Продовольственный мост в Поднебесную

Российский агробизнес готов идти на Восток

3 Октября 2017

В последние годы все чаще эксперты говорят об усиливающемся взаимодействии России и Китая в сфере АПК: по данным ФТС, Китай занимает уже второе место среди экспортеров российского продовольствия. Отказавшись, по всей видимости, от идеи продовольственного самообеспечения, сельхозпредприниматели Поднебесной готовы активно осваивать российский рынок. Стала появляться информация о совместных проектах в АПК в Свердловской и Новосибирской областях, на Дальнем Востоке. Российский агробизнес также идет навстречу восточному партнеру.

Шаги к большой цели
По оценке Российского экспортного центра, в 2016 году Россия и Китай преодолели негативный тренд двустороннего товарооборота, по итогам года показав положительную динамику (+4,1%). Общий объем товарооборота составил более 66 млрд долларов, в том числе экспорт из России в Китай — ​28 млрд долларов. И теперь, похоже, появился шанс выполнить намеченные лидерами двух стран цели: к 2020 году вывести уровень двустороннего товарооборота к 200 млрд долларов.
Тенденция сохранилась и в текущем году, благоприятная экономическая конъюнктура способствовала увеличению доли несырьевого российского экспорта, по итогам 2016 года он вырос на 5,4%, или до 8,2 млрд долларов. Доля несырьевого экспорта в общем объеме российского экспорта в Китай составила 7,6%.
Едва ли такой заметный рост можно отнести исключительно на счет механизмов рыночной экономики, особенно если учесть, что в феврале этого года Пекин опубликовал Документ № 1 (один из нескольких государственных программных документов, посвященный стратегии развития сельского хозяйства. — ​Прим. «Вестника»), в котором речь идет о возможностях расширения международной кооперации и экспансии в сфере АПК. В предыдущие годы такая тенденция уже была озвучена, однако до сих пор было сложно всерьез говорить о масштабных изменениях, предстоящих в связи с этим именно в России. Но уже в июне этого года прошли сообщения об успешном запуске российско-китайского проекта по выращиванию картофеля в Новосибирской области, обсуждается запуск российско-китайского агропромышленного комплекса в Свердловской области, и это не говоря о прямых поставках российского продовольствия в Поднебесную. Например, недавно, по данным Минсельхоза РФ, китайская сторона подтвердила намерение расширить перечень российских экспортеров пшеницы в Китай, включив в него новые регионы — ​Амурскую и Челябинскую области. В настоящий момент соответствующий протокол находится на финальной стадии согласования между Россельхознадзором и компетентной службой КНР.

