Владимир Кашин: «Наши крестьяне самоотверженным трудом совершают подвиг, обеспечивая продовольственную безопасность России»

Достигнутые сегодня экономические результаты в отрасли сельского хозяйства могут быть повышены, если грамотно развивать сельскую инфраструктуру и улучшать качество жизни селян

9 Октября 2018

Достигнутые сегодня экономические результаты в отрасли сельского хозяйства могут быть повышены, если грамотно развивать сельскую инфраструктуру и улучшать качество жизни селян, уверен председатель Комитета Государственной думы по аграрным вопросам, академик РАН Владимир Кашин. Какие меры нужны для возрождения российской деревни и почему сегодня необходимо вкладываться в развитие жилищной сферы, образования, здравоохранения и культуры на селе, он рассказал «Вестнику АПК».

Устойчивая сельская территория — ​это постоянно развивающееся в экономическом и социальном аспекте территориальное образование для комфортного проживания и осуществления конституционных прав и обязанностей человека, в том числе права на труд, отдых, достойную заработную плату, бесплатную медицинскую помощь и образование, а также обязанностей сохранять историческое и культурное наследие, окружающую среду. Каков же экономический аспект устойчивого развития сельских территорий сегодня?

Победы и поражения
— Сельское хозяйство по отдельным секторам постепенно отыгрывает ранее утраченные позиции. Мы гордимся результатами работы наших хлеборобов, которые несколько лет подряд получают достойные урожаи зерновых. Успехи в производстве технических культур, таких как сахарная свекла и масличные, укрепили продовольственную безопасность страны, заместив существенные объемы импорта сахара и растительных масел качественной продукцией российского производства. Мы радуемся, когда видим, как наши животноводческие хозяйства формируют позитивную динамику в производстве свинины и мяса птицы, выводя производство этих важнейших продуктов на докризисный для сельского хозяйства уровень, и даже выше.
Безусловно, сохраняется еще большое количество проблем. Они есть в части производства молока и мяса КРС. Плодово-ягодной продукции выращиваем пока гораздо меньше, чем обозначено в Доктрине продовольственной безопасности. Сохраняется проблема раскорчевки старых садов, есть вопросы в логистике, в питомниководстве. Все эти проблемы мы должны решить, и если будем действовать достаточно эффективно, закладывать целевые 30 тыс. га новых садов и использовать весь урожай, то через 10 лет сможем выйти на 9-10 млн тонн продукции садоводства собственного производства.
В целом мы подвинули вопрос с импортозамещением масла, сахара и многих других важнейших продовольственных товаров. Но внешний торговый баланс за последние 8 лет у нас остался отрицательным — 154,8 млрд долларов мы за этот период потеряли. Мы должны эти деньги осваивать здесь, ведь именно наши крестьяне своим самоотверженным трудом совершают подвиг, обеспечивают продовольственную безопасность России!
В каких условиях осуществляется этот героический труд? Крестьянство находится в сложнейшей ситуации с обеспечением техническими средствами, минеральными и органическими удобрениями.
Мы имеем сегодня лишь 7,8% мелиорируемой пашни, а Китай, к примеру, по этому показателю перешагнул рубеж 50%. При этом мелиорация — это не только стабильные урожаи, но и стабильные рабочие места. Таким образом, вводимые у нас 90 тыс. га мелиорируемых земель в год — темпы, явно недостаточные для решения этой большой проблемы. Мы должны не только восстановить 13,6 млн га мелиорируемых земель, которые у нас были не так давно, но и двигаться вперед, равняясь на ведущие страны.

В части технического перевооружения — около 60% тракторов, половины комбайнов уже старше 10 лет. Продолжает давить сельскохозяйственное производство диспаритет цен. Сельское население работает за копейки. По сути, крестьяне жертвуют свой недополученный доход на то, чтобы сельхозпроизводство имело возможность существовать.
Безусловно, правительство постепенно осознает, что сельское хозяйство уже не является финансовой черной дырой, и в последние годы стало поворачиваться лицом к этой отрасли. Вместе с тем упор делается на экономическую составляющую — извлечение прибыли, при этом социальные вопросы уходят на третий план.

Вдали от комфорта
— Что сегодня получает труженик села взамен своего честного труда? Заработная плата в сельском хозяйстве на протяжении последних лет сохраняется на уровне 58% от средней зарплаты по экономике. Не удивительно, что и доля малоимущего населения на селе почти в 2 раза выше, чем в городе, и составляет 19,5%. Негативное влияние на уровень жизни сельского населения оказывает упадочное состояние социальной инфраструктуры. Первостепенное значение имеют вопросы здравоохранения. Количество больничных учреждений даже в период с 1995 года снизилось почти на 4,5 тыс. единиц (более чем в 5 раз), число ФАПов за тот же период уменьшилось почти на 13 тыс. единиц (в 1,3 раза), станций скорой медицинской помощи стало меньше на 657 единиц (в 1,7 раза). Сохраняет актуальность дефицит медицинских кадров. В 2016 году, например, в сельской местности не хватало 94,8 тыс. медицинских специалистов, из которых 24,6 тыс. — ​врачи. Следствием этого стало ухудшение демографической ситуации. Условия жизни в сельской местности характеризуются повышенными физическими нагрузками, контактом с вредными веществами. Целый перечень вредных факторов на фоне слабой доступности сельской медицины определяет более высокий, чем в городе, коэффициент смертности и, соответственно, продолжительность жизни в среднем на 2 года меньше, чем в городе.

