Операция «Кооперация»

На грантовую поддержку кооперативов из федерального бюджета в текущем году выделено в 4 раза больше средств, чем в 2015-м

15 Ноября 2017

Кооперация в России зародилась более 100 лет назад. На современном этапе важным стимулом развития кооперативного движения в отрасли сельского хозяйства служил принятый в 1995 году ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации». Однако за этот период стабильности в данном направлении добиться пока не удалось. Исключение — ​лишь отдельные регионы. И для того чтобы это стало общероссийской нормой, необходимо внедрять системный подход к построению кооперации в стране, убеждены эксперты.

Без формализма
О кооперации как социально-экономически значимом направлении вновь заговорили на самом высоком уровне. Этой темы коснулся в своем ежегодном послании президент России Владимир Путин, а Министерство сельского хозяйства РФ разработало план-задание и довело его до регионов: в 2016‑2017 гг. планируется открыть не менее 1,5 тыс. сельскохозяйственных потребительских кооперативов. По данным федерального минсельхоза, к сентябрю текущего года уже создано свыше 740 СПоК. Таким образом, сегодня их количество приближается к шеститысячной отметке. В 2015‑2016 гг. из федерального бюджета выделено 1,3 млрд рублей (400 млн руб. в 2015 г. и 900 млн руб. в 2016 г.) на грантовую поддержку кооперативов для развития материально-технической базы, в текущем году благодаря введению механизма единой субсидии эта сумма составила 1,7 млрд рублей. На первом этапе реализации в мероприятиях приняло участие 42 региона, в 2017-м их количество разрослось до 61 субъекта РФ.
«По разным видам продукции доля сельхозтоваропроизводителей в конечной цене реализации колеблется на уровне 23‑63%. Смысл кооператива, то есть управляемого ровно теми, кто поставляет в него продукцию, именно в том, чтобы вернуть производителю ту часть, которая оседает в форме прибыли переработчика и торговой организации. Именно эта часть цены агропродукции является объективной основой для накоплений и инвестиций в сфере сельхозпроизводства. И сейчас все это осознается в большей степени. Не в последнюю очередь под влиянием начинающего организовываться кооперативного сообщества», — ​отмечает президент РСО «Агроконтроль» Андрей Морозов.
Однако если проследить статистические данные, то в период с 1 января 2015 г. по 1 января 2017-го общая численность сельскохозяйственных потребительских кооперативов все же снизилась с 6429 до 5839. А доля реально работающих из всех зарегистрированных, по разным оценкам, колеблется в пределах 60‑70%.
При этом стоит отметить, что если еще лет пять назад говорили о недофинансировании процесса со стороны государства, то сегодня, когда объемы выделяемых грантов и субсидий увеличиваются, стало очевидно, что проблемы нестабильного развития кооперации намного глубже.
«Анализ происходящего и личный опыт участия в кооперативном деле на протяжении последних 30 лет убеждает, что, выстраивая кооперативную политику, мы, к сожалению, осуществляем преимущественно частные меры, оставляя без должного внимания несколько общих вопросов, от решения которых зависит успех. Мы в недостаточной мере учитываем, что кооперативы как новая форма рыночной интеграции малых и средних хозяйств возникают не в пустом пространстве, а в агрессивной конкурентной среде. И кроме того, наблюдаем, что сложилась существенная диспропорция в господдержке кооперации. Государство упорно помогает отдельным кооперативам, но не системе в целом. И совсем не выделяются средства на создание институтов развития сельскохозяйственной кооперации — ​фондов финансовой поддержки, информационно-консультационной сети, специализированных центров подготовки и повышения квалификации кооперативных кадров», — ​отмечает директор ВИАПИ им. А.А. Никонова Александр Петриков.
Эксперты в целом опасаются, что несистемный, формальный подход к кооперативному строительству может привести к зависимости участников процесса от господдержки, к невозможности развиваться самостоятельно, а также к возникновению псевдокооперативов.
«Гранты на развитие материальной базы — ​это огромный прорыв в аграрной политике. Однако не все регионы в состоянии даже просто освоить свою квоту в грантовой поддержке, не говоря уже о качестве создаваемых кооперативов», — ​комментирует Андрей Морозов.
Среди наиболее важных проблем, которые сдерживают развитие сельхозкооперации, стоит выделить и некомпетентность большинства участников самого кооперативного движения, слабую образовательную базу в данном вопросе, ментальное сопротивление агропроизводителей, наличие мощной конкуренции со стороны бизнеса и административное давление на сельскохозяйственные кредитные кооперативы в форме госрегулирования их деятельности Банком России и т. д.
«Безусловно, мешает рассогласованность действий. Пока на самом высоком уровне пропагандируется значение сельхозкооперации, руками ЦБ уничтожаются сельскохозяйственные кредитные кооперативы. А это основа для кооперации иных видов. Нужна координация действий различных органов государственной власти и местного самоуправления по вопросам развития сельскохозкооперации, включая и обучение основам кооперации, и выработку моделей правового регулирования, и собственно финансовую поддержку. Таким координатором мог бы и должен стать Департамент по развитию сельскохозяйственной кооперации Министерства сельского хозяйства РФ, а еще лучше — ​специально созданное при Минсельхозе РФ агентство по развитию сельскохозяйственной кооперации с сетью региональных подразделений», — ​считает Андрей Морозов.
За 2016 г. оборот всех сельскохозяйственных потребительских кооперативов составил порядка 23 млрд рублей. Однако роль кооперации шире просто вопросов экономики. Она, безусловно, важна и с социальной точки зрения.
«Ясно, что крупное товарное производство всегда на порядок эффективнее мелкого. Но это совершенно несопоставимые институты — ​и по целям, и по задачам, и по возможностям. У одних — ​задача накормить страну, решить проблему продовольственной безопасности. Для этого необходимо всего 200 агрохолдингов и менее 10% населения сельских территорий. А вот решить проблему 90% населения этих самых территорий в состоянии решить только институт кооперации», — ​комментирует председатель административного совета Федерального союза сельскохозяйственных потребительских кооперативов Сергей Торопыгин.
Мировая практика показывает: кооперация может развиваться по такому пути, когда прибыль даже одного кооператива достигает нескольких миллиардов евро, как, например, у голландского молочного кооператива FrieslandCampina или многопрофильного сельхозкооператива из Франции Terrena.
По мнению автора ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» президента СРО «Россоюз «Чаянов» Василия Вершинина, до сих пор ни на уровне власти, ни на уровне непосредственно участников кооперации нет четкого понимания самой сути кооперации, ее принципов, законов и механизмов функционирования. И это очень мешает процессу развития.
«Говоря о кооперации сегодня, в первую очередь упоминают фермеров. Но ведь у нас не фермерская кооперация, а именно сельскохозяйственная. Фермеры составляют небольшую часть доли сельхозпроизводителей, уровень производимой ими товарной продукции — всего лишь 6‑7%. В процесс кооперации активно вовлекаться должны не только фермеры и ЛПХ, но и производственные кооперативы, ИП, товарищества, акционерные общества. Нужно следовать международным принципам кооперации и международной практике. Им следовали и в царской России, и в Советском Союзе. Везде в мире цель кооперации — ​дать возможность вести сельскохозяйственное производство малым и средним производителям. Но для этого нужно сферу переработки, сбыта, снабжения, кредитования объединить в крупные и крупнейшие кооперативы, способные подвинуть с рынков сырья и продовольствия крупный капитал», — ​убежден эксперт.
Как заметил Андрей Морозов, конкурентоспособны по сравнению с агрохолдингом становятся не сами по себе кооперативы, а объединенные в кооператив сельхозтоваропроизводители.
«И мир уже прошел по этому пути: товаропроизводители, основанные на наемном труде (латифундии, поместья), уступили свое место семейным фермам, которые вынесли функции по снабжению, переработке, сбыту, кредитованию иным формам обслуживания в специализированные кооперативы, — ​поясняет он. — ​Для того чтобы осуществить это, нам нужно создавать именно инфраструктуру по развитию кооперации. То есть система, в рамках которой анализируется эффективность кооперативного строительства для сельхозтоваропроизводителей той или иной территории. Такие региональные институты кооперативного развития должны, на наш взгляд, создаваться на базе практически действующих организаций: кооперативов второго уровня, ревизионных союзов сельскохозяйственных кооперативов, фондов поддержки малого предпринимательства и т.д».

