Трава не для смеха

В России возрождается производство высокорентабельной технической конопли

13 Июля 2018

Руководство компании ООО «Нижегородские волокна конопли» (Нижегородская область, владельцы — близкие к руководству АФГ «Националь» предприниматели Юлия Аржанова и София Афанасьева) намерено начать производство технической конопли в Нижегородской области. В Пильненском районе уже засеяно 1,3 тысячи га этой культуры, а в следующем году цифра увеличится втрое. Проект предполагает производство на основе технической конопли котонина, короткого волокна и костры. Общий объем инвестиций в проект составляет 800 млн рублей.

 Как сообщили в Фонде развития промышленности при Минпромторге России, его экспертный совет в начале июня 2018 года одобрил льготный заем ООО «Нижегородские волокна конопли» на 401 млн рублей на организацию пенькоперерабатывающего производства и выпуск продукции на ее основе — ​котонина (аналог хлопка), короткого волокна и костры. Продукция будет востребована в легкой промышленности, которая в свое время во многом была завязана не на среднеазиатском хлопке, а на выращиваемых в Центральной России льне и конопле.
Как пояснили в фонде, «НВК» уже отсеялась в регионе на территории 1,3 тысячи га, а в следующем году намерена запустить производство, которое сможет перерабатывать до 5 тонн конопляной соломы (тресты) в час, получая на выходе щепу (костру) и тонкое волокно. Затем тонкое волокно с помощью отечественной ударно-волновой технологии будет перерабатываться в котонин — ​материал, который по своим потребительским свойствам превосходит лен и аналогичен хлопку.

 Техническая конопля — ​крайне рентабельный продукт для сельского хозяйства. По подсчетам специалистов Краснодарского НИИСХ им. П.П. Лукьяненко, с одного гектара этой культуры доходы могут достигать 250‑380 тысяч рублей, в то время как с одного гектара пшеницы при средней урожайности при нормальных погодных условиях аграрии «собирают» порядка 50‑70 тысяч рублей.

 По словам заведующей лабораторией селекции конопли КНИИСХ Татьяны Сухорада, практически любой продукт, который может быть изготовлен из дерева, хлопка или нефти (включая пластик), можно производить из конопли. Южная конопля способна за вегетационный период (115‑150 дней) дать 10‑15 тонн биомассы с гектара. Для примера, с одного гектара конопли можно изготовить столько же бумаги, сколько получается из 4 гектаров леса. А конопляное полотно может заменить все другие виды тканей без добавления избыточных химических веществ, что дает положительный экологический эффект.

 «Часто упоминаемое в криминальной прессе психоактивное вещество Δ9-тетрагидроканнабинол в технической конопле содержится в минимальном количестве — ​не более 0,1%, — ​рассказал «Вестнику» аналитик компании JFC Алексей Мирошниченко. — ​Курительный наркотик cannabis indica содержит в себе до 30% ТГК, но как техническая культура он не выращивается. Зато экономический эффект от производства котонина из конопляных волокон перекрывает его от аналогичного производства из хлопка. В России его давно уже перерабатывают в Иваново и Твери».
По данным Росстата, в прошлом году общая площадь посевов технической конопли в России составляла 4,4 тысячи га. С этих площадей валовой сбор пеньковолокна конопли получился на уровне 1 тысячи тонн, семян конопли — ​1,1 тысячи тонн. География посевов очерчивалась традиционными для этой культуры центральными регионами европейской части России. Главным образом, в Пензенской области — ​2,5 тысячи га (Нижегородская область посеяла не более 10 га). В СССР техническая конопля занимала около 10% сельхозплощадей (около 1 млн га) и приносила растениеводческой отрасли до 50% доходов. Ее переработкой занимались 90 пенькозаводов.

 Однако в 1961 году в СССР была принята специальная конвенция, предусматривающая запрет на выращивание этой культуры в связи с использованием в ряде регионов посевных площадей под выращивание марихуаны под видом технической конопли. Это привело к уничтожению подавляющего большинства посевов этой важной культуры (площади посевов снизились в 250 раз — ​до 3,5 тысячи га в ЦФО и ЮФО).
В последние же годы по предложению и под надзором Госнаркоконтроля было разрешено вернуться к ее производству.
По словам президента Агропромышлен­ной ассоциации коноплеводов (АПАК) Александра Смирнова, в настоящее время из шести пенькозаводов фактически работают три — ​по переработке пеньковолокна и масла. Хотя конопля может стать быстро возобновляемым источником сырья для производства целлюлозы и лекарственных препаратов. «Мы продолжаем вести активную работу по селекции различных видов конопли (в Пензенском и Краснодарском НИИСХ). И в 2017 году впервые за 25 лет посевы элиты конопли превысили 600 га», — ​поделился Александр Смирнов.
«На данный момент все условия складываются благоприятно для отрасли — ​на фоне удорожания хлопка и ухудшения экологической ситуации, — ​считает руководитель проекта «РосЛенКонопля» Юлия Белопухова. — ​Но существует ряд серьезных проблем, тормозящих развитие отрасли: отсутствие специализированной техники и необходимость урегулирования законодательной базы».

 В 2018 году государственные субсидии на выращивание 1 га конопли могут составить до 10 тысяч рублей. Кроме этого Минсельхоз планирует возмещать до 50% прямых понесенных затрат на строительство и модернизацию пенькоперерабатывающих предприятий, а также приобретение
специализированной техники и оборудования.

 Хотя, по словам генерального директора ООО «Коноплекс» Милены Александровой, затраты на выращивание собственного материала на 1 га составляют 82 тысячи рублей. Она уверена, что перспективы выращивания этой культуры лежат еще и в фармацевтической промышленности — ​из конопли можно производить ряд медицинских препаратов, но реализовать исследования в данных условиях невозможно из-за законодательных ограничений. Требуется более детальное исследование сортов конопли фармацевтами, химиками и другими представителями науки. И только после этого можно будет говорить об импортозамещении жизненно важных лекарств. 
            bool(false)