Еда навынос

Аграриям России уже тесно на внутреннем рынке продовольствия

5 Октября 2016

Многомиллиардные инвестиции в российский АПК начинают приносит отдачу, и сегодня в планы сельхозтоваропроизводителей входит не только обеспечение продовольственной безопасности собственной страны, но и наращивание поставок за рубеж. Причем речь идет о рынках, которые десятилетиями были закрыты для нашей продукции. В приоритете — зерно и мясо. Отечественные аграрии уверены, что выдержат конкуренцию с иностранными коллегами при условии сохранения нынешних размеров государственной поддержки АПК, предоставления длинных и дешевых кредитов, введения в севооборот пустующих земель, внесения достаточного количества удобрений, продолжения технического и технологического перевооружения предприятий отрасли. От этого напрямую зависят будущие урожаи, а значит, и объемы экспорта продовольствия.

По данным Министерства сельского хозяйства России, сегодня инвестиционный портфель отечественного АПК составляет порядка 1,5 трлн руб., к концу 2020 г. он увеличится еще примерно на 1 трлн руб., а через 20-30 лет вырастет в десятки раз. Это даст возможность внедрить в отрасль новые технологии, повысить ее конкурентоспособность и, как следствие, нарастить объемы производства. «Но задача состоит не только в том, чтобы накормить собственную страну, что еще два-три года назад казалось фантастической идеей. На мой взгляд, нынешнему поколению бизнесменов и инвесторов России выпал исторический шанс, который обязывает их сделать мечту реальностью, тем более что конъюнктура рынка, возможности беспрецедентной государственной поддержки этому благоприятствуют. Однако главная перспектива отечественного АПК связана с экспортом», — заявил руководитель Минсельхоза РФ Александр Ткачев. Пять лет назад объем поставок российского продовольствия за рубеж оценивался в 5 млрд долларов, сегодня он составляет уже 16-20 млрд, а через 20-30 лет может увеличиться до 100 млрд долларов. Прежде всего речь идет об экспорте зерна. Во времена СССР наша страна ввозила до 40 млн тонн пшеницы, сегодня она уже вывозит свыше 30 млн тонн, хотя потенциал гораздо больше. Эксперты обращают внимание на тот факт, что Китай собирает 530 млн тонн зерна в год, США — 450 млн тонн. Россия считает отличным результатом 106 млн тонн, однако вполне способна выйти и на 150 млн тонн. Повышение урожайности всего на 2-3 ц/га даст дополнительно 3-5 млн тонн зерна в год. Для этого необходимо вовлекать в севооборот брошенные земли, улучшать плодородие почвы, увеличивать количество вносимых удобрений.

«Зерно — биржевой товар, как и растительное масло, сахар и многие другие продукты, которые всегда будут востребованы и являться визитной карточкой страны», — отметил Александр Ткачев. Ключевой способ стимулирования производства зерна — устойчивая, прогнозируемая и высокая цена, полагает генеральный директор АО «Объединенная зерновая компания» (ОЗК) Марат Шайдаев. «При такой цене рассчитывается финансовая модель и улучшается качество заемщика. Производитель зерна и инвестор в инфраструктуру с большей охотой вкладывают свои средства», — рассуждает топ-менеджер. В посткоммунистический период страна попала в ловушку дешевого импорта, и это крайне негативно отразилось на сельском хозяйстве, в том числе на производстве зерна, хотя урожаи фиксировались высокие. «Чтобы не попасть в эту ловушку вновь, было придумано регулирование рынка. Если государство гарантирует скупку зерна по прогнозируемой цене и борется как с очень высокой, так и с очень низкой ценой, это подхлестывает производство», — считает г-н Шайдаев. Экспортный потенциал зернового рынка высок, а основными каналами вывоза продукции выступают порты и железные дороги. Поэтому среди знаковых проектов ОЗК не только реконструкция Новороссийского комбината хлебопродуктов, являющегося лидером в перевалке пшеницы, но и строительство на Дальнем Востоке бухты Троица — первого и единственного порта, специализирующегося на этом же направлении. Впрочем, поставками зерна экспортные амбиции России не ограничиваются. Большую долю занимает мясо.