В знании — ​сила
Непонимание, чем выгодна кооперация для всех ее участников и на каких условиях ее можно выстроить эффективно, действительно является тормозом развития. «Сегодня люди разобщены, каждый тянет одеяло на себя. И рассчитывать, что мелкие сельхозтоваропроизводители, переработчики, реализаторы будут объединяться сами собой, не приходится. В этой ситуации государство должно стать тем самым застрельщиком, организатором, инициатором процесса. Его финансовое участие может быть небольшим, основной упор надо делать именно на организационную, координирующую работу. Требуется системный подход», — ​убежден председатель СПК «Восток» Петр Лобанов.
Надо отметить, что в ноябре прошлого года на IV Всероссийском съезде сельскохозяйственных кооперативов первый заместитель министра сельского хозяйства РФ Джамбулат Хатуов также озвучил необходимость оказания образовательной и идеологической поддержки со стороны власти. «Необходимо рассказывать населению о преимуществах и возможностях кооперативов, о мерах поддержки, тиражировать лучшие практики развития кооперации», — ​сказал он. И шаги в этом направлении уже начали осуществляться. Как сообщили «Вестнику АПК» в Минсельхозе РФ, для повышения информированности сельхозкооперативов и фермеров на официальном сайте ведомства создан информационный ресурс «Поддержка фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов» (http://bp.mcx.ru), содержащий сведения о нормативных правовых актах, регулирующих деятельность малых форм хозяйствования и бизнес-планы КФХ и СПоК по четырем основным направлениям деятельности: растениеводство, животноводство, птицеводство и рыбоводство. Также реализуется проект по тиражированию лучших практик развития сельских территорий, который Минсельхоз РФ проводит совместно с Общественной палатой РФ. Предполагается, что это позволит увеличить число работающих сельхозкооперативов, в том числе на основании лучших практик регионов.
Сегодня лидерами по развитию сельхозкооперации являются Липецкая (зарегистрировано 846 СПоК) и Тюменская области (391 СПоК), а также Республика Саха (373 СПоК). Успех достигнут во многом за счет внимательного и последовательного решения вопросов кооперации на уровне регионов. Здесь внедрена трехуровневая система управления и информирования кооперации (область — ​район — ​поселение), были созданы фонды поддержки, центры компетенций и сеть потребительских кредитных кооперативов, организованы рынки сбыта кооперативной продукции и т. п.
В рамках приоритетного проекта «Малый бизнес и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» совместно с Корпорацией «МСП» подготовлены рекомендации по развитию сельскохозяйственной кооперации на основе лучших региональных практик. Так, в 2017 г. 10 пилотных регионов реализуют комплексные программы развития — ​Липецкая, Тюменская, Ульяновская, Томская области, Якутия, Татарстан, Бурятия, Пермский, Хабаровский и Алтайский края.
В 2018 г. в программу включатся также Астраханская и Иркутская области, Республика Алтай, Забайкальский край и Мордовия.
Серьезным прорывом может стать долгожданное со стороны специалистов кооперативного движения создание федерального центра компетенций в сфере развития сельхозкооперации. Открыт он будет на базе ФГБОУ ДПО «Российская академия кадрового обеспечения» и аналитического центра Минсельхоза РФ во взаимодействии с комплексом образовательных учреждений в регионах. Предполагается, что это все-таки позволит создать единую многоуровневую систему поддержки и развития сельхозкооперации и реализовать не разрозненные, а комплексные меры поддержки в субъектах страны.
В целом эксперты отмечают, что спрос федерального ведомства с региональных органов управления АПК за развитием кооперации усилился. И это, безусловно, важный момент. Но как скоро сельхозкооперация в России выйдет на самостоятельный и стабильный путь функционирования, ответить все еще весьма затруднительно. 

