Пора оформить отношения

Взаимодействие между поставщиками сырья, переработчиками и ретейлерами все еще остается острой проблемой

14 Декабря 2016

Сельхозтоваропроизводители говорят, что в сфере АПК еще сохраняются элементы «русской рулетки». Чаще всего риски велики при реализации готовой продукции и закупке сырья. Какие проблемы возникают при налаживании отношений между фермерами и переработчиками и какие новые инструменты можно использовать для их решения, «Вестнику АПК» рассказали руководители сельскохозяйственных предприятий.

Валерий Кравцов, директор ООО «Мелиоратор»:
— Установить партнерские отношения с крупными предприятиями сложно, основной минус в том, что таких компаний немного. Предложение превышает спрос в отрасли растениеводства, а в животноводческой, наоборот, есть недостаток в сырье. В растениеводстве уже на протяжении многих лет часто идет занижение качества, а значит, и стоимости зерна. Первоначально экспертиза показывает, что образцы пройдут по зачету, а когда грузовые машины стоят у стен заводов, выясняется, что качество зерна уже совсем другое, и, как правило, решение принимается не в пользу производителя. Для обращений в контролирующие службы — Россельхознадзор, независимые лаборатории — нет времени, так как на производителя давят обязательства по кредитам, зарплатам и налогам. В советское время (с 1923 года) действовала государственная хлебная инспекция для контроля и качества безопасности зерна и продуктов его переработки, представители строго отслеживали поступающие на элеваторы образцы, они долгое время хранились. Необходимы подобные меры и сегодня, ведь производитель никак не защищен. Вот сейчас подсолнечник практически нельзя продать на внутреннем рынке, машины стоят сутками, а деньги за урожай получаем спустя несколько месяцев. Такая ситуация в регионах, где есть возможность экспортировать зерно, в других некоторых субъектах такой возможности нет, а потому дела с ценой и сбытом еще хуже.
Необходимы серьезные регулирующие меры со стороны государства по ценообразованию. Минсельхоз РФ ежегодно публикует цены на пшеницу, но они носят рекомендательный характер. На деле все зависит от конъюнктуры рынка. Если пшеницы много, как в текущем сельхозгоду, то она вряд ли подорожает и к новому году. Прибыль сельхозпредприятие, если оно крупное, получит только за счет вала и господдержки. А как быть малому агробизнесу?
У нас есть небольшое собственное производство крупы, но большую часть зерновых реализуем в виде сырья, и легче договориться сегодня с небольшими переработчиками. По реализации работаем с отдельными магазинами, пытаемся сотрудничать с сетями, но они согласны брать продукцию лишь по очень низкой цене. И даже если мы падаем, в супермаркетах стоимость не снижается. В прошлом году мы получили 24 рубля за килограмм риса-сырца, в этом году — 14 рублей. С чем это связано, не известно, ведь конечная цена на крупу постоянна — 40 рублей. В итоге зарабатывают все, кроме крестьянина. Агропроизводители держатся сегодня в основном благодаря финансовой поддержке государства, а не за счет собственной прибыли.

Виктор Бородаев, генеральный директор ООО «Агрофирма «Целина»:
— Естественная цель производителя любого сырья при строительстве собственного перерабатывающего завода — получение добавленной стоимости. Многие сельскохозяйственные предприятия в России обладают всеми необходимыми ресурсами для создания мощной глубокой переработки. Главным в этом направлении остается вопрос реализации полученной продукции. У нас есть завод с высокой производительностью и выпуском качественной продукции — ячневой, гороховой, пшеничной круп. В итоге продаем лишь малую часть от того, что могли бы производить, в части реализации столкнулись с большими проблемами.
Сегодня нам становится невыгодно выпускать товар, даже учитывая наличие собственной сырьевой базы, так как оптово-розничные сети предлагают закупочные цены, равные практически себестоимости товара. Какой тогда интерес? Работать для того, чтобы работать, производить товар ради товара? Выходит, легче продать сырье, это не так трудоемко. Не нужно вкладывать деньги в переработку, создавать рабочие места, выплачивать заработную плату, налоги, оплачивать энерготарифы и т. д. Рынок монополизирован, торговые сети диктуют цены и для производителя, и для конечного потребителя. Пока продукт дойдет к покупателю, он становится в два раза дороже. Именно сети создают искусственный ажиотаж на тот или иной продукт, самостоятельно повышают или снижают цены. И они же выигрывают от этого, потому что качественного отечественного товара на полках магазинов практически нет, импортный — более выгодный вариант. Мы готовы наладить переработку, производить муку, крупы, хлопья, но дисбаланс производителя и торговых сетей заставляет нас искать новые каналы сбыта: торговать на рынках, открывать собственные розничные магазины, налаживать экспорт. Но это невозможно, это другие, не просто материальные, а трудовые вложения, и этим должны заниматься другие люди. Единственное мое желание — произвести продукт и продать его по хорошей цене. Сегодня агробизнес существует во многом благодаря финансовой поддержке государства, хотя, по идее, бизнес, не только крупный, но и средний и малый, должен сам себя окупать. Для этого необходимо установить четкие границы, навести порядок на рынке производства, переработки и реализации продукции.

