Зеленая пАПКа

Всероссийская выставка «День поля» позволяет продемонстрировать  потенциал отечественного агропромышленного комплекса

10 Октября 2019

Яндекс.Дзен Instagram
То, что сегодня Россия из крупнейшего в мире нетто-импортера продукции АПК превратилась в нетто-экспортера, в первую очередь заслуга самих аграриев и владельцев агропредприятий, вовремя вкладывавших средства в модернизацию и добросовестно выполнявших свою работу. В то же время во многом решающую роль в постсоветские годы играла и политическая воля руководителей регионов, сумевших защитить ключевую экономическую отрасль от развала 90-х годов прошлого века и создавших условия для привлечения в АПК знаковых инвесторов.

Сложноподчиненные предложения
Условно первых региональных лиц, достигших на протяжении длительного времени заметных успехов в поддержке собственного АПК, можно разделить на людей, так или иначе использовавших «федеральный ресурс», и на самородков «от региональной сохи». Первые пришли в регионы из государственных структур и принесли с собой налаженные связи, благодаря которым удалось создать мощные и устойчивые агрохолдинги или агропредприятия, способные достойно конкурировать даже с иностранными производителями. Вторые изначально опирались на региональные элиты и удачно использовали природно-климатические условия для определения производства наиболее экономически выгодных сельхозкультур. За счет этого на местах также выросли российские отраслевые лидеры, создавшие базу для пополнения регионального бюджета и успешно отбившие все попытки их поглощения федеральными компаниями.

Наиболее ярким из числа первых можно назвать нынешнего вице-премьера Правительства РФ Алексея Гордеева, курирующего российский агропром. Губернатором Воронежской области он стал в 2009 году, почти 10 лет проработав до этого федеральным министром сельского хозяйства. При нем был основан главный кредитный инструмент отечественного агропрома — Россельхозбанк, главой наблюдательного совета которого много лет и являлся Алексей Гордеев. Несложно предположить, что в дальнейшем кредитные заявки воронежских аграриев находили самое благосклонное участие у РСХБ.
За девять лет губернаторства Гордеева ВРП Воронежской области подпрыгнул с 301 до 950 млрд рублей (2017 год). Из них 200 млрд рублей — валовая продукции АПК. В 2012 году регион по темпам промышленного развития и вовсе стал российским лидером, а в рейтинге Агентства стратегических инициатив по комфортности привлечения инвесторов регион поднялся на седьмое место.

Именно при губернаторе Гордееве Воронежская область, значительно сократившая в 90-х годах свои посевные площади с 3 до 2,3 млн га, переломила эту тенденцию на их расширение — 2,6 млн га в 2015 году. Регион стал федеральным лидером по производству картофеля (1,757 млн тонн в 2014 году) и получил рекордный за всю свою историю урожай сахарной свеклы в 2011-м — 6,992 млн тонн (в 3,9 раза больше уровня 2010 года).
За счет роста сырьевой базы Воронежская область стала одним из российских лидеров сельхозпереработки (зерновые, масличные, сахар, молоко). Именно в этом сегменте в регионе работают знаковые агрокомпании: «Эртильмолоко», «Вимм-Билль-Данн», «Юг Руси», «Агроэко», «Стивенсон-Спутник», «Продимекс», «Доминант» и другие.

То, что Воронежская область стала безусловным агролидером Черноземья и вошла в федеральный «молочный пул» (на седьмом месте), во многом заслуга губернатора Гордеева. Собственно, и уйдя сначала на должность полпреда ЦФО, а затем и в вице-премьеры Правительства РФ, вряд ли экс-губернатор забыл проблемы Воронежской области и перестал поддерживать ее бизнес.
Аналогичная ситуация была и у другого заслуженного регионального главы — многолетнего губернатора Орловской области Егора Строева (1993-2009 годы). Свой «ресурс» еще в 90-е он сумел использовать, совмещая пост главы областной администрации с должностью спикера Совета Федерации РФ, когда сенаторами были все российские главы, губернаторы и президенты. Решать региональные вопросы в тесном кругу коллег было куда как сподручнее, чем искать общий язык с конкретными потенциальными инвесторами.

