Отрасль рыбодобычи ждет интенсивное развитие

В приоритете — стимулирование развития переработки и обновления рыболовецкого флота

22 Мая 2019

Яндекс.Дзен Instagram
Главные итоги 2018 года в рыболовецкой отрасли — небывалый улов, рекордный за последние 20 лет. Как рассказал «Вестнику» заместитель министра сельского хозяйства Российской Федерации — руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков, сейчас на повестке дня развитие рыболовной инфраструктуры и мощностей переработки. Эта работа в итоге должна привести в том числе и к снижению розничных цен.

Каковы предварительные результаты отечественного рыбного промысла по итогам 2018 года? Как они выглядят в динамике — в сравнении с прошлым годом?
Общий улов водных биоресурсов в 2018 году составил, по уточненным данным, 5,1 млн тонн, что на 3,2% выше уровня 2017 года. Этот рекордный за последние 26 лет показатель был достигнут во многом благодаря беспрецедентной лососевой путине на Дальнем Востоке. Большой объем вылова тихоокеанского лосося прогнозировался изначально, но фактические подходы рыбы, в первую очередь горбуши, превысили все ожидания. Наши рыбаки в итоге отлично поработали: выловили впервые за более чем столетнюю историю промысла 676 тыс. тонн лосося. Из них почти 500 тыс. тонн добыто на Камчатке. Причем, рыба пришла позже, чем обычно, но сразу «стеной». На заседаниях штаба по организации промысла тихоокеанского лосося в Росрыболовстве на протяжении всей путины оперативно решали вопросы и регулирования, и привлечения дополнительных мощностей, транспортировки уловов, их хранения. На Камчатке в последние годы построено довольно много перерабатывающих заводов, но и они на пределе справлялись с добываемыми объемами.

В связи с таким уловом отпуская цена у рыбаков на горбушу упала почти до себестоимости, при этом перерабатывающие предприятия на материке и розничная торговля не сразу начали выбирать объемы. Но в итоге даже с учетом торговых наценок, с учетом того, что много рыбы придерживалось на складах, потребительские цены снизились, пусть и не так сильно, как нам бы хотелось.
Помимо этого, в прошлом году выросли уловы сардины иваси, которая недавно вернулась к российским берегам. Сейчас наращиваем объемы ее добычи и переработки. Так, вылов сардины вырос в 3,5 раза по сравнению с предыдущим годом — до 63 тыс. тонн. Скумбрии добыто почти вдвое больше прошлогоднего — около 100 тыс. тонн, вылов дальневосточной трески вырос на 21%, до 124 тыс. тонн, кальмаров — на 23%, до 103 тыс. тонн, креветки добыто на 35% больше — 30 тыс. тонн.

Какова сейчас ситуация с обеспеченностью потребителя отечественной рыбой? Коллеги из других СМИ говорят о том, что кое-где (даже в отдельных прибрежных регионах) рыбы откровенно не хватает и цены ползут вверх.
На самом деле, исходя из объемов вылова, переработки и экспорта, цифра складывается несколько иная. И доля отечественной рыбной продукции в общем объеме товарных ресурсов внутреннего рынка по данным за 2017 год составила 81,4%, то есть превысила установленный в доктрине продовольственной безопасности порог в 80%. По итогам 2018 года официальная статистика будет позже, по предварительным оценкам получается не менее 81%.
В целом, уровень потребления рыбы и рыбных продуктов в среднем на жителя России составляет 21,5 кг в год против 21,2 кг в 2010 году. Но мы прекрасно понимаем, что основной вопрос — в розничной цене продукции и ее качестве. Обеспокоенность жителей Мурманской области понятна. В Северном бассейне основу вылова составляют треска и пикша, а на фоне растущего мирового спроса и цен на тресковые виды растут, к сожалению, цены и в регионе. Не так давно подведомственное Росрыболовству ФГУП «Нацрыбресурс» начало развивать специальный социально-ориентированный розничный проект — открывать магазины доступной рыбной продукции. Торговые точки создаются в рыбных портах, где в управлении «Нацрыбресурса» есть причальные стенки и где проводится модернизация портовых мощностей, а также на других городских площадках. Они есть уже в Калининграде, Мурманске и Петропавловске-Камчатском, в ближайшее время появятся в Приморье и на Сахалине. Поставки продукции основаны на принципе «борт судна — покупатель», который позволяет обеспечить цены на 15-20% ниже рыночных.

