Котлета международного значения

Что нужно сделать в отрасли для увеличения экспорта российского мяса

10 Октября 2018

Чтобы экспорт сельскохозяйственных товаров приносил высокий доход, нужны качественные продукты с высокой добавленной стоимостью. Мясная отрасль способна стать драйвером качественных изменений экспорта, но по разным причинам российские предприятия продают за рубеж пока относительно мало мяса.

Трудный, но перспективный экспорт
По итогам 2017 года экспорт продовольствия из России вырос на 21% и составил 20,7 млрд долларов. В физическом объеме за рубеж было продано 65 млн тонн продовольственных товаров. Импорт продовольствия составил 29 млрд долларов, а в натуральном выражении — ​22 млн тонн. То есть физически наш экспорт в три раза больше импорта, а экспортная выручка на 8 млрд меньше.
Экспорт мяса в 2017 году составил 324,4 млн долларов, или 245 тыс. тонн. В Россию ввезли около 1 млн тонн мяса на 2370 млн долларов. За тонну своей продукции экспортеры получают в среднем 1324 доллара, а зарубежные поставщики российского рынка — ​2370 долларов.
Диспаритет можно объяснить: половину всего мясного импорта составляет говядина и 30% — ​свинина. Тогда как из России за рубеж отправляют более 160 тыс. тонн мяса птицы и 70 тыс. тонн свинины. Продажи более дорогих говядины и баранины попадают в раздел «другие виды мяса», поскольку их доля очень незначительна. В ассортименте свинины, продаваемой за рубеж, наиболее дорогое мышечное мясо занимает 40%, а остальное — ​субпродукты и шпик. Ассортимент птицы примерно поровну делят мясо и субпродукты.
Плохо это или хорошо? В Китай российские поставщики продают передние ноги свиней, хвосты, уши, желудки, куриные лапки по цене до 100‑120 рублей за килограмм, причем до начала экспорта этот товар был не востребован на рынке. Теперь дополнительный доход от экспорта работает на снижение себестоимости продукции российского птицеводства и свиноводства.
Потребление мяса на душу населения, по данным Росстата, в прошлом году составило 74 кг, и, как единогласно уверяют эксперты, оно не может служить локомотивом развития отрасли в обозримом будущем. Рынок близок к насыщению, и развитие производства ограничено демографическими и экономическими факторами. Экспорт становится самым перспективным, хотя и не самым легким каналом сбыта продукции, способным поддержать расширенное воспроизводство. И на строительство этого канала государство выделит в ближайшие 6 лет по меньшей мере 500 млрд рублей — ​такова сумма господдержки аграрного экспорта, заявленная вице-премьером правительства Алексеем Гордеевым в ходе рабочей поездки в Тверскую область. Это помимо ежегодных 240 млрд рублей, предусмотренных госпрограммой для сельского хозяйства. По его словам, основная задача государства в деле наращивания экспорта продукции АПК — ​«чтобы мы могли пробить административные барьеры, которыми пользуются многие страны и правительства».
По данным Росстата, за первые семь месяцев 2018 года сельхозорганизации произвели 3,5 млн тонн птицы в живом весе, что на 2,4% больше, чем за аналогичный период прошлого года. В июле объемы производства даже сократились на 2% к показателю июля 2017 года. В текущем году подорожали корма, себестоимость и цена выросли, а население сократило потребление мяса птицы. Экспорт 160 тыс. тонн, конечно, не делает погоды, если на внутреннем рынке складывается неблагоприятная ситуация. От успехов государства и бизнеса в завоевании внешних рынков зависят благополучие отрасли и внутренние цены на мясо.

