Бизнес вкусной и здоровой пищи

Российские экопродукты проявляют устойчивость к кризису

21 Апреля 2017

Культура здорового питания, активно распространяющаяся в России, стимулирует спрос на экологические продукты. Даже несмотря на снижение доходов населения во время экономического кризиса, предприниматели по-прежнему видят большой потенциал роста в этом сегменте. Однако мода на продукцию с этикеткой «эко» еще не означает появления качественного потребителя и наличия большого количества производителей, готовых строго соблюдать все «органические» стандарты. В этом смысле России еще очень далеко до стран-лидеров по потреблению экопродукции, но в то же время она имеет реальный шанс закрепиться среди ее экспортеров.

Одна из наиболее значимых проблем рынка экопродукции в России заключается в зачаточном состоянии нормативно-правовой базы, которая регулирует этот сегмент. Непосредственным результатом этого оказывается ситуация, когда потребитель, видя на этикетке надпись «эко», фактически должен всецело полагаться на добросовестность производителя. Последний же, в свою очередь, получает немалый простор для маркетинговых ходов, зачастую имеющих мало отношения к качеству продукции.

Законодательный вакуум
Обсуждение проекта федерального закона «О производстве органической продукции» стартовало еще в начале текущего десятилетия, и с тех пор проект имел как минимум пять редакций. В версии, подготовленной Минсельхозом РФ в конце 2014 года, предполагалось ввести в поле регулирования оборот органической продукции растительного, животного или микробного происхождения в натуральном или переработанном виде, употребляемой в пищу, а также используемой в качестве корма для животных, посадочного и посевного материала, за исключением косметических средств, лекарств, продукции охоты и рыболовства. Предполагалось, что для органической продукции будут разработаны специальные стандарты, подразумевающие, в частности, запрет на использование в ее производстве генно-модифицированных организмов, агрохимикатов, пестицидов, антибиотиков, стимуляторов роста и откорма, гормональных препаратов, а в обработке — ионизирующего излучения. Вслед за появлением стандартов было намечено создание государственного реестра «органических» производителей со вступлением на добровольной основе. Также предполагалось установить административную ответственность за неправомерное использование маркировки «органическая продукция». Пока федеральный законопроект проходил многоступенчатые согласования, собственным «органическим» законодательством успели обзавестись некоторые регионы. Например, Законодательное собрание Краснодарского края приняло соответствующий закон в октябре 2013 года, а Дума Воронежской области — в конце 2014 года. На федеральном уровне с 1 января 2016 года действует Национальный стандарт по органической продукции — ГОСТ Р 56508-2015 «Продукция органического производства. Правила производства, хранения, транспортировки». Помимо перечисленных выше ограничений при производстве, он содержит такие условия, как полный запрет на использование азотных удобрений и гидропоники, борьба с сорняками возможна только путем механической прополки или выжигания, а с вредителями — с помощью птиц, насекомых или бактерий. Не менее строгие условия определены для органического животноводства. В частности, говорится в стандарте, «в течение всей жизни животного, в том числе во время убоя, любое страдание, в том числе хирургическое вмешательство, должно быть сведено к минимуму»; также запрещается содержание животных в изоляции, купирование хвостов, обкусывание клыков, укорачивание клюва и удаление рогов.

