Илья Шестаков: «Импортируем только ту рыбу, которую не можем добыть или вырастить в силу природных условий»

Российские рыболовы наращивают добычу рыбы, обеспечивая отечественную перерабатывающую промышленность сырьем, а рынок — качественным и полезным продуктом

12 Октября 2018

Яндекс.Дзен Instagram
Российские рыболовы наращивают добычу рыбы, обеспечивая отечественную перерабатывающую промышленность сырьем, а рынок — качественным и полезным продуктом. Глава Росрыболовства Илья Шестаков уверен, что вслед за повышением вылова и модернизацией отрасли потребление рыбы в стране будет последовательно расти. О проблемах и успехах российских рыбаков и переработчиков он рассказал в эксклюзивном интервью «Вестнику АПК».

Отечественные рыболовы обеспечивали прирост вылова рыбы два года подряд — ​в 2016 и 2017 годах. Каких результатов стоит ждать в 2018 году? За счет чего в России будет расти добыча аквакультуры?
Сейчас мы идем с превышением уровня 2017 года почти на 6%, к 20 сентября добыто более 3,8 млн тонн. Такую динамику обеспечила во многом рекордная лососевая путина — ​в этом году беспрецедентные подходы горбуши на Камчатке. Всего на Дальнем Востоке освоено уже более 635 тыс. тонн тихоокеанских лососей. Продуктивно работает флот в этом году в Южно-Курильской экспедиции на перспективных объектах промысла — ​сардине иваси и скумбрии. Основную долю вылова составляет сардина, объем добычи достиг 25,6 тыс. тонн, что в 3,5 раза больше аналогичного показателя прошлого года. По итогам года общий вылов всех видов может перешагнуть порог в 5 млн тонн, если никаких непредвиденных ситуаций не произойдет и гидрологические условия позволят.
Объем производства товарной аквакультуры с 2015 года увеличился на 17% и составил по итогам прошлого года 219,7 тыс. тонн. В первом полугодии 2018 года рост составил 7%. Хорошую динамику демонстрирует Приморский край, активно развивается марикультура на Юге, Северо-Западе и в других регионах. Распределяются на открытых торгах новые рыбоводные участки. На аукционы выставлено примерно 260 участков общей площадью 28 тыс. га, 570 участков площадью 41 тыс. га будет предложено инвесторам в ближайшее время.
Конечно, еще ряд задач предстоит решить. Это развитие внутреннего производства кормов для аквакультуры, оборудования, посадочного материала. Российским компаниям необходимо подхватить передовые технологии. В Стратегии развития рыбохозяйственного комплекса России до 2030 года, которую мы сейчас обсуждаем, предусмотрено наращивание производства товарной аквакультуры до 600 тыс. тонн.

«Импорт рыбы сократился вдвое. Его заменил отечественный продукт»

Российские рыбаки 4 года работают в условиях санкций. Сумели ли они извлечь пользу из них? Как вы считаете, нужны ли санкции на ввозную рыбу и какие есть плюсы от ограничения импорта?
После введения контрсанкций объем импорта рыбы сократился практически вдвое, и наши производители заняли освободившуюся нишу. Доля российской рыбы и морепродуктов увеличилась с 50% до 80%. Совсем отказаться от импорта мы не сможем, да и нет такой цели. Конечно, мы вылавливаем намного больше, чем потребляем, значительную часть экспортируем. Но импорт помогает разнообразить ассортимент. Некоторые виды мы просто не добываем и не выращиваем в силу климатических условий.

Переработчики стали больше использовать российское сырье?
Да, в том числе и потому, что рыбаки активнее добывают именно те виды, которые попали под ограничение. Например, если ранее в Калининградской области шпрот и другие мелкосельдевые недоосваивались, то после введения контрсанкций объем добычи стал расти. Это сырье обеспечило загрузку береговых консервных заводов.
Наши производители успели занять рынок, но важно не расслабляться, держать качество и идти дальше, работать с потребителем. И есть предприятия, которые выстроили полностью цепочку — ​от моря до прилавка. Вылавливают, перерабатывают, занимаются маркетингом. Рыбный рынок становится современным.
Выставка рыбной индустрии в Санкт-Петербурге показала тенденцию, что наши рыбаки все больше обращают внимание на запросы розничной торговли, разрабатывают новые продукты, новую упаковку.
Конечно, здесь еще много работы. Для развития рынка надо решить в том числе инфраструктурные вопросы. Мы уже начали масштабное обновление производственных мощностей — ​флота и береговой переработки, что позволит увеличить долю продукции глубокой степени переработки: филе, полуфабрикатов, рыбной кулинарии.

Добыча каких видов рыбы в последние годы идет особенно хорошо?
По итогам 2017 года выросла добыча трески, тихоокеанской сельди, камбалы, креветок, макрурусов, терпугов, наваги.