Не лучше обстоят дела и в системе образования. Количество образовательных учреждений сокращается. К 2016 году на селе осталось всего 25 тысяч общеобразовательных учреждений и 14 тысяч детских садов. А это, соответственно, в 2 и 3 раза меньше, чем было в 1990 году. В 42 субъектах РФ доступ к дошкольным образовательным учреждениям имеет менее половины детей в возрасте до 6 лет. Кроме того, обостряется проблема нехватки педагогических кадров на селе. За последние 6 лет дефицит педагогов вырос в 2 раза — ​с 2,4 тысячи человек до 4,1 тысячи.

Проблема благоустройства также является актуальной. Сегодня более 95 тысяч деревень не газифицированы, 32 тысячи не имеют почтовой связи, 43 тысячи не охвачены телефонной связью. И это притом, что всего сельских населенных пунктов у нас осталось около 160 тысяч. Водопроводом и горячим водоснабжением оборудовано не более 37% и 33% сельских населенных пунктов соответственно. Канализацию имеют лишь 45% сельских населенных пунктов, а центральное отопление — ​67%.

Транспортная инфраструктура сельских территорий усугубляет многие из названных выше проблем. Так, к примеру, территориальное удаление объектов образования и здравоохранения от сельских населенных пунктов с учетом качества и количества дорог, а также обеспеченности населенных пунктов автобусным сообщением делает медицину и образование все менее доступными для сельских жителей. С важнейшими транспортными объектами, такими как железнодорожные станции, водные порты, аэропорты, связь имеют лишь 4% сел.

О какой устойчивости развития сельских территорий в текущей ситуации может идти речь? Наши селяне вынуждены либо смиряться и жить старым укладом, либо уехать в более благоприятные для жизни условия городской среды, что, собственно, мы сегодня, к сожалению, повсеместно и наблюдаем. За период с 2007 года сельское население сократилось на 1,3 млн человек. Устойчивая убыль населения прослеживается в 60 субъектах РФ.

Развернуться лицом к селу
— Пришло время решительно напомнить о существовании седьмой статьи Конституции РФ, провозгласившей Россию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
Наше видение сути устойчивой сельской территории с учетом текущего положения дел в данной сфере определяет необходимость принятия системных мер.
Надо решительно увеличить финансовое обеспечение Государственной программы развития сельского хозяйства, а входящую в ее состав программу устойчивого развития сельских территорий вывести на уровень приоритетного национального проекта. Источниками дополнительных средств могут и должны выступить смежные отраслевые госпрограммы, такие как «Развитие здравоохранения», «Развитие образования на 2013‑2020 годы», «Социальная поддержка граждан», «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан РФ» и другие.
В каждой из 21 госпрограмм, которые так или иначе относятся к социально-экономическому развитию страны, должны быть учтены целевые индикаторы по сельским территориям. При этом из объемов финансового обеспечения этих программ, составляющих на 2018 год 7,6 трлн рублей, на цели развития сельских территорий, исходя из численности сельского населения, должно быть выделено не менее 1,9 трлн рублей. Президент Российской Федерации об этом сказал еще в мае 2014 года — развернуть лицом к селу все государственные программы. Мы будем добиваться окрашивания в каждой государственной программе средств, направляемых на развитие села, эффективность использования которых должен контролировать профильный департамент Министерства сельского хозяйства либо специально созданное Агентство развития сельских территорий.

Закреплению положительных результатов и системному развитию социальной сферы села будут способствовать меры, принимаемые в интересах укрепления сельхозпроизводства, в том числе обеспечения эффективности землепользования, поддержки аграрной науки, и организационно-управленческие мероприятия.
К числу приоритетных мер обеспечения устойчивого развития сельских территорий, безусловно, следует отнести совершенствование законодательного регулирования. В Государственную думу уже внесен ряд законодательных инициатив, являющихся приоритетными с точки зрения укрепления экономической составляющей устойчивого развития сельских территорий. Другая часть законодательных инициатив уже находится в стадии высокой готовности к внесению в ГД. Нами проделана большая работа, но задач впереди еще больше. И если мы сплотим свои ряды, то сможем системно противостоять разрушению деревни как берегини земли Русской, как родника идентичности нашего народа и духовности России. 
            bool(false)