Анатолий Шаленый, заместитель генерального директора ООО «Тимашевскмясопродукт»:
— Конкуренция на рынке производства и переработки свинины высока, основная его доля у крупных игроков, а соревноваться с ними, устанавливая более привлекательную стоимость продукции, все сложнее. Поэтому мы больше ориентированы на переработку говядины: ежегодно производим около 8 тыс. тонн говядины и свинины бескостной в отрубах, как в охлажденном, так и в замороженном виде. Этот рынок более стабилен и предсказуем. Но здесь тоже свои сложности. Б первую очередь отсутствие отечественной сырьевой базы в необходимом для нас количестве. Развитие мясного животноводства в России проходит на низком уровне, сегодня хорошо субсидируется, а значит, и развивается преимущественно молочное животноводство. Крупный рогатый скот есть в больших компаниях, но в основном это мясо премиум-сегмента — мраморная говядина. Нам же необходима говядина первой категории. Животноводческое производство — это длинные деньги, высокозатратное дело для большинства отечественных хозяйств, несмотря на наличие собственной кормовой базы и т. д. Производитель вкладывает немалые средства для того, чтобы вырастить корову или быка до товарного веса 500-600 кг, процесс этот занимает до полутора лет, в итоге фермер пытается окупить все свои трудовые и денежные затраты. Мы это понимаем, но любой переработчик сегодня также действует в условиях рынка и вынужден искать соответствующие каналы — качественный товар по привлекательным ценам. В мясном направлении по сравнению с отечественным сырьем пока выигрывает импортный белорусский скот. Небольшим хозяйствам в промышленных масштабах заниматься мясным животноводством пока невыгодно, свою маржу они быстрее получат, реализуя мясо на местных рынках напрямую конечному потребителю, а крупным производителям выгоднее наладить собственную переработку, нежели устанавливать контакты со сторонними предприятиями, что и происходит на рынке свинины.

Любовь Железная, директор ООО «ПКФ «Маяк»:
— Сегодня мы пришли к эффективному взаимодействию с сельхозпроизводителями. Создали на базе нашего предприятия кооператив, который объединяет всех фермеров, желающих выращивать нут. Готовим для партнеров семенной материал, заключаем долгосрочные договоры, гарантируем закупку урожая следующего года, причем в соответствии с рыночными ценами и в удобное для них время. Все транспортные расходы берем на себя, принимаем сырье любого качества, для его обработки у нас есть необходимое оборудование, оказываем помощь в реализации продукции, помогаем с финансами, если требуется.
На начальном этапе мы сами были заинтересованы в налаживании отношений: привозили семена нута и чечевицы, просили фермеров поэкспериментировать, выделить площади для получения пробных урожаев этих культур. Впоследствии многие заинтересовались, сделали вывод: нут и чечевица результативнее пшеницы, и сегодня с нами сотрудничают из Краснодарского и Ставропольского краев, из Ростовской области.
Мы очень довольны таким положением. Одна беда — после призыва Правительства РФ о том, что нужно не сырьевой экспорт развивать, а перерабатывающие предприятия, отменена всякая поддержка по линии минсельхоза и минэкономики зернопереработчикам. Второй год не получаем субсидий. Закупка у любого предприятия происходит с оборотных средств, чаще всего их не хватает, прибегаем к крупным кредитам, так как ведем поставку в федеральные торговые сети. Нам всегда субсидировали процентную ставку, за счет этого погашали задолженности, но уже второй год не получаем ни копейки. Государственной поддержки нет, я не могу целый год, от урожая до урожая, держать товар, а если закладывать банковские проценты, то его цена будет неконкурентоспособна. Складывается так, что выгоднее отправить продукцию на экспорт — там нет НДС. При всех сложностях, при которых входили в федеральные сети, сегодня полностью расторгаем договоры с ними. Правительство заявляет, что предельный размер вознаграждения торговых сетей снижен с 10 до 5%. Производитель закупил, переработал, подождал 45 дней, а в плюсе в итоге они. Мы пока вернулись к реализации на рынках и ярмарках, а супермаркеты завалены турецкой чечевицей, которая в три раза дешевле нашей. Легче получается перепродать сырье, не оставлять в стране добавленную стоимость, не открывать рабочие места.