В результате стагнирующие орловские предприятия АПК были собраны в региональный агрохолдинг «Орловская нива», который, по сути, играл роль внешнего управляющего для пребывающих в предбанкротном состоянии компаний. Впоследствии из него вышли несколько более мелких агрохолдингов, группирующихся вокруг лидеров одного из сегментов АПК. К примеру, в сахарной промышленности перерабатывающие предприятия взяли под контроль свеклосеющие хозяйства в пределах своей сырьевой зоны тяготения.

Можно сколь угодно спорить об эффективности тех или иных мер областного правительства, но факт неоспорим — орловский агропром был спасен.
Сегодня в топ-25 крупнейших предприятий Орловской области 16 входят в сферу АПК («Авангард-Агро», сахарный завод «Отрадненский», «Знаменский СГЦ», «Северное сияние», «Юность»).

Возгласы с мест
Во многом именно лоббистские усилия глав Воронежской, Орловской и Белгородской областей привели к тому, что именно Черноземье, а не юг России и Северный Кавказ стали своеобразным «мясным поясом» страны. Крупнейшие мясные холдинги возникли именно здесь — «Мираторг», «Черкизово», «Приосколье», «Белгранторг», «Продо», «Русагро», «Агро-Белогорье» и другие.

Показательно, что большинство «мясных» активов расположены именно в Белгородской области, губернатор которой Евгений Савченко является безусловным отечественным рекордсменом на этом посту (более четверти века в должности). Именно при нем регион не зачах в 90-х, сделав ставку на развитие агропрома, и уже в 2012 году стал российским лидером по производству свинины и птицы, производя ежегодно от 1 до 1,5 млн тонн мяса всех видов. Это в пять раз больше, чем производят Московская область и Ставропольский край, имеющий куда большие ресурсы в пастбищах и населении. АПК области производит почти 5% продукции российского сельского хозяйства. В ВРП Белгородчины агропром превышает половину общего объема произведенной продукции.

Именно в Белгородской области практически все вышеперечисленные мясные холдинги имеют производственные активы. И это касается не только мясного, но и молочного животноводства.
Здесь была реализована (с 2007 года) областная целевая программа «Семейные фермы Белогорья», участниками которой стали выше 35 тыс. фермеров и членов их семей. В ее рамках реализованы десятки программ в области пчеловодства, рыбоводства, садоводства, цветоводства и животноводства.

Ставка на АПК региональных властей вполне себя оправдала. Широкая поддержка отрасли на уровне Федерации и региона позволила Белгородчине выйти на ведущие позиции среди неуглеводородных субъектов РФ по доходам на душу населения.
А достигнув конкретных успехов по валовым показателям, регион пошел и в сторону здорового питания. Область стала первым российским субъектом Федерации, власти которой приняли решение ввести с 1 января 2018 года запрет на использование «тяжелых» антибиотиков и лекарственных препаратов группы А (гормоны и стимуляторы роста, которые не выводятся из организма животного в течение декларируемого периода) при производстве сельхозпродукции — в птицеводстве, молочном и мясном животноводстве, производстве кормов.

