Пахать на своих

Российские сельхозмашины выдержали конкуренцию

6 Мая 2016

Формула роста. «Российская сельхозтехника не только в разы дешевле импортной, она дешевле в обслуживании и продемонстрировала свою экономическую эффективность. Нам верит наш крестьянин, и мы этим доверием дорожим», — заявил директор ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Евгений Корчевой на Всероссийском агрономическом совещании, посвященном итогам работы растениеводства в 2015 году. По его словам, по итогам 2015 года в отрасли произошел 30-процентный рост производства, а в некоторых сегментах получилась кратная прибавка. Например, выпуск энергонасыщенных тракторов увеличился почти в два раза, а кормоуборочных комбайнов российские предприятия произвели в 2,2 раза больше, чем в 2015 году. При этом в отрасли было создано более тысячи рабочих мест, а инвестиции в новые разработки выросли более чем на 40%. Основными факторами для роста производства сельхозтехники стали девальвация рубля и резкое усиление отечественного АПК в связи с санкционными мерами в отношении западных стран. Правда, возрождение российского АПК началось задолго до «обмена любезностями» в виде взаимных санкций в 2014 году, но при сравнительно низком курсе доллара и евро отечественная сельхозтехника испытывала серьезное давление конкурентов с их давними традициями производства и внушительными маркетинговыми бюджетами. Это заставило российские предприятия всерьез заняться вопросами качества и повышения эффективности. Еще одним принципиальным для сельхозмашиностроения фактором роста стало наращивание господдержки аграриев в части приобретения отечественной техники, что позволило покупать ее со скидкой 25-30%. Только в текущем году Правительство РФ планирует выделить для этого порядка 10,5 млрд рублей плюс 15,4 млрд на возмещение части процентной ставки по краткосрочным кредитам для сельхозпроизводителей по пяти направлениям (втрое больше, чем в 2014 году, когда программа субсидирования составляла 5,2 млрд рублей). Об этом премьер-министр РФ Дмитрий Медведев сообщил на заседании Кабинета в середине февраля. «Механизмы государственной поддержки аграриев — это едва ли не основной фактор, от которого зависит спрос на сельхозтехнику», — признал в конце прошлого года генеральный директор комбайнового завода «Ростсельмаш» Валерий Мальцев. По его словам, за время действия правительственного постановления о предоставлении субсидий производителям отечественной сельхозтехники продажи у его предприятия выросли более чем втрое. «Прогнозируем дальнейший рост продаж. Мы это связываем с тем, что на фоне стагнации в других отраслях аграрный сектор России показывает динамичный рост в несколько процентов. Это подтверждает, что меры господдержки крайне полезны для отрасли в целом», — заявил Мальцев в начале этого года. Всего за три года действия программы господдержки более 1400 сельхозпроизводителей смогли приобрести порядка 1200 современных тракторов и 4500 кормо- и зерноуборочных комбайнов.

Метаморфозы конкурентов. Между тем иностранные конкуренты отнюдь не намерены просто так сдавать позиции на российском рынке, за который они боролись фактически четверть века. Осенью прошлого года германская компания Claas, запустив вторую очередь своего краснодарского предприятия по производству зерноуборочных комбайнов, заявила о своих планах стать полноценным российским производителем и тем самым претендовать на господдержку. Формальным основанием для этого, по замыслу Claas, должен стать уровень локализации производства: в том случае, если производитель выпускает более 50% своих комплектующих на территории России, он может автоматически претендовать на участие в программе государственного субсидирования сельхозтехники. «Благодаря собственным мощностям Claas будет производить большую часть комплектующих на заводе самостоятельно, таким образом замещая их импорт. После запуска завода в эксплуатацию мы достигнем степени локализации более 50%, сравнимой с головным предприятием в Германии. Это позволит нам существенно снизить долю импорта, уменьшить себестоимость и в итоге цену конечного продукта для российского сельхозпроизводителя», — сообщил на открытии новой очереди краснодарского предприятия его директор Ральф Бендиш. Впрочем, российских производителей эта инициатива конкурентов не испугала. «Ростсельмаш» открыт для сотрудничества, готов поставлять вам необходимые детали, и я предлагаю, кстати, отстаивать вместе интересы российских аграриев. От их успехов зависит наш с вами сбыт. Например, можно поднять вопрос о том, чтобы был упрощен доступ российской сельхозпродукции на рынок Евросоюза», — прокомментировал планы немецкой компании Константин Бабкин, президент ассоциации «Росагромаш» и один из ключевых акционеров «Ростсельмаша». Константин Бабкин давно приобрел репутацию главного лоббиста отечественного сельхозмашиностроения, и теперь по иронии судьбы его визави во власти оказался глава Минсельхоза РФ Александр Ткачев — в недавнем прошлом губернатор Краснодарского края, при котором, собственно, и произошел приход Claas на Кубань. «Спасибо, что вы есть — многие считали, что вас нет», — прокомментировал он выступление Константина Бабкина на первом Всероссийском форуме продовольственной безопасности, который состоялся в Ростове-на-Дону прошлым летом. «У людей появилось желание покупать отечественную продукцию, и мы должны их в этом поддержать», — сказал Александр Ткачев в ходе в рабочей встречи с представителями отраслевых союзов и ассоциаций. Подводя итоги прошлого года, Минсельхоз РФ отметил, что объем субсидий для производителей сельхозтехники на возмещение скидок на покупку их продукции отечественными компаниями и фермерами почти в три раза превысил изначально запланированный объем средств федерального бюджета. За счет этого сельхозпроизводители смогли приобрести 10,8 тыс. единиц сельхозтехники — почти вчетверо больше, чем годом ранее.