Инвестиции уже пошли
Разумеется, российский бизнес не мог не отреагировать на такой лакомый и обширный рынок: уже сегодня Фонд развития Дальнего Востока поддерживает проекты двух серьезных инвесторов-локомотивов. Первый — ​Группа «Русагро», реализующая в ТОР «Михайловская» Приморского края проект строительства одного из крупнейших свиноводческих комплексов Дальнего Востока мощностью 65 тыс. тонн свинины в живом весе в год с собственным убойным производством, комбикормовым заводом мощностью 300 тыс. тонн в год и элеватором на 60 тыс. тонн зерна. Объем инвестиций в проект оценивается в 24,6 млрд руб. Сейчас на площадке, расположенной в районе Уссурийска, ведутся строительные работы. «Выделенные фондом 5 млрд руб. будут направлены на финансирование строительства производственных зданий и сооружений: закупку оборудования, развитие растениеводства для корма, — ​говорит генеральный директор Фонда Алексей Чекунков. — ​Новое предприятие — ​один из примеров проектов, которые создаются с целью комплексного развития регионального АПК, импортозамещения, обеспечения продовольственной безопасности».
Второй проект — ​строительство при поддержке ФРДВ второй очереди завода по глубокой переработке сои общей стоимостью 5,8 млрд руб. в ТОСЭР «Белогорск». Инициатором проекта стала компания «Амурагроцентр». Первая очередь завода введена в промышленную эксплуатацию в первом квартале 2017 года, и уже получено более 11 тыс. тонн масла и шрота. Целью второй очереди проекта является создание производства более глубокой переработки сои с выделением изолированных белков, получением других импортозамещающих продуктов, которые сегодня в РФ не производятся. Завод станет первым в России производителем соевого белкового изолята (в настоящее время 100% соевого изолята, а также значительная часть шрота импортируются).
«Инициаторы этих проектов смотрят на сбыт в Японию, Китай, Корею, — ​продолжает Чекунков. — ​Любые поставки — ​лиха беда начало. Бизнес ведь как работает? Если поставка произошла, то это не для того, чтобы поупражняться, а чтобы выйти на регулярную основу, зарабатывать деньги, увеличивать прибыль. Показательный пример: компания «Русагро» начала поставки в Японию, и это, безусловно, прорубание окна в рынок».
Действительно, один из крупнейших российских холдингов в сфере АПК — ​группа «Русагро» — намерена плотно обосноваться в регионе, расширяя свое присутствие в странах Северо-Восточной Азии, особенно в КНР.
«Китай импортирует только свинины 4 млн тонн, да и другую продукцию в больших количествах, — ​рассказывает генеральный директор группы «Русагро» Максим Басов. — ​Пока у нас недостаточно большое производство, чтобы удовлетворять растущие запросы Поднебесной, но мы будем строить новые мощности, пока сможем. Через два года будет запущено производство, дающее примерно 80 тыс. тонн свинины, и это не предел. Мы также рассматриваем возможность производства продуктов питания непосредственно в Северо-Восточном Китае, правда с завозом компонентов собственного производства из России, поскольку там это стоит дорого и есть проблемы экологии и гос­регулирование (к примеру, нет частной собственности на землю). При этом в Китае и Японии самые высокие цены на свинину, и население вполне платежеспособно: средний доход в КНР превышает российский».

Все на экспорт?
В первом полугодии 2017 года экспорт продукции АПК из РФ в Китай составил порядка 785 млн долларов США. Основным продовольственным товаром, поставляемым в Китай, остается мороженая рыба, соя, подсолнечное и соевое масло, ракообразные, шоколадные изделия, хлеб и мучные кондитерские изделия, кукуруза.
«Впечатляют темпы роста поставок в КНР кондитерских изделий, растительного масла, — ​говорит представитель Российского экспортного центра в Китае Сергей Лебедев. — ​Безусловно, объемы этих поставок еще невелики, но стремительный их рост обусловлен заинтересованностью китайских потребителей в российской высококачественной экологически чистой продукции, реализуемой по конкурентоспособным ценам. И если в прошлые годы мы могли говорить об эффекте «низкой базы», то сегодня с уверенностью можем констатировать наличие объективного тренда увеличения потенциала российской продукции АПК на рынке продовольствия КНР».
По данным Минсельхоза РФ, сегодня ведется активная работа по расширению номенклатуры российской продукции, поставляемой в КНР. Так, подготовлены протоколы между Министерством сельского хозяйства РФ и Главным государственным управлением по контролю качества, инспекции и карантину КНР о фитосанитарных требованиях, предъявляемых к овсу, гречихе, семенам подсолнечника и льна, экспортируемым из РФ.
И если исходить из того, что совместные с КНР программы уже реальность, то встает вопрос о необходимости создания еще одного «экспортного» продукта. «Россия обладает значительным экспортным потенциалом в сфере высшего аграрного образования, — ​говорит Михаил Москалев, д. э. н., профессор, заведующий кафедрой маркетинга в АПК, директор научно-образовательного центра региональной экономики и управления региональным экономическим развитием АПК ФГБОУ ВО «СпбГАУ». — ​Расширение экспорта образовательных услуг в этом секторе имеет реальные перспективы и обусловлено такими конкурентными преимуществами отечественного образования, как большой объем образовательных услуг, фундаментальность, наличие госпрограммы обучения иностранных граждан, возможность обучения по направлениям, отсутствующим в вузах других стран, и т. д.».