Свои региональные возможности использовал и глава Татарстана Минтимер Шаймиев. Справедливости ради следует заметить, что патриарх постсоветской политики сумел в сложные годы развала СССР и начала рыночных реформ неплохо сориентироваться в обстановке и добиться особых преференций от центральных властей. В начале 90-х Татарстан получил от Москвы право решать вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами, которые были объявлены «исключительным достоянием и собственностью народа Татарстана». В октябре 2005 года новый договор о разграничении полномочий между РТ и федеральным центром был пересмотрен в сторону отказа от финансовых преференций, сниженного процента налоговых отчислений в центр. Однако за полтора десятилетия республика под руководством Минтимера Шаймиева сумела полностью перестроить экономику под рыночные отношения и наладить работу собственного АПК. К середине нулевых татарстанский агропром стал третьим в России по объему выпуска сельскохозяйственной продукции. В отличие от других регионов страны, где наблюдалось катастрофическое снижение поголовья КРС, в Татарстане оно только росло. Шаймиев заложил потенциал для настоящего рывка в сегменте КРС. Если в 2010 году здесь насчитывалось 749 тыс. голов, то в 2016-м уже 1,029 млн голов. Республика полностью удовлетворяет потребности населения в основных продуктах питания. В Татарстане самый дешевый минимальный набор продуктов не только в Приволжском федеральном округе, но и по стране в целом.

Южная грядка
Главы регионов юга России, основной житницы страны, — естественные кандидаты в список «аграрных легенд». Преодолев наиболее тяжелые 90-е годы кризиса сельского хозяйства, Дон, Кубань и Ставрополье сделали свой выбор в пользу мощных лидеров — крупных агрохолдингов, способных своевременно реагировать на изменяющиеся внешние обстоятельства, в нужный момент найти средства на модернизацию и тонко отслеживать момент начала диверсификации производства.

В Ростовской области ее глава Владимир Чуб не стал искать счастья в развитии фермерского движения, а переориентировался на нарождающиеся холдинги. Так, в регионе появились лидеры федерального значения: «Юг Руси», «Астон», «Югтранзитсервис», «Евродон», «Агроком», «Амилко», «Русская свинина». В начале нулевых область прочно заняла передовые позиции в Европе по производству подсолнечного масла, зерновых, здесь появилась целая отрасль — производство мяса индейки. Развивались речные и морские порты, ставшие базой для зернового экспорта в стране, которые многие десятилетия были крупнейшими в мире нетто-импортерами продовольствия. Региональные власти создавали режим наибольшего благоприятствования для привлечения инвестиций в сферу АПК, особо поощряя налаживание перерабатывающей сферы. Так появились крупнейшие в стране маслобойни, мясокомплексы, было налажено производство крахмала и патоки.

Кубанский губернатор (а затем федеральный министр) Александр Ткачев пришел не на пустое место. Его предшественник Николай Кондратенко многое сделал для того, чтобы сохранить агропром в лихие 90-е. Но именно при Ткачеве край закрепил за собой абсолютное лидерство в России в сфере АПК — 7% от всей валовой продукции сельского хозяйства страны. Кубань производит самое большое количество зерна (свыше 10 млн тонн ежегодно), сахарной свеклы (более 17% в стране), семян подсолнечника (15%), отечественных вин (свыше трети).
Несложно догадаться, что основная ставка делалась на своих — Агрокомплекс им. Н. Ткачева стал одним из ведущих в России держателей банка земли сельхозназначения и крупнейшим переработчиком продукции. Компания Сергея Галицкого (теперь уже бывшая) «Тандер» в этом столетии стала не только одним из крупнейших в стране розничных операторов, но и крупным игроком на аграрно-промышленном рынке Краснодарского края.
«АФГ-Националь» стала лидером по производству риса, ГАП «Ресурс» — по производству мяса кур.

Грамотная политика по привлечению инвестиций позволили крупнейшим мировым производителям открыть свои филиалы на Кубани (французские компании Bonduelle, Cecab, датская Dan-pig, швейцарская Nestle, Syngenta, германская Prokon Energiesysteme GmbH и др.). Именно успехи кубанских аграриев сыграли не последнюю роль в том, что Александра Ткачева пересадили в профильное министерское кресло, которое он занимал до мая 2018 года. Это были те годы, когда России пришлось бороться с санкциями за счет собственного импортозамещения в аграрной сфере. Судя по полкам магазинов, этого во многом удалось достичь.

            bool(false)