Зерну нужно пережить сложный год

Прошлогодний рекорд повторить не удастся

5 Июля 2017

2017 год не обещает быть особенно удачным для российских хлеборобов: по прогнозам, из-за плохих погодных условий урожай зерновых будет значительно меньше прошлогоднего рекорда. Однако даже ожидаемое падение валового сбора не должно существенно сказаться на объемах экспорта зерновых: Россия по-прежнему способна удерживать первое место в мире по поставкам пшеницы на мировой рынок, постоянно расширяя географию экспорта.

Прогноз с поправкой на непогоду
Бесконечные дожди, заливавшие весной европейскую часть России, серьезно скорректировали планы на урожай в сторону ухудшения. Еще в апреле министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев на совещании у президента Владимира Путина с членами правительства сообщил, что валовой сбор зерновых в этом году составит не менее 110 млн тонн, оговорившись, правда, что произойдет это при благоприятных погодных условиях. Но погода подкачала, и уже в начале июня на Петербургском международном экономическом форуме Минсельхоз РФ представил новые, более осторожные прогнозные данные. «Я думаю, что цифра в целом по этому году будет не ниже 100 млн тонн, но она может быть и 100, и 103, и 105 млн тонн», — отметил Александр Ткачев. О том, что в этом году урожай зерновых явно не дотянет до прошлогоднего постсоветского рекорда (119,1 млн тонн), свидетельствуют и последние данные Росстата о посевах. К 1 июня яровые зерновые и зернобобовые культуры в российских сельскохозяйственных организациях были посеяны на площади 27,1 млн га, или на 3,2% меньше, чем на ту же дату прошлого года. Озимые культуры в сельхозорганизациях погибли к 1 июня на площади 204,9 тыс. га (3% от площади сева), тогда как годом ранее площадь погибших озимых, посеянных на зерно, составила 177,5 тыс. га (2,6% от площади сева). С учетом сохранившихся озимых площадь зерновых и зернобобовых культур составила к 1 июня 29,7 млн га, или на 1,4% меньше, чем к 1 июня 2016 года.

К середине июня ситуация еще более осложнилась: дождливая погода не отступила, причем даже в южной части страны, где уже в начале лета обычно устанавливается жара за 30 градусов. Из ключевых зернопроизводящих регионов особенно пострадало Ставрополье, где ливневые дожди привели к затоплению больших территорий. «Этот год непростой. Погода нас не балует: только что завершились заморозки, в ряде регионов есть гибель посевов. Уборка перейдет на более поздние сроки, это тоже не очень хорошо для будущего урожая. Беспокоит то, что очень сложной будет уборка», — заявил по итогам двух первых недель лета директор Департамента растениеводства Минсельхоза РФ Петр Чекмарев. Теперь, по его словам, прогноз по урожаю сохраняется в пределах 100 млн тонн зерна, но все опять зависит от погодных условий. «Если осень будет тяжелой, сложной, с передвижкой сроков уборки, то, может, даже меньше», — добавил Чекмарев. По состоянию на 15 июня 2017 года в целом по России яровой сев был проведен на площади 51,1 млн га, или 97% к прогнозу (в 2016 году на эту дату было засеяно 50,7 млн га при существенно лучших ожиданиях по урожайности зерновых). Впрочем, надо учитывать, что прогнозы Минсельхоза РФ, как правило, весьма консервативны: при наличии позитивных сигналов ведомство уже не раз пересматривало их в сторону повышения, в том числе в прошлом, рекордном для российского зерна году.
Ожидания независимых аналитиков более оптимистичны. Например, в начале июня эксперты компании «Прозерно» прогнозировали, что Россия соберет 112,8 млн тонн зерна, включая 67,1 млн тонн пшеницы, а прогноз аналитического центра «Совэкон» составлял 115 млн тонн. При этом, отмечают в «Совэконе», недосев яровых пшеницы и ячменя в значительной мере компенсируют более высокие темпы сева кукурузы и в особенности гречихи.

И доедим, и вывезем
Ожидаемое снижение валового сбора зерновых не должно негативно сказаться на показателях экспорта. По оценке Минсельхоза РФ на начало июня, в новом 2017/2018 сельхозгоду Россия сможет вывезти 35-37 млн т зерна, а независимые аналитики дают более уверенные прогнозы — до 40 млн тонн, что станет новым экспортным рекордом. В разрезе календарных годов действующий рекорд — 33,4 млн тонн — был установлен в 2016 году.

Небывалый прошлогодний урожай привел к формированию значительных запасов зерна, которые и поддерживают экспорт на рубеже двух сельхозгодов, до подхода нового урожая. Например, аналитики центра «Совэкон» отмечают, что в ЮФО на начало июня остатки урожая оказались в 1,9 раза выше прошлогодних, в том числе в Краснодарском крае — в 1,85 раза, в Волгоградской области — в 1,8 раза, в Ростовской области — в 2,1 раза. Результатом этого стал значительный рост отгрузок пшеницы на Юге — более чем в три раза по сравнению с маем прошлого года, прежде всего благодаря активному экспорту. Правда, у экспертов есть опасения, что остатки старого урожая, особенно в Центре и Поволжье, где в хозяйствах на начало июня оставалось под миллион тонн пшеницы, могут оказать заметное давление на цены нового урожая. Однако в глобальном масштабе ценовая конъюнктура пока складывается благоприятно для зерновиков. В промежутке 12-16 июня котировки пшеницы SRW в США выросли на 4,4%, достигнув годового максимума для фьючерса с ближайшей поставкой, в связи со значительным ухудшением оценки американским минсельхозом состояния посевов яровой пшеницы в США. Экспортные цены на российскую пшеницу нового урожая в глубоководных портах за этот же период укрепились на 4 доллара, составив 180-183 доллара за тонну. Основным трендом развития отечественного зернового экспорта в настоящий момент является максимальное расширение круга партнеров на мировом рынке. В частности, по оценке компании «Русагротранс», по итогам 10 месяцев сельхозгода 2016/2017 более чем вдвое увеличилась доля закупок российского зерна странами Азии — с 6% до 13% (до 4,1 млн тонн против 1,8 млн тонн в 2015/2016 сельхозгоду), тогда как традиционно самый активный покупатель — страны Ближнего Востока — сократили свою долю с 37% до 30%. Наиболее динамично среди азиатских стран наращивает закупки Бангладеш: в сезоне-2015/2016 эта страна находилась на восьмом месте среди импортеров российского зерна, а незадолго до окончания 2016/2017 сельхозгода поднялась на третью строчку, увеличив закупки более чем на 70%, примерно до 2 млн тонн. Основные поставки пришлись на пшеницу с протеином 11,5%, а также на пророщенную фуражную пшеницу. Всего в полном списке покупателей российского зерна значится уже 105 стран, то есть большая часть государств мира, и это, разумеется, не предел. Катализатором в этом процессе увеличения географии сбыта выступил недавний продовольственный конфликт с Турцией.