Марат Халкечев, генеральный директор ООО «Квест-А»:
— Работаем с широким сегментом сельхозтоваропроизводителей из России и соседних республик — Дагестана и Калмыкии. К сожалению, того объема, который нам необходим, не находим, особенно к концу года на рынке уменьшается количество и качество овечьей шерсти, приходится часть импортировать. Мы вынуждены это делать, так как не имеем огромных материальных ресурсов для того, чтобы закупить и уложить на склад весь необходимый объем сырья, фабрика в сутки перерабатывает 10 тонн шерсти.
Структура закупок достаточно непростая, для этого нужны длинные деньги. Кредитные ресурсы дорогие и малодоступные. Мы не так давно работаем на рынке переработки шерсти, но уже в этом году часть наших партнеров — производители из Калмыкии и Ставропольского края — предоставили нам товарный кредит, что позволило увеличить стоимость и не расходовать эти средства на оплату услуг банка. Кредитовать друг друга и получать дополнительные доходы таким образом — отличная перспектива. Производство построено ни на один год, мы заинтересованы в налаживании долгосрочных отношений с отечественными производителями. Готовы подписывать договоры на 5-7 лет, оставив ценовые вопросы для того, чтобы решать их ежегодно в соответствии с рыночной конъюнктурой. Мы предоставляем ассортиментный перечень хозяйствам, тем самым помогая им планировать свою производственную программу. Считаю, что это большое достижение в экономическом плане.
Другой вопрос — культура производства. В первую очередь необходимо восстанавливать технологии, выполнять требования заказчика, и этого будет достаточно для того, чтобы продукция была востребована и объективно оценена. Если нам не удается договориться с поставщиком, считаю, это связано с тем, что люди неправильно оценивают свой товар либо находят альтернативные каналы, например экспорт. Но сегодня уже есть государственная политика в этом направлении. Сегодня финансируется экспорт добавленной стоимости, такой товар приносит больше налогов, создавая как раз те деньги, которые возвращаются сельхозтоваропроизводителям в виде господдержки.

Бурлият Гаджиева, директор ГУП «Кировский»:
— Во все времена виноградарство было широко представлено в Дагестане, в советское время в республике собирали до 350 тыс. тонн винограда. Сейчас объемы значительно меньше, но отрасль постепенно восстанавливается. Собранный урожай мы поставляем на Дербентский завод игристых вин и Кизлярский коньячный завод.
В прошлом году закупочная цена килограмма винограда составляла 16 рублей, а его себестоимость была близка к 14 рублям. В этом году завод предлагает нам цену на 2 рубля выше прошлогодней, чему мы очень рады. Низкая закупочная цена для многих небольших хозяйств Каякентского района просто убыточна: у них себестоимость производства, как правило, выше, чем в нашем хозяйстве, а объемы значительно ниже. Малая закупочная стоимость на любое сырье в нашей стране часто обусловлена тем, что нет необходимого количества перерабатывающих мощностей. Отсутствие конкуренции позволяет заводам устанавливать практически любую цену. При этом в выборе каналов сбыта производители очень ограничены территориально. Так, виноград — скоропортящийся продукт, и наличие переработки в непосредственной близости — это не роскошь, а острая необходимость. Надеюсь, что в скором времени ситуация изменится — увеличится количество перерабатывающих предприятий, а значит, и цена за килограмм ягоды вырастет. На правительственном уровне отрасли виноградарства уделяется большое внимание. Хорошие субсидии выделяются для посадки и обработки молодых виноградников. Конечно, задач и проблем достаточно много, и не только на нашем предприятии, но и в целом в отрасли виноградарства. Несмотря на это, мы продолжаем упорно трудиться, ставить перед собой новые задачи, находить пути решения, развиваться.
            bool(false)