«Мясные рынки Китая, стран Тихоокеанского региона и Персидского залива годами, десятилетиями остаются для нас закрытыми, на них присутствуют государства Евросоюза, Америка, Канада, Новая Зеландия, и нас там никто не ждет. Путь будет непростым. Но первые переговоры и наступательная позиция при поддержке политического руководства РФ показывают, что у нас есть шанс, — поделился Александр Ткачев. — Многие аналитики говорили нам, что рынок свинины и птицы уже насыщен, поэтому нужно останавливаться. Ни в коем случае, это будет стратегическая ошибка! Мы только вошли во вкус, только научились производить эту продукцию, и нам нужно продавать ее за пределы страны, чтобы кормить очень перспективные рынки». На Международной ассамблее Всемирной организации здравоохранения животных, проходившей во Франции, России был присужден статус страны без ящура. Это означает, что мировой рынок говядины для нее также будет открыт. Топ-менеджеры агрохолдингов разделяют оптимизм властей. По мнению генерального директора ГК «Русагро» Максима Басова, благодаря грамотной политике государства в России возник конкурентный сектор АПК, появились сильные капиталоемкие компании, которые не намерены останавливаться в своем росте. «Скорость роста во многом будет зависеть опять же от государства, — размышляет г-н Басов. — Нам необходимы экспортные рынки, поскольку внутреннего рынка уже мало. При этом нам нужно менять свое сознание: мы привыкли считать себя европейской страной, а надо стать страной азиатской, потому что будущее сельского хозяйства и продуктов питания — Азия. Наши конкуренты — американцы, европейцы, канадцы — уже 30 лет успешно работают на этом рынке, но я уверен, нас ждет успех: у нас ниже себестоимость, мы ближе к Азии географически. Требуется только время».

Генеральный директор группы «Черкизово» Сергей Михайлов подчеркивает, что АПК — это драйвер не только экспорта, но и роста российской экономики в целом. «Важно позиционировать нашу страну не только как крупнейшего экспортера зерновых, но и как лидирующего поставщика мясной продукции, — уверен он. — Для этого нужно продолжить работу по открытию новых рынков. Птицеводы и свиноводы с нетерпением ждут, когда откроется рынок Китая, большое значение имеют для них рынки Японии, Южной Кореи, Саудовской Аравии. Остается решить вопрос ветеринарной регенерализации, чтобы никакие эпидемии вроде птичьего гриппа не помешали реализации масштабных планов».
Усиление позиций российских аграриев на мировом рынке продовольствия констатируют и иностранцы. Председатель совета директоров Nestle SA Питер Брабек-Летмат полагает, что в АПК наша страна имеет не меньшее конкурентное преимущество, чем в нефтяной промышленности. «Это преимущество складывается из двух аспектов: Россия располагает лучшими в мире видами почв и большими запасами воды, — объясняет он. — Не стоит недооценивать значимость водных ресурсов: именно этот фактор в конечном счете решает все. Посмотрите на Саудовскую Аравию: она была десятой в списке крупнейших экспортеров зерна, пока не столкнулась с проблемой истощения водных ресурсов. В итоге сегодня она импортирует зерно».