Экспорт рыбы с 2010-го по 2017-й вырос без малого вдвое (с $2,7 млрд до $4,38 млрд). Многие говорят о том, что огромные объемы экспорта создают дефицит на внутреннем рынке, из-за чего растут розничные цены. Как складывается ситуация по итогам 2018 года в этом отношении? Надо ли как-то регулятивно ограничивать экспортные наклонности рыболовов?
Когда говорим о балансе, надо ориентироваться на поставки в натуральном выражении. Если в денежном выражении объем экспорта за последние 8 лет вырос почти вдвое, то в тоннаже — на 40%, с 1,6 млн тонн в 2010 году до 2,2 млн тонн по итогам 2018 года. Объем вылова за это время Россия также значительно нарастила — на 1 млн тонн, с чуть менее чем 4 млн тонн в 2010 году до 5,1 млн тон в 2018 году.
В стоимостном выражении объем экспорта растет динамичнее в связи с тенденциями мирового рынка. Кроме того, в последнее время российские предприятия стали наращивать, пока пусть и небольшими темпами, экспорт уже переработанной продукции, а не просто сырья. Такая продукция дороже, и самое главное, что эта добавочная стоимость остается на территории России.

Решения, связанные с административным ограничением экспорта, не сработают, точнее, приведут к ровно противоположным результатам — сбою работы отрасли, снижению поставок продукции и, как следствие, росту цен. Иногда слышишь мнение о том, что для вылова рыбы якобы затрат почти не нужно, ведь рыба вот она — в море. Такие поверхностные суждения, конечно, не обоснованы и, надо сказать, обижают рыбаков. Промысел, учитывая, что большая часть рыбы добывается в северных суровых условиях, — не только тяжелый труд, но и достаточно затратный бизнес. Требуются мощные, дорогостоящие суда, большие затраты на топливо и снабжение экипажа, ведь промысел ведется в сотнях километров от берега.
И если государство в условиях свободного рынка вводит ограничения на экспорт, тогда нужно понимать, что всю «невыездную» рыбу необходимо взять в реализацию по тем ценам, которые обеспечивают хотя бы минимальную рентабельность промысла. Но просто заставить покупать розничные сети мы не можем. И получается, что тогда надо направить огромные деньги налогоплательщиков на создание государственных оптовых баз, сетей розничных магазинов, которые в итоге все равно будут зависеть от общеэкономических процессов, и еще большой вопрос — смогут ли сдерживать цены. Были ранее такие попытки, но, как вы знаете, они провалились. В итоге весь этот объем рыбы просто не будет востребован внутренним рынком. Например, мы не съедим сейчас эти 1,7 млн тонн минтая, что добываем. А минтай — это основа российского промысла, треть вылова. Только добывающие компании сократят добычу и понесут убытки.

Но и сейчас отпускные цены рыбаков в разы ниже тех, что видим в рознице. Эту разницу обеспечивают посредники, те, кто занимается дополнительной разделкой, упаковкой, и просто перекупщики. Мы стимулируем рыбодобывающие компании развивать полный цикл производства, и многие уже пошли по этому пути. Постепенно ситуация меняется.
Тем не менее, мы принимаем меры для стимулирования поставок рыбы на российский берег. С этого года заработала норма отраслевого закона, связанная с регулированием прибрежного рыболовства. Если ранее между прибрежным и промышленным, его еще называют океаническим, рыболовством не было четкого разграничения, то сейчас при выборе прибрежного промысла рыбопромышленник берет на себя обязательство поставлять весь улов в живом, свежем или охлажденном виде на российский берег — в порты или места выгрузки, которые определяет регион. 
Кроме того, разработаны поправки в Налоговый кодекс, которые предусматривают внедрение дифференцированной ставки сбора за пользование ресурсом. Стимулирующая льгота будет предусмотрена для рыбаков, которые занимаются переработкой уловов, доставляют рыбу на внутренний берег.