Недешевое удовольствие
Еще одним серьезным фактором, влияющим на российский рынок экопродуктов, являются доходы населения. По данным исследования консалтинговой компании «Дворникова и партнеры», с 2007-го по 2011 год этот сегмент в РФ увеличился более чем в 1,5 раза — с 30 до 50 млн евро, а дальнейший потенциал роста оценивался в 100 млн евро. Правда, при этом отмечалось, что в целом объем отечественного рынка органических продуктов составляет лишь 0,1% всех продуктов питания (для сравнения: в США и Европе это около 8%), а отставание России от развитых стран в этой нише определялось сроком в 15-20 лет. Новый экономический кризис, сопровождавшийся значительным и затяжным падением доходов россиян, явно не способствовал быстрому росту потребления экопродуктов, стоимость которых как минимум на 20% превышает цены на более привычные аналоги. «Разница в цене на индустриальные и экологически чистые продукты, безусловно, весьма значительна. Но не за счет большей наценки на экопродукты, а за счет абсолютно разной себестоимости их производства при использовании органического и промышленного методов», — пояснял в одном из интервью основатель проекта «Ферма» Максим Ливси.
Например, себестоимость литра органического молока в середине прошлого года оценивалась в 50 рублей, а себестоимость обычного молока на молзаводе — в 5 рублей. Другое дело, что на полке в сетевом магазине она превращается в те же 50 рублей за литр из-за многочисленных цепочек посредников. Именно здесь у производителей экопродуктов и появляется возможность конкурировать с форматной розницей. Значительная часть сбыта органической продукции ориентирована на интернет-аудиторию, а это означает, что путь от производителя к покупателю окажется максимально коротким. «Цены — это больной вопрос, но в нашем случае очень важно построить с поставщиками доверительные человеческие отношения, что позволяет влиять на ценообразование, — говорит основатель проекта «Еда из деревни» Борис Авдонин. — Мы стараемся помогать друг другу, проводим совместные акции. Мы ведь заинтересованы не только в росте продаж, но и прежде всего в том, чтобы экопродукты стали доступны более широкому кругу людей». Поэтому предприниматели, начавшие работу в этой нише, не считают падение доходов населения критическим препятствием, полагая, что потенциал развития российского рынка экопродуктов по-прежнему высок. Однако пока рынок находится лишь на самой первой стадии становления, ограниченной Москвой, Санкт-Петербургом и рядом других крупнейших городов, где есть необходимая для постоянного сбыта платежеспособная и при этом «продвинутая» аудитория. Типовой портрет покупателя экопродуктов — семьи с детьми, имеющие доходы выше среднего. Развитию рынка органической продукции помогает и активное продвижение идеологии здорового питания, начавшееся в России несколько лет назад, что способствует большей устойчивости платежеспособного спроса к повышению цены. Как показали исследования компании CVS Consalting, 85% россиян согласны покупать
экологическую продукцию, если она будет дороже обычной на 10%, половина была согласна с 20-процентной разницей в цене, а 28% респондентов отдали бы предпочтение экологической продукции даже при разнице в 30%.

Экспортный акцент
И все же, учитывая то, что рынок экопродуктов в России делает лишь первые шаги, сложно рассчитывать, что наша страна займет в обозримом будущем одно из ведущих мест в их потреблении. Для сравнения: в США по состоянию на 2014 год объем рынка органических продуктов превышал 24 млрд евро, в Германии — 7,5 млрд евро, во Франции — 4,3 млрд евро. Приведенная выше оценка российского потенциала (100 млн евро в год) на этом фоне выглядит каплей в море. В то же время у отечественных фермеров есть неплохие возможности для развития экспорта экологической продукции. По оценке Международной федерации органического сельского хозяйства (IFOAM), выполненной в 2013 году, Россия обладает всеми необходимыми предпосылками для развития экопроизводства, в частности 40 млн га залежных сельскохозяйственных земель, которые длительное время не получали химизации. Тогда специалисты IFOAM отнесли к органически чистому земледелию более 144 тыс. га уже используемых российских земель, основная часть которых предназначена для пчеловодства и производства зерновых. Организации удалось также обнаружить в РФ 70 предприятий-производителей экопродукции, расположенных в таких регионах, как Тульская, Курская, Белгородская, Омская, Новосибирская, Архангельская область и Ставропольский край. В списке органической продукции, которую Россия экспортировала уже четыре года назад, значились гречиха, просо, люцерна, органическая пшеница, лен, дикорастущие ягоды, грибы, кедровые орехи и травы. Один из последних примеров из этой серии может служить подтверждением того, что экспортом органической продукции могут заниматься даже регионы с невысоким экономическим потенциалом. В конце прошлого года Республика Ингушетия начала поставки меда в ОАЭ и Саудовскую Аравию, предполагаемый объем экспорта должен составить несколько десятков тонн в год. Для выхода на внешний рынок были заключены соглашения на уровне руководства региона, разработана торговая марка «Мед Ингушетии» и получены необходимые сертификаты соответствия качеству. 
            bool(false)