А с какими видами проблемы?
Снизился вылов минтая, морских окуней, кальмаров, сайры и лососевых, причем сильно в прошлом году просел только вылов сайры. В этом году динамика другая. Ученые говорят о снижении запасов трески, и действительно, ее вылов сейчас отстает от прошлогоднего показателя, ниже уровень добычи сельди. А вот лососевые, кальмары и сайра показывают хороший прирост.

Почему падает добыча этих видов рыбы и морепродуктов?
Вообще вылов может снижаться по разным причинам. Либо объект по экономическим соображениям рыбаку неинтересно осваивать, либо нет возможности взять весь объем в силу климатических причин, как это было в минтаевую путину зимне-весеннего сезона. Ледовая обстановка, моментальное обледенение заставили большую часть промыслового времени стоять в укрытии или в портах. Третий фактор — ​снижение запаса в связи с биологическими циклами или миграционными процессами, с переэксплуатацией ресурса.
Мы работаем над тем, чтобы повысить интерес к маловостребованным ресурсам. Регулируем промысел, восстанавливаем истощенные запасы.

«Российский рынок — ​безусловный приоритет. Но и об экспорте забывать нельзя»

Как государство и частные компании стимулируют воспроизводство рыбных запасов и сохраняют редкие виды рыб?
Искусственным воспроизводством водных биоресурсов, выпускает молодь в водоемы подведомственное Росрыболовству учреждение — ​Главрыбвод. Мы объединили под его управлением более 100 государственных заводов. Устанавливаем план выпуска в рамках госзадания. Приоритетными являются как ценные и особо ценные виды, например осетровые, байкальский омуль, сиговые, так и карповые, щука, окунь и другие. Выпуск молоди также осуществляется в рамках компенсационных мероприятий и за счет собственных средств частными предприятиями, например лососевыми рыборазводными заводами на Сахалине. Компенсационные выпуски должны выполнять те компании, которые наносят ущерб водным биоресурсам и среде их обитания. В 2017 году общий объем выпуска молоди составил 9,2 млрд штук, что на 1,6% выше показателя предыдущего года.

В России, несмотря на рост добычи, снизилось количество рыбы в рационе россиян. Обычно причиной называют дороговизну продукции. Какие есть способы снижения цен и обеспечения населения качественной и доступной отечественной рыбой?
Мы интегрированы в мировой рынок, и рыба является экспортно ориентированным продуктом. Поэтому скачки курса валют повлекли повышение цен.
По данным Росстата, потребление рыбы и рыбных продуктов составляет 21,5 кг на человека в среднем по России, что даже чуть выше среднемирового уровня. При этом в Центральном федеральном округе этот показатель достиг 22,5 кг, в Дальневосточном — ​27,8 кг. Конечно, потенциал российской рыбной отрасли позволяет значительно увеличить уровень потребления. Но это зависит не только от вылова, но и от покупательской способности населения и культуры потребления.

Может, для того чтобы рыбы в стране ели больше, необходимо ограничить ее вывоз? Критики часто указывают, что рыбакам выгоднее сбывать улов, к примеру в Японию или Китай, чем продавать ее здесь. Как найти баланс между защитой интересов отечественных потребителей и развитием экспортного потенциала отрасли?
Поставки на внутренний рынок — ​безусловный приоритет. Но это не противоречит задаче развития экспорта. Сейчас рыбаки значительную часть улова вывозят в виде сырья, потому что им это выгоднее и удобнее, чем прорываться к российскому потребителю. Но они и уязвимы из-за этого. Немало было примеров, когда спрос на мировом рынке на ту или иную продукцию падал и компании просто уходили в минус. Кроме того, немало тех, кто еще зависит от зарубежного кредитования. Поэтому диверсификация поставок нужна всем. Сейчас готовятся изменения в Налоговый кодекс. Те компании, которые будут поставлять уловы на внутренний рынок и продукцию на экспорт с высокой степенью переработки, получат налоговую льготу.
Развивать экспорт надо именно путем повышения доли продукции с высокой добавленной стоимостью, чтобы маржа оставалась на территории России.

Большая часть рыбы у нас добывается на Дальнем Востоке, а основные районы потребления — ​в европейской части страны. Что делается для того, чтобы улов быстро и без потерь доставлялся через всю Россию?
В последние годы ситуация с доставкой рыбы в европейскую часть России улучшилась. Если раньше путь, к примеру до Москвы, занимал 25 суток, то сегодня — ​не более 10. Становятся более современными способы транспортировки: уже почти 50% всей рыбы перевозится рефрижераторными контейнерами, стал лучше выдерживаться температурный режим — ​за этим следит Россельхознадзор. Стоимость перевозки даже в высокий сезон занимает незначительную долю от розничной цены. Но зачастую из-за сложной цепочки посредников цены в магазинах в разы выше отпускной цены рыбака. Для решения этой проблемы есть два пути: развитие прямых поставок от производителя в сети и создание специализированных оптовых операторов, которые бы аккумулировали уловы разных рыболовецких компаний и поставляли в сети уже товарные партии.
К сожалению, в вопросах регулирования торговли еще не все сделано для того, чтобы потребитель мог получать в оптимальные сроки продукцию с невысокой наценкой от производителя. И если вопрос с добычей решен, если улучшены возможности доставки рыбы и многое сделано для улучшения качества продукции, то вопросы, связанные непосредственно с доступностью рыбы для населения, требуют решения. Но нужно признать, что становится больше рыбных магазинов, есть уже известные специализированные торговые сети, которые предлагают и хороший ассортимент, и вполне приемлемые цены.