В структуре рыбного экспорта, по данным Росстата, подавляющая его часть — это замороженная рыба. Как стимулировать развитие переработки более высоких степеней передела, помимо изменения в Налоговом кодексе?
Основной инструмент — предоставление квот на инвестиционные цели. По решению госсовета, состоявшегося в 2015 году, в закон о рыболовстве внесены поправки, которые ввели этот вид квот. Компании получают квоты на добычу минтая, сельди, палтуса, трески, пикши, камбалы, кальмара, наваги и других видов рыб под строительство судов и береговых заводов по переработке. Когда мы предлагали этот механизм, со стороны рыбного бизнеса было много возражений. Однако аргументы государства были услышаны, и к настоящему времени между Росрыболовством и компаниями уже заключены договоры о строительство 33 рыбопромысловых судов для Дальневосточного и Северного рыбохозяйственных бассейнов и 21 берегового рыбоперерабатывающего завода. В ближайшее время будет подписан еще один договор, предусматривающий строительство завода на Дальнем Востоке. Большинство судов будут оснащены современными перерабатывающими мощностями. Общий объем инвестиций оценивается в 132 млрд рублей, из которых 110 млрд рублей — на строительство судов, а 22 млрд рублей — на создание предприятий. Сроки реализации большинства проектов составляют 2-4 года. В прошлом году состоялся спуск на воду четырех судов, построенных в рамках механизма инвестквот, к концу 2019 года планируется завершение строительства еще 6 судов и 11 заводов.
В начале года завершился прием заявлений в рамках третьего этапа распределения инвестквот, в ходе которого на рассмотрение рабочей группы поступило 11 проектов по строительству судов и 7 проектов по строительству заводов с общим объемом инвестиций более 58 млрд рублей. В марте стартовал четвертый этап заявочной кампании.

А сколько всего необходимо построить судов, чтобы обновить рыболовный флот?
Только на Дальнем Востоке, где добывается 70% водных биоресурсов, в ближайшие годы необходимо ввести в строй более 150 новых судов различного типа. Но надо понимать, что инвестиционные квоты не безграничны, поэтому необходимо создавать для рыбаков дополнительную мотивацию вкладывать средства в строительство новых судов.
Одним из таких стимулов станут инвестиционные квоты на добычу краба. Ожидаем, что они позволят построить до 40 среднетоннажных судов-краболовов.
Важной мерой господдержки для строительства малого и среднего флота также станет разработанная Минпромторгом, Росрыболовством и Минсельхозом программа субсидирования. Компании-заказчику государство будет компенсировать до 30% от стоимости судна. Этот инструмент предназначен для обновления флота, занятого на промысле неквотируемых, как правило, недорогих видов водных биоресурсов, на которые не распространяется механизм инвестиционных квот. Программа субсидирования рассчитана в первую очередь для обновления флота Балтийского, Азовского, Черного и Каспийского морей, но ее можно использовать и для остальных рыбохозяйственных бассейнов.

Какова актуальная повестка ведомства на текущий год? Каких показателей планируется достичь?
Если говорим об основных отраслевых показателях, то объем вылова ожидается на уровне прошлого рекордного года. Прогнозируем продолжение роста объемов производства аквакультуры. В числе приоритетных направлений — обновление флота и развитие переработки, продолжение исследований и освоение глубоководных запасов, увеличение вылова в Мировом океане, модернизация портовой инфраструктуры по перевалке рыбы.
Не могу не отметить, что в конце 2019 года стартует кругосветная экспедиция учебных парусников Росрыболовства «Седов», «Паллада» и «Крузенштерн», посвященная 200-летию открытия Антарктиды и 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Это большое международное мероприятие. Экспедиция продемонстрирует возможности России как одной из ведущих морских держав и внесет вклад в расширение гуманитарного, культурного сотрудничества. 

            bool(false)