От барьера к барьеру
Что мешает продавать больше мяса за рубеж? «Основные факторы, препятствующие экспорту, зависят в первую очередь не от рыночной конъюнктуры, а от эпизооти­ческой ситуации, — ​считает ведущий аналитик Национальной мясной ассоциации Диана Низовцева. — ​Например, Европейская комиссия ввела запрет на поставки мяса птицы из-за птичьего гриппа, после всех инспекций в июне текущего года ЕЭК была готова снова отрыть рынок для российской птицы, но возникли новые вспышки гриппа птиц, и решение снова отложили. Ввоз мяса птицы из некоторых регионов России был введен в Азербайджане и в Арабских Эмиратах. Регионализация в нашей стране введена, но не все страны ее признают, не все страны разрешают импорт мяса из регионов, свободных от эпизоотии».
По оценкам ОЭСР, ежегодно до 2025 года спрос на источники животного белка в мире будет расти. На говядину, свинину и мясо птицы — ​на 1,2; 1,4 и 2,4% в год соответственно. Россия — ​одна из немногих стран, которые имеют свободные ресурсы для сбалансированного развития мясного экспорта по всем видам животного белка.
Генеральный директор ООО «Башкир­ская мясная компания» Андрей Бочарников убежден, что экспорт мяса из России вырастет в ближайшие годы. «Свиноводческая отрасль в России близка к насыщению внутреннего рынка, но очень высок экспортный потенциал, — ​отметил он. — ​Сдерживающими экспорт факторами являются отсутствие между странами выстроенных схем ветсертификации и разница в производственно-качественных требованиях рынков». Андрей Бочарников также отметил, что текущая отраслевая себестоимость свинины не позволяет уверенно конкурировать с мировыми странами-лидерами. «Все эти вопросы решаемы, и в ближайшие пару лет у отечественных свиноводов есть все шансы уверенно заявить о себе на внешнем рынке», — ​считает он.

Научный подход
Если российские компании намерены продавать на экспорт мясо, то они готовы к долгой и кропотливой работе по преодолению всевозможных барьеров и конкуренции с другими поставщиками. Но на мировом рынке мяса есть факторы конкурентоспособности, которые определяются уровнем научно-технического развития отрасли. Это ассортимент, востребованный импортером, качественные характеристики мяса и его срок годности в охлажденном виде. Разделывать туши по схемам, которые нужны зарубежному покупателю для современных российских предприятий, сегодня не проблема, уверен Илья Козырев, руководитель направления технологии предубойной подготовки, переработки и оценки качества продуктивных животных и продуктов убоя Федерального научного центра пищевых систем им. В.М. Горбатова.
«Все наши ГОСТы теперь — ​межгосударственные стандарты ЕАЭС, а не только российские и гармонизированы с международными стандартами, которые разрабатываются рабочей группой при ЕЭК ООН, в которую входит и наш институт, — ​пояснил Козырев. — ​В принципе на мировом рынке сейчас ощущается влияние западных схем разделки: во всем мире знают, что такое рибай, стриплойн и так далее. Схемы унифицируются, и наши ведущие предприятия стараются соответствовать тенденции, поэтому для них не проблема изготовить по требованию страны-импортера тот или иной кусок в подходящей упаковке».
Также Илья Козырев отметил, что законодательные требования безопасности у нас по гормонам роста, по ГМО выше, чем в ЕЭС и США, требования по микробиологии соответствуют аналогичным зарубежным, и законодательные требования к безопасности не могут быть препятствием для экспорта. Он считает, что для поставок качественной продукции на зарубежный рынок есть все условия, надо только внедрить нужные технологии, в том числе российские. Охлажденное мясо, которое на пароходах везут из Бразилии в Европу и Россию, имеет срок годности 90 дней. Чтобы развивать экспорт наиболее дорогого ассортимента, срок годности имеет значение. В этом направлении пока российские поставщики добились меньших результатов, чем бразильцы. «У нас есть несколько предприятий, которые дают срок годности охлажденной свинины и говядины 45‑50 суток, — ​говорит Илья Козырев. — ​На больший срок годности экспериментов, насколько я знаю, в России никто не проводил». Могут ли в России добиться более продолжительных сроков годности? «Теоретически можем, — ​уверен эксперт. — ​Условия известны: хорошая санитария, низкая температура и хорошее исходное качество сырья».

