Спасая будущее

ФАО предлагает пути уменьшения одной из главных угроз XXI века

11 Октября 2018

От причин, связанных с резистентностью к противомикробным препаратам, в мире в год умирает порядка 700 тысяч человек. Для борьбы с этой проблемой ФАО организовала в Москве тренинг по подготовке экспертов для оценки систем надзора устойчивости к противомикробным препаратам (УПП) и лабораторного тестирования УПП в профильных лабораториях. Ключевым экспертом стал доктор Андрей Розстальный, эксперт по вопросам ветеринарии штаб-квартиры ФАО.

Доктор Розстальный, какова на сегодня глобальная ситуация с устойчивостью к противомикробным препаратам?
Вопрос непростой, поскольку лабораторно подтвержденные данные имеются только в ограниченном количестве стран, как правило, в развитых государствах Европы, США, Канаде, Японии и др. В развивающихся странах такие исследования ограничены и проводятся в рамках проектов международной помощи. Продовольственная и сельскохозяйственная организация (ФАО) помогает странам разрабатывать и внедрять национальные планы действий по борьбе с устойчивостью к противомикробным препаратам. Также мы помогаем проводить мониторинг, поскольку только достоверные лабораторные данные в состоянии прояснить картину и дать понять, в каком направлении ситуация развивается. Для этих целей нужно иметь соответствующие лаборатории, систему сбора проб, их тестирования и анализа данных.
Мы обучаем экспертов-оценщиков, которые должны оценивать потенциалы и возможности противомикробной резистентности в лабораториях и проводить общий надзор в странах-бенефициарах проекта (Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан). Примечательно, кстати, что весь проект финансируется Правительством РФ.
На протяжении пяти дней мы учили экспертов пользоваться оценочным инструментом ATLASS (Assessment Tool for Laboratory and Antimicrobial Resistance). Специалисты, прошедшие обучение, будут включены в состав «оценочных» и «постоценочных» миссий. Очень важно, что именно в этом регионе проходит такое мероприятие, объединившее Восточную Европу и Центральную Азию (до этого подобные тренинги состоялись в странах Юго-Восточной Азии и Африки). Надеюсь, это даст странам-участницам импульс уделить больше внимания этой проблеме.

ВОЗ, насколько известно, также отдает сегодня приоритет вопросу УПП.
Да, мы работаем вместе в рамках Кодекса Алиментариус (лат. Codex Alimentarius — ​Пищевой кодекс: свод пищевых международных стандартов, принятых Международной комиссией ФАО/ВОЗ по внедрению стандартов и правил по пищевым продуктам. — ​Прим. ред.). Учитывая необходимость более широких и междисциплинарных ответных мер по решению проблемы УПП, были разработаны Кодекс практик по минимизации и сдерживанию устойчивости к противомикробным препаратам (СЧС 61‑2005), Кодекс Алиментариус по остаточным количествам ветеринарных препаратов в пищевой цепи и Руководство по анализу риска антимикробной резистентности пищевого происхождения (СЧП 77‑2011), разработанное Межгосударственной целевой группой по устойчивости к антимикробной резистентности. Существуют ряд других стандартов кодекса, имеющих отношение к снижению вероятности развития и передачи УПП.
В данное время Межгосударственная целевая группа по устойчивости к антимикробной резистентности работает над пересмотром Кодекса практик по минимизации и сдерживанию устойчивости к противомикробным препаратам (СЧС 61‑2005) для включения всей цепочки продуктов питания в соответствии с мандатом кодекса и над разработкой Руководства по комплексному надзору за УПП с учетом рекомендаций, разработанных консультативной группой ВОЗ по комплексному надзору за противомикробным сопротивлением (AGISAR) и соответствующих документов МЭБ (Всемирная организация здоровья животных). ФАО помогает странам внедрять их планы действий по УПП, способствуя продвижению концепта «Единое здоровье», налаживая постоянное взаимодействие между системой здравоохранения и АПК, а также других заинтересованных сторон. Кроме того, существует совместная трехсторонняя рабочая группа, включающая ФАО, ВОЗ и МЭБ по вопросам глобальной координации борьбы с УПП.