Экспортный рычаг для технологий. То, что девальвация национальной валюты способствует экспорту промышленной продукции, является общим местом экономической теории, однако далеко не все отрасли российского хозяйства почувствовали действие этого постулата на себе. Отечественное сельхозмашиностроение — одно из редких исключений: еще по итогам первых шести месяцев 2015 года экспорт продукции этого сегмента достиг рекордного значения за всю современную историю поставок сельхозтехники за рубеж. За этот период российские производители отправили на экспорт технику на общую сумму 3,8 млрд рублей, или в два раза больше, чем за январь-июнь 2014 года. «Мы видим растущий спрос на российскую продукцию практически на всех рынках — Европы, Азии, Закавказья. В этом заслуга наших отечественных производителей, которые производят машины, не уступающие по своим техническим характеристикам зарубежным машинам, а по экономическим показателям их даже превосходят», — заявил тогда Евгений Корчевой. А по итогам 2015 года, по его данным, экспорт российской сельхозтехники вырос на 70% — до 6,7 млрд рублей. Среди стран, которые значительно увеличили объемы закупок российской сельхозтехники, оказались не только наши традиционные торговые партнеры из бывших соцстран и государств СНГ, такие как Казахстан, Монголия, Таджикистан, Азербайджан, Болгария, но и дальнее зарубежье — Германия, Франция, Турция, Канада, всего 37 стран мира. Наиболее востребованными на зарубежных рынках оказались кормо- и зерноуборочные комбайны, энергонасыщенные тракторы, оборудование для очистки и хранения зерна, посевная, почвообрабатывающая и кормозаготовительная техника, запасные части. Востребованность российской техники на внешних рынках — недешевое удовольствие. Говоря о планах «Ростсельмаша» выйти в 2016 году на три новых рынка — Великобритании, Сербии и Хорватии, Константин Бабкин сообщил, что минимальные вложения в каждый из них составляют 1,5 млн долларов. В то же время конкуренция с мировыми лидерами — лучший стимул для совершенствования технологий. Тот же «Ростсельмаш» в прошлом году начал производство нового зерноуборочного комбайна РСМ-161 производительностью 45 тонн в час — один из самых высоких показателей в мире. Ежегодный объем поставок этой машины после запуска должен составить не менее 400 единиц, до 2020 года ростовский завод собирается разработать и запустить не менее пяти моделей на платформе РСМ-161.

Есть куда расти. Между тем говорить о полном насыщении потребностей внутреннего рынка российскими машинами тоже пока говорить не приходится. По данным Минсельхоза РФ, дефицит сельхозтехники в стране составляет порядка 180 тыс. тракторов и 80 тыс. комбайнов. Это определяет существенный потенциал роста рынка, который в первые месяцы текущего года демонстрирует крайне оптимистичные показатели. По данным ассоциации «Росагромаш», в январе-феврале в сравнении с аналогичным периодом 2015 года российские заводы увеличили производство сельхозтехники на 57,2% (до 7,9 млрд рублей), а отгрузки отечественной техники на внутренний рынок выросли более чем вдвое (до 6,7 млрд рублей). Большой запас емкости рынка способствует появлению на нем новых отечественных «звезд». Например, в середине прошлого года абсолютным лидером в сегменте продаж энергонасыщенных сельхозтракторов мощностью более 300 л. с. с долей более 50% стал Петербургский тракторный завод, уже спустя несколько месяцев впервые за советскую историю перешагнувший рубеж более чем 1000 единиц продукции в год. При этом питерские «Кировцы» активно наращивали присутствие на внешних рынках: на 2015 год предприятие поставило задачу двукратно увеличить отгрузку продукции зарубежным клиентам. Ради успехов в импортозамещении российские производители сельхозтехники готовы поступиться прибылью. Не так давно ряд ведущих предприятий отрасли в ответ на просьбу заместителя министра сельского хозяйства РФ Джамбулата Хатуова заявили о готовности заморозить цены на свою продукцию до конца 2016 года. Это позволит существенно нарастить объемы продаж. На середину марта, по данным ассоциации «Росагромаш», сумма субсидий по заключенным договорам достигла почти 7,7 млрд рублей, сельхозпроизводители получили технику на сумму около 16 млрд рублей, причем многие производители начали реализацию сельхозтехники, не дожидаясь старта госпрограммы.
            bool(false)