Крылья, лапы и хвосты

Российский мясной экспорт будет расти за счет его выхода на новые азиатские рынки

2 Апреля 2019

Яндекс.Дзен Instagram
Объем производства мяса в России в 2018 году вырос почти на 7%, достигнув 10,714 млн тонн в убойном весе. Прирост показали почти все виды животноводства, несмотря на наличие таких многолетних проблем, как АЧС и птичий грипп. На этом фоне отмечается заметное сокращение импортных поставок, и открываются широкие перспективы экспорта в связи с  тем, что несколько десятков российских компаний получили в прошлом году допуск к  несметному рынку Китая и других азиатских стран.

Задача на сложение
По данным специалистов экспертно-аналитического центра агробизнеса «АБ-центр», в минувшем году прирост был достигнут во всех основных сегментах животноводства. Так, в производстве свинины годовой прирост достиг 3,775 млн тонн (рост на 7%, или 246,2 тыс. тонн по сравнению с показателями 2017 года), говядины — ​1,645 млн тонн (на 1,9%, или 31,5 тыс. тонн), мяса птицы — ​5,001 млн тонн (на 1,3%, или на 62,3 тыс. тонн). Одновременно выросло и производство столь любимых россиянами колбасных изделий (на 0,2%) и мясных полуфабрикатов (6%), выпуск которых в последние годы стагнировал.

Показательно, что динамика производства мяса за последнее десятилетие практически удвоилась — ​еще в «жирном» 2008 году в России было произведено 6,268 млн тонн в убойном весе. Это послужило одной из причин сокращения доли импорта. Объем импорта основных видов мяса в 2018 году сократился примерно на 40%. Снизился объем поставок птицы (–24%), свинины (в 4,3 раза) и говядины (–16%). Так, за последние три года по говядине он снизился с 497 до 402 тыс. тонн, по птице — ​с 225 до 200 тыс. тонн, а по свинине и вовсе упал практически до статистической погрешности — ​с 315 до 61 тыс. тонн.

С одной стороны, этому способствуют падение национальной валюты, введение контрсанкций и приостановка поставок мясной продукции из Бразилии. Но с другой, рыночные игроки, воспользовавшись ситуацией, пошли на срочные меры по дофинансированию мясной отрасли ради отвоевывания своей доли рынка.
«По данным Росстата, за 9 месяцев 2018 года инвестиции в основной капитал компаний, работающих в сфере животноводства, были самыми масштабными во всем отечественном АПК. К примеру, в разведение КРС и производство молока было вложено 72,5 млрд рублей, в свиноводство — ​45,7 млрд, в птицеводство — ​28,1 млрд. Тогда как в выращивание экспортно ориентированных масличных — ​4,8 млрд рублей, винограда — ​2,8 млрд, — ​рассказала «Вестнику АПК» кандидат экономических наук ЮФУ Арина Барсукова. — ​Интерес к животноводству побудил рыночных игроков кредитоваться в прошлом году на общую сумму в 200 млрд рублей. Тем более 2018 год был последним, когда выдавались льготные кредиты на товарное свиноводство».

Генеральный директор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев добавил, что вложенные средства позволят к 2024 году расширить совокупные мощности по мясопереработке еще на 200‑250 тыс. тонн в убойном весе, что добавит к общему производству свинины в России порядка 1 млн тонн ежегодно. То есть об импорте как минимум этого вида мяса уже в ближайшие годы можно будет просто забыть.

Накормить драконов
Логическим выходом для отечественной мясной отрасли является превращение в нетто-экспортера, тем более что перед новым руководителем Минсельхоза РФ Дмитрием Патрушевым президент Владимир Путин поставил конкретную задачу — ​удвоить годовой объем экспорта сельхозпродукции к 2025 году — ​с 20,7 до 45 млрд долларов (в 2018 году — ​порядка 26 млрд долларов).
Основная доля экспортного пирога приходится на растениеводство, но и мясной экспорт в последние годы показывает положительную динамику. Только за год объем экспорта отечественного мяса и субпродуктов в тоннах увеличился на 17%. Объем экспорта (без учета готовой продукции и полуфабрикатов) по птице вырос более чем на 24% (преимущественно лапки), а по свинине — ​на 30% (субпродукты) по отношению к 2017 году.
В прошлом году основными направлениями российского мясного экспорта были страны Юго-Восточной Азии, Вьетнам и КНР (Гонконг), на которые пришлось свыше 85% всех поставок. На Западе основным потребителем стала Восточная Украина (Донбасс). Интерес к российской мясной продукции давно проявляют «азиатские драконы» — ​Китай, Индия, Индонезия, Малайзия, Корея.

Крайне важно, что разрешительные документы на работу на китайском рынке получили сразу 23 отечественных производителя, такие как «Дамате», «Черкизово», «Мираторг», «Краснобор», «Приосколье», «Белгранкорм» и др. Птицеводческую продукцию, в том числе пищевые субпродукты (куриные сердца, печень, почки, желудки и головы, а также кожа, крылышки, лапки, хрящи и кости), теперь можно экспортировать в Поднебесную в замороженном виде при условии выполнения всех ветеринарно-санитарных требований. В этой стране растет спрос на российскую высококачественную говядину сегмента HoReCa. Этого российские производители добивались все предыдущее десятилетие, и выход в Китай стал настоящим прорывом для отрасли.