По наблюдению топ-менеджера Nestle SA, в первую очередь российские компании уделяют внимание наиболее крупным секторам — зерновому и мясному. «Однако если посмотреть на реальную производительность или прибыль с 1 га, то один из самых высоких показателей урожайности окажется у овощей, — замечает он. — Нужно только сделать подход к сельскому хозяйству более профессиональным, развивая технологии и повышая продуктивность, что и обеспечит конкурентное преимущество перед другими странами». Значительный прогресс, достигнутый агропромышленным комплексом России за последние 15 лет, признает президент PepsiCo в России и странах СНГ Сильвиу Попович. «Раньше наши заводы, работающие на территории РФ, импортировали значительную часть сахара из Бразилии, а сегодня он на 100% российского производства. То же самое относится и к картофелю», — привел он пример. При этом г-н Попович тоже советует наращивать инвестиции в растениеводство, решая задачи и насыщения внутреннего рынка, и организации экспортных поставок. «Сегодня половина яблок, продаваемых в России, импортные. Однако нет причин, по которым страна не может быть самодостаточной в их производстве. Размер вложений в это направление зависит от того, насколько продвинутые технологии планируется использовать. Если будут использоваться системы орошения, то затраты составят порядка 1 млрд долларов, что по большому счету не так уж много, — уверен топ-менеджер PepsiCo. — Другой вопрос, что существуют рыночные силы, которые определяют, какой вид продукции наиболее востребован. Имея гектар земли, любой аграрий задастся вопросом: «Что на нем выращивать: зерно, помидоры или яблоки?» Яблоки окажутся последними в списке, поскольку первый их урожай будет собран только через несколько лет. Тем не менее в некоторых сферах, я думаю, Россия сможет получить выгоду от так называемых целенаправленных стратегий, поддерживая производство тех видов продукции, которые, согласно рыночным силам, не принесут прибыль очень быстро. Одна из таких стратегий — поддержка плодоводства и овощеводства». Представители российского АПК осознают, что время работает на них, поэтому стараются действовать максимально оперативно и продуктивно. «Население мира растет не по дням, а по часам, к 2040 г. прибавится порядка 1,5 млрд человек, — привел статистику Александр Ткачев. — А значит, будет расти и потребление, будут расти и цены на наши продукты. Дешеветь ничего не будет. Это хороший стимул для инвесторов». При этом отечественный агропром очень нуждается в длинных и дешевых кредитах. «Со ставками 12%, 14%, 15% в рублях реализовывать проекты в наших капиталоемких отраслях было сложно. Благодаря государственной поддержке мы имеем ставку 4,5% за вычетом субсидий, — с удовлетворением отмечает Максим Басов. — Однако вопрос даже не в размерах поддержки. Важно, чтобы доступ к ней был одинаковым для всех участников рынка, чтобы субсидии распределялись справедливо, и, самое главное, чтобы мы знали, какими будут правила игры через два-три года». Не менее актуальный вопрос — технологии, о которых много и часто рассуждают иностранные эксперты. «Сегодня у российских компаний, развивающих мясное производство, — новые активы, новые технологии. А в Бразилии или Америке производство было налажено еще 40-50 лет назад, причем очень часто это не промышленное производство, а мини-фермеры, — обращает внимание Сергей Михайлов. — Не меньших успехов, думаю, можно достичь и в российском растениеводстве, если поддерживать в нем баланс экспортеров и не душить предприятия, давая им возможность инвестировать и развиваться». По заверению Александра Ткачева, все пожелания бизнеса власть слышит и обязательно выполнит. «Российский АПК имеет уникальные возможности для наращивания экспорта, — убежден министр. — Сегодня мы расписываем «дорожную карту» по каждому региону: как увеличить производство зерна, как повысить урожайность, как улучшить плодородие, как обеспечить хозяйства более современной техникой. Это наша перспектива и наш золотой запас, в отличие от нефти, которая будет и дальше дешеветь».

Комментарий в тему
Андрей Гурьев, председатель правления и генеральный директор ОАО «ФосАгро», президент Российской ассоциации производителей удобрений: — Сегодня России выпал уникальный шанс. Последние два года мы наблюдаем и колоссальное развитие сельского хозяйства, и колоссальный спрос на удобрения. Это подкреплено многими фундаментальными факторами. В первую очередь хорошими ценами на soft commodities, которые поддерживают российских экспортеров и определяют экономическое состояние сельскохозяйственных холдингов страны. А девальвация рубля очень выгодна нашим сельхозпроизводителям. Как представитель компании, поставляющей удобрения в 100 стран, могу с уверенностью сказать, что в настоящее время выпуск аграрной продукции на территории РФ — один из самых прибыльных в мире. Кроме того, сегодня уникальный момент для того, чтобы продолжать инвестировать в урожай: этому способствуют благоприятные цены и себестоимость, в которую входят и удобрения, и фунгициды, и другие составляющие. В предыдущие годы российский рынок удобрений составлял 5-5,2 млн т, в нынешнем году мы поставим 6 млн т, а в следующем, если тенденция сохранится, — 7 млн т. Мы видим огромный потенциал в отечественном АПК и будем активно участвовать в росте новой индустрии.
            bool(false)