Какими, с вашей точки зрения, должны быть основные меры, направленные на борьбу с АМР?
Одно из самых главных — ​повышение осведомленности населения и государства. Чтобы потребители и производители сельскохозяйственной продукции, а также правительства знали о существовании проблемы, понимали ее масштаб и угрозы. Отсюда должно следовать регулирование процесса, появление соответствующих законодательных актов и создание благоприятных условий, направленных на уменьшение риска появления резистентных штаммов. Причем эта работа должна проводиться и в сельском хозяйстве, и в системе здравоохранения.
Два других ключевых пункта — ​изменение практики ведения сельского хозяйства. В первую очередь это уменьшение применения антимикробных средств в АПК. Ежегодно более 60 тыс. тонн антимикробных препаратов применяется в сельском хозяйстве. Принято считать, что антибиотики используются только в медицине и ветеринарии, но это не совсем так. Сегодня они широко распространены, например, в аквакультуре, применяются при производстве пестицидов, используемых для защиты растений. Поэтому развитие и поощрение надлежащих практик сельскохозяйственных систем для снижения уровня применения противомикробных препаратов, эффективного и ответственного их использования является важным для нас направлением, и не случайно эти меры внесены в Глобальный план ФАО по УПП (рассчитанный до 2020 года) и во многие планы действий на национальном уровне.
В целом в последнее время прослеживается тенденция к увеличению числа устойчивых штаммов, поэтому очень важно заниматься этим сейчас. Государства должны это понимать и как можно скорее начать реализацию национальных планов действий, что позволит снизить общий риск возникновения и распространения резистентных штаммов.
Кроме того, считаю очень важным про­анализировать опыт стран, где проблема решается успешно (включая инвестиции и полученную прямую выгоду), и по возможности перенять его, перенести в наши реалии. Для этого нужен эффективный диалог между государством и производителями. И, конечно, адекватный контроль, чтобы введенные стандарты неукоснительно соблюдались.

Если говорить об опыте других стран — ​есть территории, где удалось решить проблему?
В Европе уже есть государства, которые значительно сократили применение антибиотиков в животноводстве и рыбоводстве, в том числе и в большом коммерческом производстве. Это Нидерланды, Дания и Норвегия. В тех случаях, когда раньше антимикробные препараты применялись для выращивания животных, теперь просто изменяются системы биобезопасности и гигиены, технологии производства, включая кормление, поение и т. д. И учитывая тот факт, что ни один производитель при этом с рынка не ушел, можно сделать вывод, что такой подход не «убивает» рентабельность хозяйств. К тому же теперь, пройдя добровольную сертификацию, они являются более привлекательными экспортерами на европейском рынке.
Что же касается решения проблемы как таковой, то не будем забывать: устойчивость к антибиотикам обнаружили довольно давно, и остановить ее развитие полностью мы не можем, так как это общий биологический феномен. Наша задача — ​уменьшить риски, насколько это возможно. Поэтому речь, конечно, не идет о том, чтобы исключить антибиотики как часть системы лечения животных. Но они не должны использоваться как стимуляторы роста!
Уменьшить необходимость использования антибактериальных средств можно в первую очередь через профилактические мероприятия: биобезопасность, вакцинацию, повышение общего уровня гигиены в животноводстве. То есть этот тип лекарств должен непосредственно использоваться только при лечении, и относиться к этому стоит очень ответственно, чтобы не возникало резистентных штаммов. К примеру, препарат можно вводить не групповым, а индивидуальным методом, проверять чувствительность к антибиотикам, придерживаться протокола введения (не изменяя указанную дозировку) и т. д.
Практика показала, что все эти мероприятия вполне реальны и для крупных, и для мелких хозяйств. И я надеюсь, что в скором времени мы сможем оценить первые результаты проведенной работы в странах, включенных в программу. 
            bool(false)