Невыездная колбаса
Рынок в 2017 году вырос в натуральном выражении к предыдущему году на 0,6%. В 2018 году эксперты ожидают прирост не выше прошлогоднего. Потребление колбас остается стабильным последние 7 лет, и производителям экспорт нужен тоже. Но если ветеринарно-санитарные барьеры перед их продукцией ниже, чем перед сырым мясом, то таможенные пошлины выше. На мировом рынке действует принцип тарифной эскалации: чем выше передел продукции, тем выше пошлины.
В текущем году за 7 месяцев экспорт колбас составил всего 35,7 млн долларов, за весь прошлый год продали на 65,8 млн. Этого недостаточно, чтобы экспорт помогал развиваться предприятиям отрасли. И мешает ему не только тарифная эскалация.
Председатель правления Национального союза мясопереработчиков Татьяна Ларина говорит о барьерах, которые имеются не только с той стороны границы, но и с этой. «Чтобы любому переработчику мяса начать экспорт в страны Евразийского экономического союза, надо попасть в реестр Россельхознадзора, — ​рассказывает она. — ​После проверок, исследования качества мясной продукции поставщик попадает в реестр Россельхознадзора и может продавать свою продукцию». Но это в теории, а на практике экспортеры имеют дело с избыточными требованиями к продукции, идущей на экспорт. «Одно из предприятий нашего союза столкнулось с такой проблемой, что для экспорта колбас в Казахстан региональное управление Россельхознадзора требует проведения экспертизы каждой партии, отгружаемой на экспорт, — ​приводит пример Татьяна Ларина. — ​Таких требований, установленных законом, нет. Экспертиза проводится в рамках производственного контроля или государственного контроля при плановых проверках, и если у предприятия есть декларация Евразийского экономического союза на соответствие техническим регламентам, если внедрена система ХАССП, какой смысл тратить деньги и время на проведение этого контроля»? Татьяна Ларина рассказала также, что, отгружая продукцию на экспорт, предприятие тратит 5‑10 суток на получение результатов испытаний, притом что срок годности продукции — ​около 30 суток.
За пределы Евразийского экономического союза продавать животноводческую продукцию можно, только пройдя аккредитацию страны-импортера. «Но в настоящее время это все организовано не так хорошо, чтобы можно было подать заявку в электронном виде, получить требования, подготовиться пройти аудит, отобрать продукцию, провести лабораторные исследования и начать торговать, — ​продолжает Ларина. — ​Но пошаговой инструкции нет, о требованиях мы по большому счету мало что знаем, а что есть, так это декларирование намерений и слабая исполнительская дисциплина вертикали власти».

Желаемое экспортное «завтра»
Развитие экспорта продукции АПК стало задачей № 1, а его целью, обозначенной в указе президента России Владимира Путина, — ​рост агропромышленного экспорта к 2024 году до 45 млрд долларов. Мясная промышленность для достижения этой цели может сделать очень много. По подсчетам аналитиков НМА, в 2018 году российские предприятия экспортировали мясо и готовые мясопродукты более чем в 60 стран. Прогноз Национальной мясной ассоциации на 2024 год: мясная отрасль может продать за рубеж около 1 млн тонн мяса — ​300 тыс. тонн свинины, 500 тыс. тонн мяса птицы и 200 тыс. тонн говядины. Прогноз отражает потенциальные возможности, но откроются ли перспективные экспортные рынки, сказать никто не может. С одной стороны, есть объективные потребности мирового рынка в дополнительных ресурсах мяса, с другой, в обозримом будущем сохраняется угроза экспорту от вспышек АЧС и гриппа птиц. Открытие зарубежных рынков происходит не так быстро, как нам бы хотелось. Например, для французских поставщиков китайский рынок говядины открылся только спустя 17 лет после вспышки там коровьего бешенства.
При всей остроте конкуренции в международной торговле мясом и со всеми препятствиями российская продукция за рубежом нужна. Спрос на мясо и яйцо на развивающихся рынках, по данным Национального союза свиноводов, обеспечивает 90% всего прироста мирового производства. Есть интерес к нашей продукции у бизнеса и в Старом Свете. «Коллеги из Европейского союза по торговле живым скотом и мясом заинтересованы в поставках российских продуктов из мяса птицы, и сами вышли на нас с таким предложением, — ​говорит Дана Низовцева. — ​Но пока нет должного межведомственного взаимодействия двух стран, поставлять продукцию мы не можем». У нас принято демонизировать европейские контрольно-надзорные органы, но сбрасывать со счетов обычную волокиту с их стороны тоже не следует».
Международная торговля — ​улица с двухсторонним движением: за рубежом российская продукция нужна (конкуренция при этом никуда не исчезает), но нашим предприятиям еще больше нужны зарубежные рынки. При этом проложить себе путь на эти рынки первое время под силу только крупному бизнесу, которому проще преодолеть и технические, и административные барьеры, и себестоимость продукции у них ниже. Чтобы торговать с заграницей смогли больше компаний, нужна всесторонняя поддержка государства и комплекс мер организационного, законодательного и технического характера по улучшению эпизоотической ситуации. Это все займет не один год, а экспорт мяса станет для значительной части предприятий такой же привычной функцией, как кормить население своей страны. 
            bool(false)