На пути к безбарьерной среде
Несмотря на внешнюю готовность рынков идти навстречу друг другу, остается ряд вопросов, которые пока не нашли решения. К примеру, КНР весьма осторожно пускает импортную продукцию на свои рынки, нередко выдвигает завышенные требования партнерам, в первую очередь это касается ветеринарного надзора.
Замминистра сельского хозяйства РФ Евгений Громыко отметил: «Что касается открытия китайского рынка для российской свинины, то в настоящий момент ведется активная работа по линии надзорных служб. Существует определенная проблематика, поскольку в некоторых регионах России наблюдаются вспышки африканской чумы свиней. Однако мы с китайскими коллегами активно работаем по данному вопросу».
При этом пограничные провинции КНР, как правило, поощряют и поддерживают предприятия, активно сотрудничающие с российским бизнесом, которые устанавливают и расширяют зоны сельхозкооперации, применяют китайскую агротехнику, привлекают рабочую силу и пользуются определенными привилегиями со стороны властей. Одновременно все большее число российских предприятий и фермерских хозяйств нанимают китайских рабочих и специалистов.
В этой ситуации, по мнению Михаила Москалева, весьма целесообразно будет расширить участие государства в укреплении двустороннего сотрудничества и более продуктивной координации сельскохозяйственной политики России и Китая. Они могут разработать стратегию сотрудничества и подписать долгосрочное соглашение между правительствами двух государств, обеспечивая тем самым основу местным органам управления для разработки программ межрегионального сотрудничества с регионами Китая и России.
Шаги к улучшению взаимопонимания и более близкому «знакомству» двух рынков предпринимает и РЭЦ, поскольку компании не всегда понимают особенности экспортной торговли (проведение переговоров на языке целевой страны, повышенные издержки на логистику и маркетинг, а зачастую даже необходимость произвести региональную адаптацию продукта). Так, проводятся таргетированные выставки-встречи российских экспортеров с заинтересованными китайскими партнерами (RussianGastroWeek), недавно было подписано четырехстороннее соглашение о сотрудничестве по строительству транспортно-логистического коридора Ворсино — ​Шилун (оценочный объем поставок продукции производителей РФ на рынок КНР может превысить 50 тыс. TEU), прорабатывается новый вариант отправок российской пищевой продукции в Китай по маршруту от ст. Ворсино до г. Чэнду. Кроме того, Российский экспортный центр совместно с аппаратом правительства разрабатывает возможность внедрения механизма компенсации части затрат на транспортировку продукции АПК на внешние рынки. В 2017 году планируется внедрить этот механизм для приоритетного направления — ​поставок в Китай, на что из антикризисного фонда выделено 100 млн руб.

Сотрудничество укрепят господдержкой
Говоря о потенциально интересных направлениях развития сельхозрынка двух стран, аналитики РЭЦ подчеркивают, что основные перспективы увеличения российского экспорта продукции АПК связаны с зерном, растительными маслами, готовым продовольствием, в меньшей степени — ​с рыбной продукцией, продуктами перемола (включая корма), мясом, масличными.
Что касается перспектив торгово-экономического сотрудничества двух стран, эксперты сходятся во мнении, что оно вступает в период быстрого развития.
«В обозримом будущем Китай продолжит расширять внешнюю торговлю и диверсификацию рынка для своего превращения в ключевого партнера ведущих стран мира, — ​считает Москалев. — ​И Россия намерена использовать силу экономического развития КНР в интересах своей национальной экономики. Вступление России в ВТО создает дополнительные гарантии для укрепления сельскохозяйственного сотрудничества между странами и обеспечения благоприятных условий для ее участия в международной сельскохозяйственной кооперации. Китайско-российская сельскохозяйственная кооперация должна послужить противодействию нарастающим негативным процессам в сфере производства продуктов питания, во все более ускоряющейся индустриализации и урбанизации китайского общества, а также сокращению площадей доступной пахотной земли. Для Китая такое противодействие является единственной возможностью обеспечить питанием более 1,3-миллиардное население на основе защиты пахотных земель, увеличения производства с помощью технических инноваций в сельском хозяйстве. При этом целесообразно будет уделить больше внимания увеличению инвестиционных возможностей для обеспечения сотрудничества, например учредить фонд страхования в соответствии с национальными нормами Китая, главным образом для АПК.
Важным инструментом обеспечения сотрудничества было бы создание сельхозфонда рисков, в первую очередь на основе совместного финансирования местными органами самоуправления и крупным бизнесом». 
            bool(false)