 3-го классов соответственно. Так что почему бы и не подождать. Но до конца текущего года государство собирается закупить всего 600 тыс. тонн зерна, из которых до 100 тыс. тонн может быть закуплено только в Крыму. И очередь из регионов, стремящихся продать свое зерно государству, в этом году будет заметно длиннее, чем она была в прошлые годы».

Цифровая крепость
По прогнозам Российского зернового союза, в текущем сельхозгоду в России будет собрано не менее 114-115 млн тонн зерна, из которых доля пшеницы составит 65 млн тонн. Общее потребление зерна внутри страны из расчета 230 кг зерна в год на человека (с учетом 25% от этого количества на семена и естественные потери при хранении, производство хлебобулочных изделий, фуража и пр.) составляет 32 млн тонн. Количество избыточного урожая составит порядка 38-40 млн тонн. По данным Минсельхоза РФ, в прошлом сельскохозяйственном году Россия экспортировала рекордные 33,9 млн тонн зерновых, в том числе 24,6 млн тонн пшеницы. В этом году министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев намерен отправить на экспорт не менее 30 млн тонн зерна, а к 2020 году — уже 35-40 млн тонн. Глава Российского зернового союза Аркадий Злочевский считает, что экспортный потенциал России — 33 млн тонн. В интервью одному из государственных телеканалов министр заявил: «Я считаю, что Россия — это зерновая страна. Это будет основной источник наших экспортных доходов». В этом нет ничего несбыточного: в прошлом году доходы бюджета от экспорта продовольствия превысили доходы от продажи оружия — 20 млрд долларов против 15 млрд долларов. Казалось бы, с такими доходами и третьим урожайным годом подряд отечественный АПК и его основная житница — Юг России — могут спокойно подсчитывать доходы. Тем более, что правительство в очередной раз продлило продовольственное эмбарго до конца 2017 года, устранив мощных конкурентов для аграриев.
За июль-август 2016 года Россия уже поставила партию зерна в Мексику, на рынке которой раньше всегда доминировали США. Заключены соглашения на поставку российской пшеницы в Алжир и Марокко, по традиции всегда покупавшие зерно во Франции. Среди новых покупателей российской пшеницы можно назвать и такие страны, как Мали, Мальта и Мьянма (Бирма). По данным госкомпании Grain Quality Service, контракт на поставку отечественной пшеницы заключен и с Индонезией, крупнейшим покупателем австралийской пшеницы. Однако все это отнюдь не гарантирует аграриям дополнительных доходов. Избыток зерна, хорошие виды на урожай в Евросоюзе и за океаном давят на цены, заставив их опуститься на базисе FOB Новороссийск.
С другого конца «вилки» — рост цен на ГСМ, семена, удобрения и энергоносители, высокие ставки по банковским кредитам. И они вымывают у аграриев существенную часть прибыли.
В довершение всего в России уже более года действовала экспортная пошлина на пшеницу, лишающая селян достаточно весомых доходов. «Мы были против введения пошлины, поскольку считали и считаем, что устанавливать ограничения на экспорт сельскохозяйственной продукции непродуктивно, — рассказал «Вестнику» генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько. — Если нужна государственная поддержка какой-либо из отраслей, потребляющих пшеницу, то не нужно оказывать ее за счет сокращения доходности производителей пшеницы. С конца прошлого года на фоне повышения порога пошлины относительной стабилизации курса рубля и снижения мировых цен острота вопроса как бы снялась, поскольку пошлина по сути перестала работать и оказывать значимое влияние на рынок. Однако само ее существование, пусть и в скрытом виде, затрудняет работу экспортеров: часто контракты на экспорт и, соответственно, покупку пшеницы заключаются на несколько месяцев вперед, а как это сделать, если возникают существенные риски падения курса рубля и попадание сделки под пошлину?» «Пошлина — это фискальная мера, направленная в первую очередь на ограничение экспорта, — рассказал «Вестнику» директор по продажам продукции растениеводства агрохолдинга «Кубань» Владимир Загребельный. — Фактически пошлина ограничила присутствие российского бизнеса на международных зерновых рынках. Пошло ли это на пользу бизнесу? Скорее всего, нет. У правительства достаточно рычагов регулирования ценообразования: дотации, интервенции, валютное регулирование, сдерживание цен на рост тарифов монополий. В случае с пошлиной на зерно почему-то в очередной раз страдает сельхозпроизводитель. Конкурентоспособность нашего зерна зависит от постоянного присутствия зерновых трейдеров на рынке. Уход даже кратковременный с международного рынка и последующее его возвращение подразумевают очередные затраты на завоевание этого рынка».