Хлеб с помидорами
Ограничительные пошлины на импорт отечественного зерна были введены всего через несколько дней после мартовского визита в Россию президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана, что в очередной раз подтвердило слабую предсказуемость турецких властей. Отправляясь в Москву, Эрдоган, очевидно, рассчитывал на то, что наша страна согласится снять действующий запрет на самую принципиальную для турок статью их сельхозэкспорта — томаты.
Однако российская сторона в лице Александра Ткачева и других представителей федерального правительства не раз говорила, что импорт томатов из Турции будет закрыт по меньшей мере до того момента, как наберут оборот стартовавшие в РФ импортозамещающие тепличные проекты. Кроме того, звучало и дополнительное условие: «помидорный вопрос» Россия готова решать только в увязке с ответным открытием турецкого рынка для ее мясной и молочной продукции. «Крайним» в этой ситуации оказалось зерно.

Безусловно, новости о внезапном изменении правил игры на турецком рынке стали малоприятным сюрпризом для российских аграриев, учитывая очень высокую долю Турции в объемах зернового экспорта из РФ (12-13%). Но, вводя ограничения, турки явно не учли специфику мирового зернового рынка, который являет собой пример, близкий к ситуации совершенной конкуренции: много поставщиков и много покупателей при вполне либеральных условиях «входного билета». Поэтому российские власти в ответ на действия Турции сразу же заявили, что не видят в ограничении на экспорт в эту страну критических проблем. «Рынок зерна не ограничен одной страной, закрытие одних сегментов означает перетекание в другие», — заявил, в частности, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.
Это предположение подтвердилось достаточно быстро: по итогам 11 месяцев зернового сезона 2016/2017 Египет — крупнейший импортер российской пшеницы — закупил более 6,9 млн т зерна, или на 14% больше, чем в предыдущем сельхозгоду. Турция за тот же период снизила объем закупок с 4,16 до 3,07 млн тонн, но все равно сохранила вторую позицию среди импортеров зерна из РФ. В то же время российские власти заняли предельно жесткую позицию по дальнейшим переговорам с Турцией. «Для нас вопрос снятия ограничений по зерну носит безусловный характер, без этого вообще никаких действий с нашей стороны не будет предприниматься. Без снятия запрета на зерно даже шанса на то, что мы что-то снимем, нет. А вот если снимут на зерно, тогда есть определенный набор действий, о котором мы готовы договариваться», — заявил зампред Правительства РФ Аркадий Дворкович.

Впрочем, продовольственный конфликт не продлился долго. Как и предполагали многие аналитики, решение было найдено на персональном уровне в ходе очередной встречи Владимира Путина с Реджепом Эрдоганом, состоявшейся 3 мая в Сочи. Через несколько дней после этого вице-премьеры правительств России и Турции Аркадий Дворкович и Мехмет Шимшек в ходе саммита Организации Черноморского экономического сотрудничества подписали совместное заявление о двустороннем снятии ограничений в торговле, и на данный момент конфликт можно считать исчерпанным.

По оценке, выполненной РАНХиГС, Институтом Гайдара и Всероссийской академией внешней торговли, на торговых разногласиях с Турцией Россия потеряла 1,3-1,5 млрд долларов, но при этом наши производители томатов и огурцов получили нишу на внутреннем рынке размером 500 млн долларов. В конечном итоге турецкой стороне пришлось пойти и на уступки в вопросе о российском мясе и молоке, о чем Аркадий Дворкович сообщил в кулуарах ПМЭФ-2017. В ходе этого же мероприятия глава Россельхознадзора Сергей Данкверт заявил, что Россия может сделать ответный жест в «помидорном вопросе», допустив к поставкам три проверенных ведомством крупных турецких предприятия.
Для зерновиков же вся эта тяжба должна прежде всего стать стимулом к экспансии за пределами традиционных российских рынков — турецкий урок для отечественного зернового экспорта не должен пройти даром. Однако следует помнить, что усиление РФ на мировом зерновом рынке будет вызывать все большую обеспокоенность у конкурентов, а значит, новые инциденты с торговыми ограничениями более чем вероятны. «Москва забирает часть рынка у американских и европейских гигантов в таких регионах, как Азия, Южная Америка или даже Африка, куда она отправилась завоевывать новых клиентов. Крупнейшие производители трепещут», — так охарактеризовало текущую ситуацию на рынке французское издание Les Echos, приведя долгосрочный прогноз австралийских аналитиков из организации AEGIC. По их оценке, за период с 2015-го по 2060 год экспорт российского зерна вырастет на 60%. 
            bool(false)