«Китай является самым крупным рынком, а его потребители исторически с большой симпатией относятся к России и российской продукции, — ​рассказал глава Российского экспортного центра Андрей Слепнев. — ​В этой стране, а также в Индии и Узбекистане в 2018 году мы открыли новые торговые представительства, которые позволят на местах решать проблемы, отвечать на запросы экспортеров и знакомить деловое сообщество стран с нашими компаниями и продуктовой линейкой РЭЦ.
Хорошие результаты показывает программа РЭЦ по продвижению российской продукции под национальным брендом Made in Russia и система добровольной сертификации «Сделано в России». Эта программа призвана помочь лучшим отечественным производителям выйти на зарубежные рынки и гарантировать потребителям безопасность маркированной продукции. В настоящий момент сертификацию прошли 197 компаний, которые получили документы на 550 товарных позиций».
По мнению генерального директора Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрия Рылько, если по говядине Россия сама является крупнейшим импортером, то «другое дело — ​ушки, хвостики, щечки, рыльца, ножки, копытца. Россиянам такие продукты не нужны, а для китайцев это деликатес, за такие куски они даже готовы платить хорошие деньги».

Востребованными в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке являются также субпродукты из птицы. Поэтому заявленное расширение мощностей таких производителей, как «Дамате», «Русагро», «Черкизово», «Агроэко», «АгроПромкомплектации» и др., вполне будет иметь экспортные перспективы.
«Российское мясо птицы допущено к экспорту на китайский рынок, но по свинине пока разрешения нет. Хотя именно со свининой связан российский экспортный потенциал: благодаря дешевизне кормовой базы относительно конкурентов в мире наша свинина действительно вполне может продаваться в Китай, который является главным и приоритетным мировым импортером, — ​рассказала «Вестнику АПК» заместитель начальника департамента стратегического развития и экономического прогнозирования Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. — ​Я полагаю, что российским птицеводам предстоит трудная и долгая работа по выходу на международные рынки. Тут и страны Южной и Юго-Восточной Азии, и Ближний Восток. Конкурировать будем не только ценой, но и качеством (халяль и прочие маркетинговые концепции продаж), а для продвижения использовать широкий спектр инструментов, в том числе продажи через госконтракты, военные и гуманитарные поставки и прочее. Сейчас пока доля России не просто незначительна, а незаметна. Наш главный рынок все еще пока страны СНГ, включая приграничные территории Украины».

Впрочем, заместитель директора по научной работе ФНЦ пищевых систем им. В.М. Горбатова Анастасия Семенова считает, что продвижение экспортного потенциала свинины потребует переориентации на производство мясного сырья, пригодного для выпуска продукции премиум-класса, цельнокусковых продуктов гарантированного и стабильно высокого уровня качества, а также для изготовления продуктов длительных сроков годности. Пока российская свинина является мясным сырьем, пригодным для изготовления продукции массового производства, ординарного качества, ориентированного на непритязательного потребителя, считает эксперт.

С больной головы на здоровые
Как раз продвижению российского экспорта могут помешать перманентные эпизоотии. В недавнем интервью «Вестнику АПК» президент Мясного совета ЕАЭС Мушег Мамиконян признавался: «Основным препятствием являются так называемые ветеринарно-санитарные события и нездоровый ажиотаж в прессе. Птичий грипп, свиной грипп, сальмонеллез, АЧС и т. д. Это становится причиной того, чтобы некоторые страны временно приостанавливали закупки нашей продукции. Этим часто пользуются, так как оно уменьшает конкуренцию собственным производителям. А мы сами даем поводы вбросами информации через прессу считать, что у нас недостаточно работают контрольно-надзорные поводы, низкое качество продукции, плохие условия хранения. Они приезжают в Россию и удивляются высокому уровню наших предприятий. Но, читая прессу, получают такой негативный фон, который препятствует добросовестным производителям спокойно работать за рубежом. Это будет косвенно отражаться на экспортном потенциале».

Однако только в прошлом году вспышки птичьего гриппа поразили двух крупнейших российских производителей индейки. Сначала донской «Евродон», который в настоящее время находится на грани банкротства, затем площадку «Дамате» в Пензенской области, вынужденный из-за эпизоотии уничтожить почти 10% своего поголовья. Кроме того, вирус был обнаружен и на пензенской площадке птицефабрики «Васильевская», входящей в группу «Черкизово».

Вспышки же АЧС ежегодно обнаруживаются по всей стране. Хуже всего даже не собственно болезни, с которыми так или иначе научились справляться ветеринарные органы. А то, что и производители, и местные власти во избежание негативной реакции пытались скрыть свои эпизоотические проблемы.
Руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт прямо обвинил региональные власти в сокрытии эпизоотической ситуации на местах. «В 2018 году калининградские производители отправили продукцию с вирусом АЧС в 11 субъектов, а пензенские — ​в 14, — ​рассказал он. — ​Из-за птичьего гриппа в уходящем году в Пензенской области уничтожили 761 тыс. голов птиц, в Ростовской области — ​221 тыс. голов. Регионы, в том числе Удмуртия, перестали проводить вакцинацию в тех местах, которые определил Россельхознадзор. Масштабы карантина занижаются из-за соображений экономической выгоды. Свалку больных свиней в Ставропольском крае размером 150 кв. метров обнесли карантинной зоной всего в 10 кв. метров. В некоторых регионах карантин и вовсе не вводился, что является прямым сокрытием».
Если сами производители смогут гарантировать качество и безопасность своей продукции, а вкупе с ветеринарными службами наладить карантинные меры, то мясная отрасль России будет иметь вполне устойчивые позиции в таком стратегически важном регионе, как ЮВА. Да и сама Россия в ближайшие годы станет на путь превращения в сельскохозяйственную супердержаву, о чем с некоторых пор грезят в федеральном правительстве.

            bool(false)