Удар по карману
Правительство РФ ввело экспортную пошлину на пшеницу с начала предыдущего сельхозсезона 1 июля 2015 года. Она составляет 50% минус 5,5 тыс. рублей за 1 тонну, но не менее 50 рублей за 1 тонну. Учитывая, что в сезоне 20152016 годов отечественные аграрии вывезли 24,6 млн тонн пшеницы, то, по самым минимальным подсчетам, они недосчитались 1,23 млрд рублей, которые явно были для них нелишними в плане модернизации оборудования, обновления техники (серьезный стимул для сельхозмашиностроения), увеличения закупок удобрений (на юге уровень внесения минудобрений на гектар заметно отстает даже от советских показателей — в среднем 20-30 кг вместо 100-130 кг). Южнороссийские аграрии в текущем году готовы отправить на экспорт свыше 20 млн тонн зерна, 70% которого — продовольственная пшеница. Исходя из тех же расчетов бюджетная «дыра» им светит в размере недополученных как минимум 850 млн рублей. А это около сотни зерноуборочных комбайнов типа Torum или Acros, порядка 24 тыс. тонн удобрения типа суперфосфат, немногим менее 23 тыс. тонн дизтоплива. В Минсельхозе РФ и Зерновом союзе ситуацию трактуют одинаково. Александр Ткачев подготовил письмо к вице-премьеру Правительства РФ Аркадию Дворковичу, в котором он просил отменить в новом сельхозсезоне экспортную пошлину на пшеницу и обнулить ее до 1 июля 2017 года. РЗС еще в мае обратился в правительство с просьбой об отмене пошлины. Как сообщил глава ведомства, в сентябре принято решение об обнулении таможенной пошлины на два года.

По идее первыми с просьбами об обнулении пошлины должны быть сами ведущие отечественные зернотрейдеры, которых она касается непосредственно. Но сами трейдеры по-разному смотрят на вопрос с экспортной пошлиной. «Пошлина не велика и не является запретительной, хотя негативный оттенок на экспорт она накладывает, — считает директор ТД «Риф» Вадим Саркисов. — Но я считаю, что пошлина должна быть абсолютной, а не зависеть от цены на зерно. Все эти расчеты трудно понять — у нас регулярно возникают разногласия с таможенными службами по поводу расчета величины пошлины». При этом, обращает внимание Вадим Саркисов, в стране анонсирован рекордный урожай зерна, и все готово для его отправки на внешние рынки: «Если соберем более 100 млн тонн зерна, экспорт будет расти. Мощности есть, спрос на зерно есть, наш продукт абсолютно конкурентен. Никаких препон на экспорт не ставится».

Между культурами
По итогам года Россия вышла на первое место в мире по продаже зерновых, впервые в постсоветской истории опередив традиционных лидеров — США и Канаду. Заместитель генерального директора «Международной зерновой компании — Ростов» Олег Герасимов считает, что сегодня политика слишком часто вмешивается в экономику, и предсказать ближайшую конъюнктуру рынка сейчас просто невозможно. Сохранение пошлины также приводит к тому, что и внутренние цены на зерно начали падать.
«В краткосрочной перспективе отмена пошлины никак не отразится на экспортерах, долгосрочной же рост их доходов может составить десятки процентов, — считает Андрей Сизов. — Сегодня говорят о рекордном урожае, но молчат о рекордно низкой цене на зерновые при увеличении стоимости удобрений, ГСМ, средств защиты растений, семян. Рентабельность аграриев падает, что будет с тем же «РИФом», если цена на зерно упадет в два раза к исходу сезона? А в России с 2008 года постоянно ограничивают экспорт, только у нас в стране сохраняется эта мера тогда, когда во всем мире власти экспорт поддерживают. Аргентина это уже проходила, поэтому и попала в серьезный экономический кризис». «Российское зерно трудно пробивало себе дорогу на международные рынки, введение пошлины на международную торговлю — мера, которая оказала негативное влияние на присутствие нашего зерна на международных рынках. Отмена, как и принятие пошлины, говорит только о нестабильности поставок зерна из России. Этот фактор не улучшает деловую репутацию и позиции наших трейдеров. Для некоторых трейдеров, как, например, для «РИФа», наличие или отсутствие пошлин не несет существенного значения, т. к. они все издержки по пошлине переложили на сельхозпроизводителя. Трейдеры в убыток работать не будут», — считает Владимир Загребельный. Более пессимистично смотрят на ситуацию непосредственно специализирующиеся на производстве зерна аграрии. По мнению главы донского отделения Зернового союза России Юрия Паршукова, аграрии сегодня больше ориентируются не на нужды населения, а на мировую конъюнктуру, засевая поля теми культурами, которые более востребованы на рынке и сегодня не облагаются экспортными пошлинами (ячмень, рожь и т. д.). «Мы не должны иметь ограничений на экспорт, — считает Юрий Паршуков. — Тем самым мы не будем заставлять производителя бросаться от одной культуры к другой.
И в то же время за счет вырученных средств производители будут модернизировать хозяйства и внедрять современные агротехнологии».
Главный операционный директор ГК РЗ «Агро» Роман Бондарев рассказал, что сейчас аграрии выживают за счет того, что 80% выручки поступает за счет валютных продаж: «При этом стоимость аммофоса выросла на 60%, гербицидов — на 40-60%. Таким образом, мы живем за счет разницы «80 минус 60%». Экспортная же пошлина введена только на зерновиков, тогда как ни производители удобрений, ни ГСМ не пострадали. Это унизительно. А со своей стороны, к примеру, свиноводы предъявляют претензии, что у нас такое дорогое зерно». Потеря доходов аграриями может обернуться и другой стороной. В последние годы собственники агропредприятий все больше переключаются с проблемной пшеницы на выращивание других экспортных культур, на которые не распространяется действие пошлины, например на кукурузу, дурум, сою, а также на такие нишевые продукты, как тритикале, сафлор, нут, рыжик, кориандр, хлопчатник и пр. Тогда уже сам бюджет недосчитается доходов от той же пошлины. 
            bool(false)