Как государство решает проблему тарифов, стимулирует компании вкладываться в рыбную логистику?
Одной из ключевых задач является развитие портовой инфраструктуры. Уже модернизируются рыбные терминалы в портах Камчатки и Сахалина. Но центром внимания все же является Приморский край: отсюда по стране расходятся основные рыбные потоки. Запланировано создание специализированного рыбного терминала во Владивостоке. Это позволит, во‑первых, устранить нехватку холодильных мощностей и увеличить скорость обработки грузов, во‑вторых, организовать специальную инфраструктуру для осуществления аукционной торговли.

«Квоты на вылов будут получать те, кто готов инвестировать в отрасль»

Оцените состояние рыболовецкого флота в России. Считаете ли вы его состояние проблемой для отрасли? Как государство стимулирует рыболовецкие компании инвестировать в обновление флота?
Сейчас средний возраст флота — ​около 30 лет, и хотя состояние не катастрофическое, но производительность значительной части судов довольна низка. Необходимо как минимум 20 больших и крупных современных траулеров и более 100 средних и малых судов. Причем средние и крупнотоннажные суда — ​с безотходной переработкой. Они должны отвечать всем требованиям по безопасности мореплавания и иметь хорошие условия труда для рыбаков. Для строительства нового флота мы ввели специальную меру господдержки — ​квоты на инвестиционные цели. Те компании, которые построят новые рыболовные суда на российских верфях, получат дополнительные доли квот. Кроме того, с 2019 года будет увеличен срок закрепления долей квот с 10 до 15 лет — ​это создает условия для длинных инвестиций. Инвестквоты выделяются и на строительство береговых рыбоперерабатывающих заводов.
Первый, самый масштабный этап кампании мы уже провели — ​договоры с инвесторами подписаны в этом году. Общий объем заявленных компаниями инвестиций — ​около 132 млрд рублей. В ближайшие 5 лет будет построено 33 рыбопромысловых судна и 18 предприятий рыбопереработки: 10 предприятий в Приморском и Камчатском краях и в Сахалинской области, 8 — ​в Мурманской, Архангельской областях и Карелии.
Для строительства малотоннажного флота для работы в Азово-Черноморском бассейне, на Балтике и Каспии, где в основном ведется промысел неквотируемых видов водных биоресурсов, мы прорабатываем с Минпромторгом РФ другие механизмы поддержки, в том числе субсидирование капитальных затрат при строительстве.
С 2019 года начнет действовать единое промысловое пространство и единая квота, в рамках которой рыбак сам будет выбирать, какой вид рыболовства ему вести. Если рыбак выбирает режим «прибрежки» с обязательством доставки всего улова в свежем, живом и охлажденном виде на берег, то получает дополнительно 20% квоты. Надеемся, что так появится прибрежное рыболовство в его классическом понимании: когда небольшие предприятия на малых судах, лодках, катерах выходят на промысел на 1‑2 дня и привозят на берег свежую рыбу — ​для местных рынков, ресторанов и, конечно, на береговые фабрики.

То есть будет меняться структура производства?
Да, новые мощности позволят изменить структуру производства и уйти от сложившейся сырьевой направленности экспорта. По нашим оценкам, к 2025 году на производство филе и других продуктов глубокой переработки будет приходиться не менее 40% уловов по сравнению с сегодняшними 10%. Эта та продукция, которая востребована современным потребителем. А это означает фактически удвоение добавленной стоимости, которая останется на территории России. По нашим оценкам, к 2025 году, после ввода в эксплуатацию судов и заводов, вклад отрасли в ВВП дополнительно составит не менее 60 млрд рублей. ||

Досье
Шестаков Илья Васильевич окончил Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов в 2000 г., Российскую академию государственной службы при Президенте РФ в 2009 г.
Кандидат экономических наук.
С 2001 г. по 2008 г. — заместитель начальника управления кредитов ОАО «Газпром». В 2009-2010 гг. — генеральный директор ОАО «Российский научно-исследовательский институт сельскохозяйственных приборов». В феврале — июле 2010 г. — заместитель директора Департамента пищевой, перерабатывающей промышленности, регулирования агропродовольственного рынка и качества продукции Минсельхоза РФ. С июля 2010 г. по июль 2011 г. — директор Департамента регулирования агропродовольственного рынка и развития инфраструктуры Минсельхоза РФ. С 20 июля 2011 г.  — заместитель министра сельского хозяйства РФ. С января 2014 г. — глава Росрыболовства.
            bool(false)