Крупные агропромышленные кооперативы в мире
Многопрофильный французский кооператив Terrena. Занимается мясным и молочным животноводством, а также садоводством, производством злаковых, виноделием, птицеводством и кролиководством и т.д. Оборот в 2016 г. составил 5,2 млрд евро. В состав кооператива входит около 29 тыс. членов, порядка 300 сельхозпроизводителей. Основан в 1887 г.

Голландский молочный кооператив FrieslandCampina. Ежегодный оборот в 2015 г. составил свыше 11 млрд евро. В состав кооператива входит около 19 тыс. членов из более чем 13 тыс. ферм. Основан в 2008 г. путем объединения старейших компаний Campina и Royal Frieslands Foods.

Американский фермерский (молочный) союз Dairy Farmers of America. Ежегодный оборот в 2015 г. составил свыше 12 млрд евро. В состав входит порядка 13 тыс. членов. Основан в 1998 г.

Датский мясной кооператив Danish Crown. Оборот составляет порядка 60 млрд датских крон (около 8 млрд евро). В составе кооператива свыше 10 тыс. членов, 26 тыс. сотрудников. Основан в 1887 г.

Финский молочный кооператив Valio. Оборот в 2014 г. составил порядка 1,9 млрд евро, в 2015-м — около 1,7 млрд евро. В составе 18 молочных кооперативов и свыше 7 тыс. фермеров. Основан в 1905 г.
            bool(false)